Журнал № 2 - 2014(19), рубрика: "ТОГУ и мир"

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА, ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

27 – 28 марта 2014 года в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова состоялась конференция «ЯЗЫК и ПОЛИТИКА», организованная кафедрой иностранных языков факультета государственного управления этого вуза.

А 17 – 18 апреля 2014 года на базе Амурского гуманитарно-педагогического государственного университета прошел ежегодный учебно-методический семинар для преподавателей и учителей китайского языка вузов и школ Хабаровского края и Еврейской автономной области.
В обоих научных мероприятиях принимала участие доцент ТОГУ Татьяна Лобанова. В своей публикации она делится впечатлениями о работе конференций.

«Политическая лингвистика, или анализ языка политики,
имеет, на мой взгляд, приоритет перед «другими лингвистиками»
 в области значимости своего прикладного характера,
ибо показывает всякую власть и как то, что она есть,
и как то, чем она кажется».

Ролан Барт,
выдающийся европейский философ, специалист по семиотике и философии языка

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА

О чем дискутировали ученые в МГУ

Международная конференция «Язык и политика» проходила в современном Шуваловском корпусе МГУ на Факультете государственного управления. В этом корпусе обычно проходят ежегодные Всероссийские фестивали науки, состоялись здесь и студенческие научные конференции «Ломоносов – 2013», «Ломоносов – 2014». Понятно, что в университете, который вернулся в рейтинг 100 лучших мировых вузов (World Reputation Rankings) по версии британской газеты Times, занял в нем 50-е место и по-прежнему остается единственным российским университетом в этом списке1, атмосфера совершенно особая. Это чувствуется с самого первого момента, как только вы заходите в здание университета.

Основные тематические направления конференции были связаны с вопросами языка как инструмента и объекта политики. Обсуждались вопросы политического дискурса разных стран и СМИ, лингвистической политической имиджелогии, языковой политики в различных странах мира. Особое внимание уделялось анализу риторической грамотности представителей политической элиты. Одну из секций возглавила доктор филологических наук Татьяна Добросклонская. Татьяна Георгиевна – апологет и подвижник российской медиалингвистики, профессор кафедры информационного обеспечения внешней политики Факультета мировой политики МГУ.

В современном мире все большую популярность получает лингвополитология – относительно молодая отрасль языкознания. Предмет исследования в лингвополитологии – политический дискурс, который определяется как разновидность дискурса, направленного на завоевание, сохранение и осуществление политической власти.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА1

Шуваловский корпус Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова


В отличие от «чистых» политологов, лингвополитологи, вооруженные языковыми компетенциями, рассматривают многие вопросы только в связи с языковыми особенностями поведения говорящих, через интерпретацию их речи. И сегодня основной закон взаимодействия языка и политики остается неизменным: тот, кто контролирует язык – контролирует и общество.

Мышление, выраженное языком, – главный отраженный продукт человека. Это иллюзия, что язык развивается сам по себе: все общественные явления отражаются и фиксируются языком.

Журналистика – это сфера актуального. Рассмотрение текстов СМИ позволяет получить информацию о состоянии культуры общества. Тезис о том, что «если Вы не заявляете о себе в СМИ, то Вас не существует», приводит к мысли: а что же там «существует»? Информация, транслируемая на массовую аудиторию, не бракуется: она, так или иначе, воспринимается. Поэтому концепции политического медиадискурса очень востребованы современным обществом. Вопрос для политлингвистов состоит в том, как адекватно интерпретировать политические тексты, т.е. уметь видеть вторичную и контекстуальную информацию. Вопрос разработки эффективного лингвистического инструментария также актуален.

Как трактовать несметное количество появившихся номинаций, которыми так любят щеголять российские политические и публичные деятели? Несомненно, катализаторами этих номинаций являются СМИ.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА2

Один из интеллектуальных центров МГУ – Фундаментальная библиотека


Заголовки «Путин велел урезать «золотые парашюты» до июля» («Московский комсомолец») или «Для пенсионеров предложили организовать «золотые парашюты»»; «ЛДПР отбирает «золотые парашюты»» («Русский курьер») говорят о популяризации номинации «золотые парашюты» в российских СМИ. Изначально «золотые парашюты» были введены в практику именно с целью мотивировать топ-менеджеров на эффективную работу. Якобы так им не надо задумываться о своем будущем или тайком уводить из компании активы на сторону. Кроме того, такие выплаты при увольнении руководителя компании считаются как бы страховкой от того, что обиженный будет выкладывать компромат на нее или объявлять войну своим обидчикам. Практика выплат огромных выходных пособий, придуманная на Западе, в России стала известна широкой общественности только в конце 2000-х. Если сохранять первоначальный семантический смысл номинации «золотые парашюты», то к пенсионерам она была привязана именно российскими политиками и СМИ.

Российские журналисты отличаются страстью к калькированию. Калькой в языкознании считается слово или выражение, образованное путем буквального перевода. При вхождении в принимающий язык английские языковые единицы разных уровней подвергаются формальной адаптации: принимают русский графический и фонетический облик, осваивают русскую парадигму склонений (существительные и прилагательные) и спряжений (глаголы), образуют производные по русским словообразовательным моделям.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА3

Московский государственный университет, известный всему миру его главный корпус


Калькированные устойчивые словосочетания популяризируются нашими СМИ: мозговой штурм (англ. brainstorm), утечка мозгов (brain drain), челночная дипломатия (shuttle diplomacy), цветовой барьер (color bar), молчаливое большинство (silent majority), провалившиеся государства (fail states), избранный президент (elected president), мыльная опера (soup opera), поколение «Икс» (X Generation), фабрика грез (dream factory), крестный отец (godfather) и другие.

Китайский язык также многое заимствует из английского языка. Например, 白领 (báilǐng) белые воротнички (офисные сотрудники), 沙龙 (shālóng) салон, 黑客 (hēikè) хакер и др. Однако китайские традиционные СМИ не столь свободны в наращивании новых смыслов у устоявшихся лексических единиц. А вот «новые медиа» предоставляют большое поле для лингвистических фантазий: особенно много встречается метафор с семантическим полем «война» в текстах, касающихся мировой интернет-сети: 军队黑客 (jūnduì hēikè) армия хакеров, 网络战 (wǎngluò zhàn) сетевая война, 网络攻击 (wǎngluò gōngjī) кибер-атака, 黑客储备 (hēikè chǔbèi) резерв хакеров.

Вернемся к российской реальности. Сегодня у всех на слуху сочетание «дорожная карта» (road map): эта калька с английского в нашем сознании заменяется списком мероприятий или планированием. А в некоторых случаях, как, например, с названием пособия «Российское образование – 2020»: «Дорожная карта» в никуда», имеет место возврат к первоначальной семантике сочетания, но уже с элементами иронии и сарказма.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА4

Дальневосточные педагоги, участники семинара в Комсомольске-на-Амуре


В дискурсе образовательной сферы сегодня популяризируются такие номинации, как эффективный контракт и оптимизация вузов. Это своего рода слова-симптомы или слова-загадки, которые о многом говорят даже нелингвисту. Особенно если в качестве исходного источника лексикографического анализа взять толкования указанных сочетаний в существующих словарях. В толковых словарях современного русского языка слово «оптимизация» в первом значении толкуется как процесс выбора наилучшего варианта из возможных; во втором – процесс приведения системы в наилучшее состояние. Учитывая ситуацию, когда «оценка эффективности вузов оказалась неэффективной», словосочетания типа «оптимизация вузов» или «меры по оптимизации работы научных подразделений в рамках инновационной деятельности университета» начали утрачивать свой первоначальный смысл. Это уже новояз с иным смысловым компонентом – с идеей «плохого», т.е. сокращение или даже закрытие.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА5

Рассказ о новых методиках преподавания


Еще одна достаточно интересная номинация – «социальный лифт», тиражируемая российскими СМИ. На Западе считается, что это понятие подразумевает собой систему социальных механизмов, обеспечивающих вертикальную мобильность граждан, их «подъем» от одного уровня общественной иерархии к другой, независимо от социального происхождения. Принято считать, что такие социальные лифты должны существовать, потому, что они обеспечивают стабильное развитие общества. Развитие информационного общества и доступ к самым разным знаниям позволяют человеку собственными силами конструировать социальные лифты. Человек становится хозяином своей судьбы.

Однако так ли это? Каковы же общественные механизмы, обеспечивающие взлет вверх в российском обществе? Креативный класс – люди, работающие в сферах PR, дизайна и т.п. – составляет всего 5 %; есть остатки прежней интеллигенции, уровень жизни которой в России падает; остальные – так называемый «офисный планктон» – люди, не способные как-то изменить свое будущее. Социальный лифт для женщины в России обеспечивает отнюдь не хорошее образование, а удачный брак или «правильные связи». Так или иначе, в России за понятием социальный лифт семантически скрывается нечто специфическое, присущее только нам.

Можно только догадываться о трудностях перевода при перекодировании смыслов на другой язык, которые возникают при работе с лексическими единицами такого рода.

Именно эти насущные, не только лингвистические, но и скрывающиеся за ними социальные проблемы, стали предметом заинтересованной дискуссии в стенах МГУ.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА6

На семинаре в Институте Конфуция в АмГПГУ (г. Комсомольск-на-Амуре)


Какие методики осваивали педагоги в АмГПГУ

А в Комсомольске-на-Амуре, на площадке АмГПГУ, в апреле состоялся очередной, ставший уже традиционным, семинар по повышению квалификации преподавателей китайского языка вузов и школ. В плановых выступлениях звучали те же нотки, что и на прошлых мероприятиях о том, какая методика, российская или китайская, лучше при обучении студентов или школьников китайскому языку. Китайские преподаватели согласились с тем, что они у нас учатся именно методике преподавания китайского языка для российских учащихся.

Поразило количество учебных заведений города Комсомольска, в которых по инициативе администрации гимназий и с согласия родителей дети изучают китайский язык с пятого класса. Это также предоставляет прекрасные возможности трудоустройства для выпускников АмГПГУ. Приятно было видеть, что с детьми работает молодежь, хорошо владеющая китайским языком и образовательными технологиями. Поэтому на повестке вопрос стоял, прежде всего, в плоскости изучения возможностей эффективного использования современного мультимедийного оборудования и Smart-досок при обучении детей языку. Конечно, все это стало возможным благодаря поддержке Института Конфуция АмГПГУ.

ЯЗЫК И ПОЛИТИКА7

Российские и китайские коллеги: вместе работать легче и интереснее


За кофе-брейком в неформальной обстановке можно было узнать и все новости и по программам выезда на учебу в Китай на 2014 год, и по принимающим университетам.

Финальным аккордом стало выступление директора Института Конфуция господина Ян Цзяшэна об учреждении Учебно-методического объединения (УМО) преподавателей китайского языка российского Дальнего Востока и обсуждение вопросов, связанных со статусом объединения, его целями и задачами, датами церемонии открытия, правами и обязательствами членов объединения.

В целом, можно сделать оптимистический вывод: встречи не просто состоялись, но успешно решили стоящие перед ними задачи.  

Татьяна Лобанова.

Фото автора

Фотографии