Журнал № 1 - 2012(8), рубрика: "ТОГУ и мир"

Чем ценен германский опыт для российского университета?

Чем ценен германский опыт для российского университета? [большая картинка]

С 23 по 28 октября 2011 года в Мюнхене (Германия) проходил семинар для руководящих сотрудников российских университетов «Этапы инновационного процесса: от научной разработки до промышленного образца. Немецкий опыт развития инновационной структуры. Роль ведущих немецких исследовательских университетов в создании инновационных технологий и подготовке инновационных кадров».

Для представителей российских вузов семинар организовала московская фирма ИНТЭР (Институт технологии экономического развития). В группу руководителей российских вузов вошли 6 человек с Дальнего Востока. Тихоокеанский государственный университет представляли проректор по учебной работе профессор Сергей Шалобанов, директор Центра научных исследований и компьютерных технологий Сергей Бурков и доцент кафедры «Вычислительная техника» Николай Сорокин, недавно защитивший докторскую диссертацию именно в Германии.


Мы попросили профессора Сергея Шалобанова подробнее рассказать об этой поездке.

Чем ценен [большая картинка]

 

– Сергей Викторович, почему в состав российской делегации вошли и представители ТОГУ?
– Мы недавно выиграли грант на разработку инновационной инфраструктуры и уже в рамках его реализации получили приглашение на этот международный семинар. Лично мне было очень интересно сравнить и проанализировать, чем отличаются подходы к учебной и научной работе в вузах Германии и России. Всегда ведь полезно сопоставить две образовательные системы. Доклад на эту тему делал профессор одного из университетов Германии, правда, на данную проблему он взглянул глазами именно профессора, а не руководителя учебной структуры.  Но, тем не менее, некоторые детали были интересны.
Например, мы узнали, что избрание по конкурсу профессоров в университетах Германии проходит совершенно иначе, чем у нас:  мы избираем профессора на кафедру на 5 лет, а там, если после избрания профессор впоследствии не захочет перейти в другой вуз, то может спокойно работать до самой пенсии. Плюсов в таком подходе больше для самого профессора: он может спокойно работать на благо университета, отдавать свои знания студентам.
Не нужно также забывать, что у нас профессор – это высококвалифицированный специалист, работающий на кафедре. В Германии же профессор – это, прежде всего, руководитель коллектива. У него есть свой бюджет (уровень финансирования определяется во время прохождения по конкурсу), своя научно-образовательная группа из преподавателей и студентов. Деньги идут не только на оплату труда, но и на исследования, оборудование. И здесь профессору нужно очень точно рассчитать требуемый бюджет. Если вдруг через год-другой выяснится, что денег на исследования не хватает, дополнительную сумму ему уже никто не даст. Это, конечно, один из минусов. Вы же понимаете, что работать можно над своим проектом не один год и всё заранее предусмотреть крайне трудно. Но дополнительные деньги можно привлечь через гранты – в Германии это обычное дело. Разработана также и система договорных отношений с предприятиями, когда есть заказы, под которые выделяются деньги.
Чем ценен опыт [большая картинка]
– В Германии больше возможности выиграть грант по тому или иному направлению?

– Если говорить о науке, то условием достаточного её финансирования всё-таки в большей степени является развитая промышленность, а не деньги, полученные по грантам. В Германии вокруг любого университета группируются крупные предприятия. К примеру, в Мюнхене мы посетили Технологический университет (TUM) и Университет Людвига Максимилиана (LMU). Они входят в число элитных высших учебных заведений Германии  и имеют очень высокий рейтинг в мировой классификации вузов. Подтверждением тому служит тот факт, что некоторые выпускники этих вузов являются лауреатами Нобелевской премии.
Возраст университетов весьма почтенный, и присущий им дух старины и  интеллектуальной аристократичности чувствуется во всём. Можете представить, сколько всего за свою более чем столетнюю историю видели стены этих университетов! К истории, к сохранению памяти и традиций там относятся очень уважительно.

Чем ценен германский опыт для российского? [большая картинка]

– Вернёмся к разговору о выборе профессоров. Достоинство германской системы вы отметили – учёный может годами спокойно заниматься научной и преподавательской деятельностью, – но есть ведь и свои недостатки?
 – Из недостатков я бы отметил следующее: профессор может опять принять участие  в конкурсе, если кто-то на стороне ему предложит лучшие условия. Вот в этом случае он идёт к ректору своего университета и обсуждает эту ситуацию: либо ему здесь улучшают условия труда, либо он уходит в другой вуз. Такой подход в Германии в порядке вещей, нет никаких обид друг на друга или претензий. Новый конкурс даёт возможность оценить работу профессора за последнее время, а ведь любому учёному очень важно знать, как его труд выглядит со стороны. А в «родном» вузе повторный конкурс не предусмотрен, и истинное представление о своём месте в научном мире с каждым годом создать всё сложнее.
Интересно отметить, что участие в новом конкурсе всегда предполагает сбор международных отзывов о деятельности учёного. И чем больше перечень положительных отзывов от коллег из разных стран мира, тем больше шансов на победу. У нас же в России принцип международного признания пока не развит: мы предпочитаем вариться в «собственном соку» и с трудом включаемся в общемировые научные процессы.
В международном признании кроется и секрет первенства германских вузов в мировом рейтинге колледжей и университетов. Наши учёные даже из самых ведущих вузов России всё-таки не так плотно общаются с коллегами из других стран. В силу разных причин, конечно, в том числе и из-за слабого знания иностранных языков, но международный круг общения у нас небольшой. А в Германии английский язык считается вторым научным языком после немецкого, и им владеют практически все. И, конечно же, английский незаменим в межкультурной коммуникации. Мы, к примеру, встречались с немецким учёным, у которого помощники – наши соотечественники. И чтобы всем было понятно, о чём идёт разговор, пришлось участникам беседы использовать знания английского. В университетах Германии даже некоторые специальности читаются только на английском языке – в том случае, если в студенческой аудитории много иностранцев.  

Чем ценен германский опыт киберг [большая картинка]

– Что удалось «подсмотреть» с целью возможного внедрения и в ТОГУ?

– Первым делом подумал, что хорошо было бы совместить нашу систему конкурсного утверждения профессоров раз в 5 лет и их германскую систему финансирования. Но при существующей у них системе мобильность преподавателей выше, они не работают десятилетиями в одном вузе. Больше вам скажу – у них в порядке вещей постоянная смена вузов в разных странах. Границы в Европе открыты!

Чем ценен германский опыт для12? [большая картинка]

– А что скажете о подобной мобильности студентов? Ведь это было одной из целей Болонского процесса по переходу на многоуровневую систему подготовки...

– К удивлению, мы узнали, что мобильность студентов невысокая. Немного желающих начать учиться, к примеру, в Мюнхене, а закончить – в Сорбонне. Хотя законодательно такая возможность прописана. Предполагалось, что с появлением в вузах Европы бакалавриата желающих учиться в разных странах будет больше, но этого не произошло. Причины разные. Вот одна из них: если ты уже учишься в престижном вузе, какой смысл его менять? А если студент учится в слабом университете, кто его возьмёт в сильный? Система высшего образования Европы, как и наша, переживает сейчас переходный период. Там тоже проблем хватает! Например, в Германии доля магистров из числа тех, кто поступает и заканчивает бакалавриат, составляет всего 10 процентов. Для сравнения: в ТОГУ эта доля составляет 14 процентов, и мы поставили задачу довести её до 20.

 

Чем ценен опыт германский [большая картинка]

– В чём вы увидели основное отличие университетов Германии от российских вузов в вопросе организации учебного процесса?
– Там весь учебный процесс сопряжён с исследовательской работой. Все студенты – постоянные участники научных экспериментов в лабораториях! Очень большая, как у нас говорят, «связь науки с производством». Есть центры инноваций,  задача которых – образование и поддержка мелких научных коллективов. Это вариант нашего бизнес-инкубатора. Но в России бизнес-инкубатор создаётся при конкретном вузе, а в Германии центры инноваций – межвузовские. Они располагаются там, где есть и университеты, и крупные предприятия. Пробовали в Германии создавать центры и под конкретные вузы, но тогда все научные разработки были профилированы именно под этот университет, а не под нужды предприятий. Решили, что это неверный подход. Крупные фирмы платят деньги и заинтересованы в научных разработках для себя.
– Что собой представляет типично германский центр инноваций?
– Это хорошо продуманное (и архитектурно, и функционально) здание, построенное по энергосберегающим технологиям. Внутри – самое современное оборудование. Мы были в центре, внутри которого был разбит зимний сад, а по его периметру располагались застеклённые «скворечники» – комнаты для переговоров. Очень удобно, комфортно, да и глаз радует. Но и в немецких вузах ротация научных коллективов очень большая. Нет смысла «засиживаться», если не даёшь конкретных результатов. Всё пронизано духом конкуренции! При этом финансирование стабильное и деньги выдаются вперёд. Доверие полное, однако, никто не рассчитывает вернуть обратно деньги в полном объёме. Если процентов десять из выделенных средств «выстрелило», – это уже хороший показатель.

Чем ценен российского университета33? [большая картинка]
 

Чем ценен опыт13 [большая картинка]

– Давайте поговорим о финансировании вузов в Германии...
– Система финансирования тоже довольно непривычная для нас. У них принадлежность университета определяется по земельному принципу, что-то вроде нашего края или области. У каждой земли в Германии своё правительство, свой бюджет. И вот больше половины денег вузу даёт именно регион. Потом деньги выделяют представители крупного бизнеса, которые за талантливыми студентами следят с первых дней их обучения. Далее идут различные гранты и хозяйственно-договорные темы. И всего 5 процентов от общего бюджета университета составляют образовательные услуги – те, что оплачивают студенты.
Бюджетных мест в нашем понимании этого слова в германских университетах нет. Но при этом стоимость обучения небольшая – около 500 – 600 евро в год. Правда, студент самостоятельно оплачивает расходы по своему проживанию. А они, несмотря на некоторые льготы по проезду в общественном транспорте и коммунальным платежам, немалые. Никаких стипендий у студентов нет, всем им приходится параллельно с учёбой ещё и работать. Хорошо, если студента заметили представители какой-то крупной фирмы, которые будут доплачивать ему кое-какие деньги в период учёбы. Конечно, в плане социальной защищённости студент в ТОГУ много выигрывает. Но пока в Хабаровске не будет крупных процветающих предприятий, готовых вкладывать в науку, нам остаётся только мечтать о подобном положении вещей.
Главное, что хочу отметить: поездка в Германию была очень полезной и продуктивной; анализируя зарубежный опыт, нам есть о чём задуматься.

Беседовал
Сергей Хамзин