Журнал № 1 - 2015(22), рубрика: "ТОГУ и мир"

Корея, университет Сан Мун и Надзя

Современное образование подразумевает не только открытость, но и мобильность: движение – жизнь! Хочешь быть успешным? Используй все возможности для обучения. Тем более если ты студент ТОГУ. Именно этому правилу следует героиня интервью, успешно прошедшая обучение в одном из корейских вузов по обменной программе. Знакомьтесь: Надежда Курдяева, выпускница Факультета архитектуры и дизайна ТОГУ (дизайн архитектурной среды). В конце прошлого года Надя закончила еще и магистратуру Факультета природопользования и экологии ТОГУ (садово-парковое строительство). Работает дизайнером полиграфии и рекламной продукции в одной из компаний Хабаровска.

Корея,  университет Сан Мун

Крепость на горе Букхансан


– Надя, расскажи, где именно ты была?

– Я проходила обучение по программе студенческого обмена в университете Сан Мун в Южной Корее. Находится он в пригороде города Асан, рядом с Чонаном. Поехала я туда в августе 2013 года, вернулась в июле 2014-го. Могла и раньше, но решила немного покататься по стране: посетила Пусан, пожила в Сеуле.

– Как ты попала в эту программу? Вообще откуда про нее узнала?

– Совершенно случайно! К нам в ЦИД (на тот момент Надя подрабатывала дизайнером в Центре информации и дизайна ТОГУ – авт.) как-то зашла одна знакомая и сказала, что участвует в программе по обмену студентами между вузами и собирается ехать в Корею. А ведь в душе-то у меня давно теплилась мечта учиться за границей. В тот год я пропустила время подачи документов. Но на следующий решила пойти. Проблема была только в том, что я не подходила для участия в программе: допускались лишь студенты старше второго курса, но младше выпускного и только бакалавры (условия участия в обменных программах в настоящее время можно узнать в Управлении международной деятельности ТОГУ – авт.). А я уже училась на выпускном курсе магистратуры. И все-таки решила идти в бой! Помогли мне сотрудницы нашего международного отдела, они разослали письмо с моими данными по всем корейским вузам: мол, возьмете к себе архитектора? Один университет дал свое согласие и даже подтвердил, что возьмет на архитектуру (хоть это и не входит в программу). Когда мне позвонили и сказали, что я точно еду – я аж расплакалась от счастья! Дальше собрала справочки и документы, закрыла все сессии и взяла академотпуск.

– Раз программы по обмену студентами для твоего случая не было, наверное, и обучение твое протекало иначе…

– Да, мое обучение отличалось от обучения остальных студентов этой программы. У меня была возможность самой выбрать приоритеты. Во-первых, я отказалась изучать корейский язык. Во-вторых, ходила в студию архитектуры к профессору Ли. Его я вспоминаю с теплотой. Очень радушный и добрый человек, помог мне адаптироваться в новой обстановке. Мои занятия были больше похожи на консультации. Я ходила два раза в неделю только на проектирование, там же консультировалась с ним и с другими профессорами и специалистами в индустрии архитектуры. Но занятия эти были с утра до вечера. В остальные дни посещала занятия дополнительные, англоязычные. На выбор было предоставлено семь предметов, которые ведутся только на английском языке. Ходить на них может любой желающий. Преподаватели либо корейцы, либо носители языка. Я выбрала спортивную психологию и межнациональную коммуникацию.

Корея,  университет Сан Мун1

Живописная корейская осень (Букхансан)


Коммуникация порадовала нас веселым преподавателем. Доктор Колфорд – американка, замужем за корейцем. В общении очень милая и веселая. Занятия проходили легко, бла-блалогия за чашкой чая о культурных различиях, стереотипах и прочих бла-бла. Иногда и фильмы смотрели.

А психология меня разочаровала. Преподаватель – кореец, но говорит по английски очень хорошо. Только ничего не преподает. Раздает темы, и мы все время делаем презентации. А на экзамене писали тест на неизвестные для нас темы.

Моя соседка по комнате пошла на бизнес-администрацию. Они изучали политику Америки с неважно говорящим корейцем… и тоже постоянно штамповали презентации.

В итоге на слух я начала немного понимать корейский, но связно сказать могу слов десять.

– А откуда ты так хорошо знаешь английский?

– Английский... Не сказала бы, что я его хорошо знаю. Наоборот, у меня с ним просто колоссальные проблемы. Но там я его быстро подтянула до уровня терпимого разговорного. А с преподавателем проще было общаться при помощи карандаша и бумаги, ведь у него тоже с английским сложно (улыбается).

– С чего начинается учебный семестр у корейских архитекторов?

– С выставки! Первую неделю все ребята заняты подготовкой к ней: доклеивают макеты и печатают проекты. Все студенты выставляют свои работы за прошлый семестр, готовят коллажи и инсталляции, посвященные их творческой жизни на факультете, презентации своих проектов. Интересное отличие: в России я не раз убеждалась в том, что всех интересует красивая картинка. Мы ночами красили фасады на планшетах, вычерчивали планы, боясь допустить ошибку и начать всю работу сначала. Работа должна была быть аккуратной, стильной, эстетичной и во многом фотореалистичной. На более старших курсах наиболее ценилось умение мастерски делать визуализации в 3D MAX. А коль уж компьютер не тянет или мозги не соображают, как сделать привлекательную, качественную картинку, то извини, оставайся в лузерах.

Корейцы же могут вообще обойтись без визуализации. Например, сфотографировав склеенный макет с разных сторон. Те старшекурсники, которые делают все-таки трехмерную компьютерную модель, не смогли покорить меня искусными навыками. Мои российские одногруппники на порядок выше в этом ремесле (про себя молчу, я была лузером). В общем, макеты у них потрясные! Я почти день убила на разглядывание всяких деталек.

– Как прошла адаптация к новой среде? Что психологически было самым сложным?

– Первые недели три были наполнены тотальным непониманием происходящего. Профессор Ли таскал меня по университету и со всеми пытался познакомить. Передо мной сменялись толпы незнакомых и совершенно одинаковых (они же корейцы) людей. И каждому нужно было поклониться и представиться, рассказать о себе и научить выговаривать хотя бы короткий вариант своего имени. Запоминать их имена для моего русского мозга совершенно нереально. Единственное, что я усвоила, – на архфаке присутствуют четыре профессора Ли!

Знакомство с группой, в которой я занимаюсь, еще эпичнее. Среди них оказалась только одна девочка, которая может хоть немного говорить на английском. Остальные студенты, откровенно говоря, меня боялись. Как выяснилось позже, для них это огромный стресс, так как они английского не знают, и даже если хоть чуть-чуть знают, то очень стесняются говорить. Если мне нужно было узнать у них какую-либо информацию, например, где можно распечатать планы, они тут же превращались в дерево… А я ведь им даже печеньки приносила…

Сначала такое отношение выбивало меня из колеи, и я начала ощущать себя изгоем. Но постепенно привыкла. И они тоже.

Но был один случай. Сижу я как-то, ковыряясь в конструктиве своего детища, и слышу хихиканье. Поднимаю голову, а вокруг меня «одногруппнички» собрались и шушукаются, явно пытаясь выбрать кого-то в качестве парламентера. В итоге одного несчастного выпихнули ко мне, и он, дико смущаясь, выдал мне единственную фразу: «Lunch time». После все покатились со смеху, а мне подсунули меню. Так вот, самое важное отличие от России – коллективность. Каждый день мы заказывали еду в аудиторию и садились все за один стол кушать.

Кстати, аудитория тоже отличалась от привычных мне в Политене. У каждого свое рабочее место, причем это место, как в офисах, изолировано невысокими перегородками. У каждого студента свой компьютер с двумя далеко не худшими мониторами.

– А что с твоим именем не так?

– Имя «Надежда» – это слишком сложно. Плюс у них нет таких сложных сочетаний между согласными. В общем, я стала «Надежыдой», а потом они на слух сократили меня до «Надзя», и лишь потом я смогла втолдычить им английский эквивалент – «Надия». Это был самый простой вариант произношения. Про фамилию вообще лучше забыть. В грамоте за архитектурный конкурс мое имя написали по-корейски и сделали четыре ошибки!

Корея,  университет Сан Мун2

Крыша одного из учебных корпусов служит местом отдыха


– Расскажи немного о самом обучении. В чем отличие от российского?

– Сам процесс обучения поначалу вызывал у меня дискомфорт. Я пять лет училась думать, рисуя на бумаге. Любой мыслительный процесс сопровождается почеркушками, из которых рождаются идеи и выходят эскизы. Все общение с преподавателями и одногруппниками проходило в обсуждении этих самых набросков. И вдруг у меня отобрали карандаш…. А взамен принесли гору пенопласта и иголки. У корейцев даже вариантное проектирование состоит из создания объемных моделей. Сначала клепаешь объемные «идеи», потом объемный «эскиз» и только потом пытаешься сопоставить планы и конструктив. Их мышление более свободно, нежели наше. Для них главное создать гармоничную форму, интересный объем. А конструкции можно подогнать, ведь сейчас столько новых технологий! Плевать, что это приводит к удорожанию проекта, причем как в строительной сфере, так и в сфере его содержания. Они этим не ограничены.

Генпланы, которые у нас рисовались в последний момент, у них стоят на следующем этапе после объема. Озеленение среды очень важно для них. Также необходимо создать какую-либо скульптуру, фонтан, удивительную штуковину, произведение искусства рядом. Как говорится, все для людей! Но в образовательную программу нашего ФАД я бы ничего не добавляла. У меня, наоборот, резко повысилась самооценка, что наше образование очень даже достойное!

– Как тебе студенческий городок? Ты ведь жила в общежитии?

– Да, первые полгода. Студенческий городок очень большой, приятный, ухоженный. Неудобно только то, что периодически приходится перебегать из одного здания в другое. Также отдельными комплексами представлены медицинское обслуживание и студенческие центры. Есть отличный тренажерный зал в свободном доступе для студентов. Благодаря ему я буквально ударилась в спорт. Занимаюсь по сей день с огромным удовольствием, слежу за питанием и три раз в неделю работаю в тренажерном зале.

Вокруг общежитий раскинулись зеленые зоны со скамейками и плодовыми деревьями. В сентябре поспела хурма возле одного из мужских общежитий! А в марте уже все цвело, и мы гуляли в туфлях и платьях без курток, вокруг колосились рисовые поля и виноградники (мы покупали грозди у бабушек, очень дешево и вкусно). Видела белок, носящихся по деревьям. А в некоторых местах встречаются и уличные тренажеры... Есть даже озеро с лотосами! Много кафетериев и спортплощадок.
Во всех учебных корпусах есть лифты (главный корпус – 12 этажей, а на крыше – террасы), кафетерии и автоматы для копировальных услуг, а порой и разные магазинчики.

Библиотека – это отдельное огромное здание! Большинство информации, естественно, на корейском, но есть и англоязычная литература. Если сильно заучился и опоздал к полуночи в общежитие, там можно заночевать, для этого есть специальный круглосуточный зал.

Корея,  университет Сан Мун3

Озеро лотосов на территории кампуса. Как жаль, что они уже отцвели...


– Рай на земле и никаких проблем?

–  Общежитие! Как я боялась этого места! Радует, что адаптация прошла лучше, чем ожидалось.

На территории городка располагаются несколько старых корпусов общежитий и один новый. Новое общежитие – прекрасно! Комнаты бывают на двух, трех и четырех человек. При каждой комнате есть свой санузел с умывальником, туалетом и душевой кабиной. Но жить в благах цивилизации можно только корейцам. Иностранцы же довольствуются старыми общагами.

Не могу сказать ничего о мужских корпусах, ибо ходить в гости строжайше запрещено. А вот женские мало чем отличаются от российских. Комнаты на четырех человек (я жила с еще одной русской и двумя китаянками). Присутствует точка раздачи WI-FI, но китаянки постоянно загружали его так, что нам мало чего доставалось. И, конечно, кондиционер! Без него тут невыносимо жарко. В конце коридора располагаются туалеты, умывальники, душевая (никаких кабинок или шторок, все моются в одной куче), холодильник один на этаж, так же есть микроволновка. Обязательно присутствует прачечная, но воспользоваться машинкой стоит 1000 вон. Гладильная доска стоит так же.

– А как с питанием?

Корея,  университет Сан Мун8

Русские блины для гостей


–  В общежитиях запрещено готовить! Поэтому вокруг много столовых, но, увы, рацион их не так богат, как хотелось бы. Нам сказали, что в стоимость нашего общежития входит питание по будним дням (завтрак и ужин). Содрали кучу денег и только потом продемонстрировали это самое питание! Это не только мое личное мнение, так же считают и китаянки и даже сами корейцы – есть это нельзя. Огромная плашка рисового клейстера и неограниченное количество кимчи. Возможно, вам даже дадут мясо или рыбу, но в таком смешном количестве, что хочется плакать. Дают также подобие салатика в виде шинкованной зелени или каких-нибудь водорослей. И почему-то все ужасно пресное. Бульон, как правило, рыбный, на восточный манер жутко пахнущий, вот он чаще всего ядерно-острый. Самое противное – это конечно рис. Нет, я ничего против него не имею, но есть его каждый день по три раза, да еще и так ужасно сваренный... Я даже начала скучать по своей университетской столовке. В других столовых кормят лучше, выбор богаче, порции регулируешь сам. Стоит это 4500 вон за раз. Ну и, конечно, здесь хватает кафетериев, где можно порадоваться хорошему кофе с булочкой. Кстати, на выходные все столовые закрываются, крутись как хочешь. Я питалась в кафешках. В целом, в Корее дома почти не готовят, все едят где-то. Тарелка супа в среднем стоит от 5 до 10 долларов. Но порция там примерно как маленькая кастрюлька. Распробовала там «Рамен» быстрого приготовления, он вкуснее, чем наш «Доширак». Потом уже готовила сама.

Корея,  университет Сан Мун6

Корея,  университет Сан Мун7

Родные продукты... Найти их в Корее – проблема


На второй семестр я отказалась от общежития. Это был целый скандал! Нам всячески запрещали съезжать из него. Но долго давя на жалость, написав письмо от лица родителей, что они не против (да, по всем международным законам я считалась совершеннолетней и не должна была зависеть от их решения, но все же), и заверив его в институте, я смогла получить разрешение на выезд. Сняла квартиру рядом с университетским кампусом.

– Ну и рацион! По какой русской еде больше всего скучала? Чего не хватало в жизни за границей?

– Я каждый день мечтала о сочном твороге, черном хлебе и селедке! Хотя я очень люблю азиатскую кухню, особенно супы. Сейчас – да, скучаю по корейской кухне. Ходила в хабаровские рестораны – гадость. Тут нет такой же вкусной кимчи! Но в целом дома у меня получается готовить нечто подобное (ингредиенты в России отличаются).

Еще скучала по родным людям, оставленным дома. И, конечно, по кошкам! Я люблю домашних животных, но в Корее очень сложно завести животное. Для них это дорогая игрушка, которой нужно удалить когти, зубы, голосовые связки и все что угодно, чтобы эта игрушка не мешала никому жить и выполняла чисто декоративную функцию. На мой взгляд, это ужасно!

– Надя, я знаю, ты участвовала в различных студенческих мероприятиях. Какое наиболее запомнилось?

– В университете Сан Мун очень много иностранцев. И, так как никто ничего не знает о дальних государствах, в универе проводятся тематические вечера. Так нас и порадовали новостью, что мы должны организовать первую «Русскую ночь»… Та-дам!

Корея,  университет Сан Мун5

Организаторы «Русской ночи» и наши помощники


Нас было десять человек из России: восемь русских девчонок, один казах и один русский кореец. Коллектив оказался слаженный и веселый, а главное – креативный. КВНщица, танцовщица, дизайнер, веселые разгуляйки, повара, певица, гитарист – что еще нужно для счастья?

Очень боялись оплошать. Вечер должен был включать в себя какую-то информационную справку о стране, традиционные наряды, танцы и веселье, а в завершение должна была быть предоставлена национальная еда. Бюджет всего праздника составлял 400 долларов, а накормить и «угулять» нужно было примерно 70 человек. Помимо этого, оказалось что в этом университете совершенно не отлаженно взаимодействие между отделами. Наш куратор сообщил, что мы можем арендовать шесть национальных костюмов у русского факультета за 10 долларов каждый, а напечатать фотовыставку можем только на офисном ч/б принтере форматом А4. Кухонная утварь нас также сильно ограничивала. Честно говоря, нас это задело… Хотелось-то сделать с душевным русским размахом. На следующий день кто-то договорился с русским факультетом и забрал девять костюмов совершенно бесплатно, кто-то нашел нужные сковороды для блинов, а я распечатала выставку и баннеры на плоттере архфака.

Корея,  университет Сан Мун4

Учебный корпус для гуманитариев


Следующей трудностью стала покупка продуктов. Уж очень много нужно было купить, и корейцы крутили пальцами у виска: мол, закажите курицу с пиццей, и все дела. Но мы отстояли свое право готовить. Итого за шесть часов было приготовлено около 200 блинов (часть с начинкой из сыра и ветчины), голубцы из говядины, голубцы из свинины (у нас много разных религий), котлетки с подливой и, конечно же, вареная картошечка с зеленью и маслицем… А запивать все это было предложено морсом из клубники и голубики.

Мы не раз слышали, что самые веселые ночи устраивали латиносы и африканцы. Их много, и они весело танцуют. Так что, к примеру, на «Африканскую ночь» были приглашены и репортеры, и фотографы, и народу было ну очень много. Да, мне там понравилось… Но сказать «Ах!» я не смогла. Видимо, Политен меня избаловал.

Так как про Россию никто ничего не знал, да и ночь такая была организована впервые, то, естественно, никто никого не звал. Наш куратор забыл даже приглашения разослать для других обменных студентов. Так что гостей было немного, но нам это не помешало повеселиться от души.

Вроде бы всем надоевшие еще в школе и на свадьбах игры вызвали просто небывалый восторг среди иностранцев. Ручеек, танец на газетках, русская рулетка, сосиска-кетчуп-Кока-Кола (не русское название, но смеялись все). Это было действительно весело! А танцы под Верку Сердючку! Народ просто радостно скакал! Как в детстве. А еще их поразило огромное количество душевных обнимашек.

Еду съели всю! Некоторые прибегали по два раза! Единственное, что удивило, почти все считали, что в морсе обязана быть водка! И каждый об этом спрашивал. Увы, вечер был без водки.

Гости разошлись, а мы остались мыть зал и посуду до исходного чистого состояния. Некоторые иностранцы остались с нами, дабы помочь, при этом приговаривая, что это был безумный вечер. Когда мы вернулись в комнаты, то обнаружили, что «фейсбук» взорван фотографиями, видео и статусами с возгласами, что это была лучшая вечеринка за всю историю! Народ в восторге! Не пришедшие кусают локти.

– Сколько в процентном отношении из этого года у тебя заняли учеба и отдых (различные поездки и развлечения)?

– В целом училась я там ну процентов 50, а дальше отдыхала. Даже подрабатывала, правда, недолго. Здоровье не позволило вести злачный ночной образ жизни. В Сеуле найти подработку проще. А в маленьких городках без знания корейского очень сложно. Я работала барменом. Адская работа, моя печень не выдержала, до сих пор не переношу текилу, даже на запах.

– Расскажи, где ты отдыхала, куда ездила?

– Тусить, отдыхать, развлекаться, шопиться, культурно просвещаться ездила в Сеул. Я люблю этот город. Знаю очень много интересных мест. Мне казалось, что по нему можно гулять просто бесконечно.

Но, пожалуй, самыми незабываемыми поездками были вылазки в парки. Это целые ландшафтные комплексы!

В конце сентября ездили в национальный парк «Тогюсан». Он огромный, обойти его весь с первой попытки у меня не вышло. Уж больно не подготовленные мы с моим другом поехали.

К сожалению, мы заехали в парк просто погулять на пару часиков, не обладая полной информацией о нем, не предусмотрев удобную одежду и не взяв даже бутылки воды с собой. Все что у нас было – фотоаппарат.

Из всех маршрутов выбрали прогулку на вершину горы. Первый участок преодолевали на фуникулере вместе с несколькими группами корейских пенсионеров. Они, к слову, основательно подготовились, у каждого за спиной был объемный рюкзак и песенный запас, который они активно исполняли по дороге.

– Что из жизни в Корее стало твоим жизненным опытом? Чем была полезна эта обменная программа? Стоило ли так ее добиваться?

– Конечно, стоило! Попасть одной в другую страну, другой мир и научиться в нем жить, приспосабливаться, развиваться… Я люблю путешествия, и вышла в этом на новый уровень. Не надо никаких турагентов! Только рюкзак, камера и кеды. А какое познание культуры через погружение в нее! Самостоятельность: я повзрослела, открыла новые грани себя, поменяла некоторые взгляды на жизнь. Да, теперь я прекрасно понимаю, что уехать жить и работать за границу не так уж и сложно. Но больше этого не хочу! Я поняла, что хочу жить в России, это очень осознанное решение. Я безумно полюбила Корею, особенно Сеул, но с другим менталитетом ужиться мне оказалось сложно, и человека более широкой души, чем русский Иван, мне не найти.

Корея,  университет Сан Мун11

Тот самый мост, по которому я еле прошла...


***

НАША СПРАВКА

Тогюсан – одна из крупнейших гор на юго-западе Республики Корея. Ее высота достигает 1507 метров над уровнем моря, а горные хребты простираются на несколько десятков километров на юго-запад, разветвляясь в разных направлениях и образуя живописные ландшафты. Эти ущелья известны под названием Кучхондон 33 Кен, или 33 ущелья, среди которых наиболее популярным является ущелье Сусимдэ глубиной около 400 метров. Здесь со скал падает водопад, а прозрачная вода течет между скал причудливой формы мимо пышного соснового леса.

http://www.visacomtour.ru/

***

НАША СПРАВКА

Национальный парк гор Букхансан находится сразу за президентским дворцом Чхонвадэ на севере Сеула. Это любимое место прогулок жителей столицы – сотни маршрутов, прекрасные виды, осенью – красные листья, весной – цветущие деревья. Зубцы гор (от 800 до 2000 м высотой) покрыты деревьями – в парке насчитывается более тысячи разновидностей растений.

http://www.dsbw.ru

Беседовала Ольга Волкотрубова.
Фото Надежды Курдяевой

Фотографии