Журнал № 4 - 2014(21), рубрика: "ТОГУ и мир"

Ли Томпсон: Любую свою работу репортер должен начинать с вопроса «А объективен ли я?»

В начале октября студенты кафедры «Журналистика» ТОГУ получили замечательный подарок. На целых два дня в университет приехала американская тележурналистка, репортер NВС Ли Томпсон (Lea Thompson). Она провела для будущих представителей «четвертой власти» семинары, а также рассказала о том, чем отличается ее личный подход к работе на телевидении.

Ли Томпсон

Ли Томпсон является обладателем практически всех наград, которые может получить тележурналист в США. В первый день своей встречи со студентами ТОГУ госпожа Томспон рассказала о себе и своей работе на телевидении. Она отметила, что речь пойдет не просто о тележурналистике, а об аналитическом телерепортаже. В качестве особенностей этого жанра журналистка выделила большую глубину затрагиваемых вопросов и, соответственно, большое усердие, которое должен прилагать репортер.

– Репортер-аналитик – это сторожевая собака, – пояснила Ли Томпсон. – Мы ищем не только проблемы, но и ответы на вопросы: откуда эти проблемы приходят, кто их создает, когда и почему? Мы задаем много вопросов и изучаем много документов, чтобы найти доказательства. И мы проводим много времени, размышляя о той или иной проблеме. На подготовку одного аналитического репортажа могут уйти месяцы. Поэтому обычно я одновременно работаю примерно над двадцатью сюжетами.

Были также затронуты вопросы профессиональной этики. Студентам гостья рекомендовала запомнить главное правило: любую свою работу начинать с вопроса «А объективна/объективен ли я?».

Благодаря Ли Томпсон начинающие журналисты попробовали сами решить несколько интересных задач из категории «можно или нельзя». Например, можно ли публиковать в газете фотографию 14-летнего подростка, угнавшего полицейский автомобиль?

После мастер-класса американская гостья побеседовала с деканом Социально-гуманитарного факультета ТОГУ профессором Илдусом Ярулиным, а также индивидуально пообщалась со всеми студентами, у которых возникли к ней дополнительные вопросы.

Пару вопросов журналистке решил задать и журнал «Мой университет»:

– Вы говорили, что вам постоянно приходится сталкиваться с очень печальными историями и со сложными судьбами людей. Как должен вести себя журналист в такой ситуации, чтобы одновременно и чувствовать этих людей, и не сойти с ума, пропуская через себя все эти истории?

– Да, много раз мне приходилось писать о таких жутких историях, что мое сердце просто рвалось на части. Как журналист вы должны быть неравнодушны. Это хорошо. Вы можете даже поплакать вместе с этими людьми, это нормально. Ведь в первую очередь вы человек, и только потом уже вы журналист. Но когда дело доходит до создания материала, вы должны быть объективным, показать и ту и другую сторону этой ситуации. Однажды я снимала репортаж, в котором речь шла о продукте, который принес ущерб детям. Это была история про детские сидения в автомобиле. Погибли два ребенка, и мы посчитали, что детские кресла в машине их родителей были произведены неправильно. Я считала, что виноват производитель этой продукции. И мы решили, что у нас уже готова история. Это было ошибкой. Мы должны были сначала собрать всю информацию и только потом идти к тому, кого мы считаем виноватым. Но я пошла к генеральному директору этой компании.

«Как такое могло случиться? Вы разве не знали, что использование вашего продукта может иметь такие последствия?» – спросила я его. «Давайте выключим камеры, – ответил он. – И сможем пойти в зал». Я согласилась, и тогда он рассказал мне о том, что проблема была вовсе не в креслах, а в том, что сами родители забыли как следует пристегнуть кресло в машине. В результате, когда машина столкнулась, кресло вылетело, и дети погибли. Знаете, в чем была моя ошибка как репортера? Я прежде всего должна была хорошо поговорить с семьей. Задать родителям вопросы, которые спровоцировали бы их сказать правду. Задать как можно больше вопросов. Как выяснилось, на самом деле они хотели отсудить очень много денег у производителя этих кресел. Поэтому, когда вы проводите интервью в таких ситуациях, вы должны всегда аккуратно, но серьезно провоцировать их вопросами, чтобы заставить человека, с которым вы беседуете, хотя он и жертва, говорить правду. Они будут себя защищать в ответ на ваши провокационные вопросы. Но в конце концов, если вы профессионал, у вас получится хорошее интервью или репортаж.

– А как не перейти грань корректности в такой ситуации? Или, например, в ситуации, когда мы говорим с инвалидом о причинах аварии, в результате которой он получил травмы?

– Что я делаю в таком случае? Как только я вхожу в дом, я говорю: «Я так сочувствую вам!». И на самом деле так и есть. Я хочу дать понять им, что я и в самом деле сопереживаю. Я говорю, что знаю, что это интервью очень тяжелое для них. И они сами дают согласие на разговор, потому что понимают, что он будет способствовать либо тому, чтобы такие ситуации в дальнейшем не происходили, либо тому, что в результате что-то разъяснится. И тогда вы понимаете, что они уже готовы к этому интервью. Каждый раз, когда я ухожу, люди, с которыми я общалась, которые прошли через этот жутко тяжелый разговор, говорят мне спасибо, за то, что я пришла. Потому что они понимают, что они делают что-то полезное для других.

Ли Томпсон1

Ли Томпсон знакомится с экспозицией музея истории ТОГУ


В завершение первого дня пребывания в университете Ли Томпсон посетила Музей истории ТОГУ и Электронный читальный зал с доступом к ресурсам Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина.

Во второй день мастер-класса американка общалась со студентами уже как со старыми товарищами. В конце встречи она даже дала всем свой личный e-mail, предложив обязательно рассказывать ей обо всех профессиональных достижениях.

На этот раз Ли Томпсон начала лекцию с демонстрации собственных репортажей. На примере историй о транспортировке мяса, продаже автомобилей и недостоверной рекламе магазинов техники журналистка объясняла, как надо и не надо работать над аналитическим репортажем.

– Иногда даже опытный журналист совершает ошибки, – заметила она, показывая, как сама, желая взять интервью, вдруг погналась за автомобилем, за рулем которого сидел объект ее интереса.

Особое внимание вызвал вопрос: когда журналисту необходимо пользоваться скрытой камерой? В США этот метод получения информации не нарушает закона, но в законодательстве каждого из штатов имеются свои нюансы. В процессе этого разговора студенты задали журналистке вопрос: является ли видео, записанное скрытой камерой журналиста, доказательством в суде?

– Мы никогда не отдаем свои записи полиции, – ответила Ли Томпсон. – Полицейские часто обращаются к нам, требуя сделать это. Но мы никогда не соглашаемся на это. Им самим приходится повторять наш путь, чтобы получить доказательства. Если мы начнем таким образом сотрудничать с полицией, мы перестанем быть объективными.

Ли Томпсон также учила студентов, как работать с документами, и обсуждала с ними, где и какие бумаги может получить журналист в России. Эта часть мастер-класса прошла в диалоговой форме. Участники встречи совместно разбирались в тонкостях этого вопроса.

Ли Томпсон2

Ли Томпсон: «Репортер – это сторожевая собака...»


Также была затронута тема особенностей работы с веб-сайтами. Помимо давно знакомых источников, каждый из начинающих журналистов обнаружил для себя новые ресурсы получения информации.

Завершилась встреча небольшим тестом, призванным систематизировать знания, полученные в течение двухдневных занятий. А после все участники получили именные сертификаты от американской журналистки.

После общения с будущими журналистами Ли Томпсон успела пообщаться с будущими переводчиками на кафедре «Иностранные языки». Студенты, изучающие в ТОГУ английский язык, и их преподаватели с удовольствием пообщались с американской гостьей.

Покидая университет, Ли Томпсон особо отметила, что Хабаровск – прекрасный город, который навсегда останется в ее сердце.
    
Дина Непомнящая.

Фото автора

Фотографии