Журнал № 1 - 2012(8), рубрика: "ТОГУ и мир"

ШВЕЙЦАРСКИЙ КРЕСТ КАК СИМВОЛ ЭФФЕКТИВНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

Швейцарский крест. 1 [большая картинка]

На строго квадратном красном флаге Швейцарии изображен белый крест.
Не знаю, что конкретно он означает в политике, но именно этот крест стал еще и символом национального пути развития инноваций и их внедрения в различные сферы экономики, производства и повседневной жизни страны в Альпах. Об этом швейцарские ученые и менеджеры с гордостью рассказывали представителям Исполнительной дирекции программы развития инновационной инфраструктуры ТОГУ, побывавшим в конце 2011 года в командировке в далекой альпийской стране.

Швейцарский крест. 2 [большая картинка]

Как поведала доцент Татьяна Каминская, представителей нашего университета – её и её коллег Евгения Ледкова и Светлану Ковальчук – направили на стажировку для изучения передового швейцарского опыта в формировании инновационных инфраструктур, в разработке современных интеллектуальных продуктов и их коммерциализации.
Как известно, ТОГУ в 2011 году вошёл в число 22 лучших инновационных вузов России, стал победителем объявленного Министерством образования и науки РФ конкурса программ развития инновационной инфраструктуры и получил финансовую поддержку из госбюджета в размере 90 млн рублей. Поэтому изучение, а затем и внедрение передового зарубежного опыта – одна из насущных потребностей университета. В связи с этим в программе поездки делегации ТОГУ и значилось посещение таких центров, как технопарк и Высшая политехническая школа (ETHZ) в Цюрихе и технопарк в Лозанне (Y-Park, Ивердон).
Как известно, одним из препятствий, сдерживающих модернизацию российской экономики, научно-технологической сферы, является пресловутый человеческий фактор. То есть неумение или нежелание, а порой и психологическая неготовность немалой части отечественной интеллектуальной элиты выбиваться из привычной колеи неторопливого инерционного развития. Плюс – косность нашего законодательства, отсутствие действенных экономических стимулов, чтобы не просто продуцировать смелые, новаторские идеи, но и доводить их до практической реализации, широкого внедрения в секторы реальной экономики. Зачем, мол, рисковать, «пробивать головой» бюрократическую стену?
Самое интересное, что двадцать лет назад примерно такие же настроения царили и в среде образованной и продвинутой швейцарской молодёжи. Как объяснили гостям из России, в начале 90-х годов ХХ века выпускники вузов, предпочитая стабильность и размеренность, шли работать чиновниками в государственные и муниципальные структуры или клерками-исполнителями в крупные, устоявшиеся компании. А вот желание создать собственное дело, заняться высокотехнологичным инновационным бизнесом появлялось у очень и очень немногих.
Но, как выяснилось, в нынешнюю эпоху бурного технологического прогресса даже для Швейцарии, признанного финансового, банковского центра мира, достаточно велик риск остаться в хвосте у развитых стран и тратить огромные деньги на приобретение чужих промышленных разработок. Впрочем, осознание этой истины подкреплялось и стимулировалось ещё и продуманной политикой поддержки инноваций со стороны государства. Итог впечатляет: ныне, спустя два десятилетия, Швейцария занимает одно из первых мест в мире в инновационной сфере. А Россия, страна первого искусственного спутника Земли и первого пилотируемого полёта в космос, первого атомного ледокола и ядерного реактора, да и многого другого, ныне пребывает на 57 позиции…
«Локомотивами» вывода Швейцарии на инновационную траекторию как раз и стали технопарки, где созданы все необходимые условия для технологической, инфраструктурной, организационной, юридической, экономической и консалтинговой поддержки малого инновационного бизнеса. Словом, есть всё для того, чтобы выстроить оптимальную траекторию движения от перспективной идеи (через поиск своей экономической «ниши», создание собственного предприятия, обеспечение его «раскрутки» и вывода на заинтересованных клиентов и инвесторов) до внедрения технологического продукта в производство.
Первый, что называется, камень в фундамент технопарка в Цюрихе был заложен 30 января 1990 года. А сам технопарк открылся в 1993 году.
– Сегодня это крупномасштабный технологический комплекс, – рассказывает Татьяна Каминская. – Он раскинулся на площади почти в 45 тысяч квадратных метров. Там размещаются офисы для малых инновационных предприятий и начинающих предпринимателей, которые хотят реализовать свои идеи, там же имеются технологические лаборатории с современным оборудованием, презентационные залы и многое другое... Но главное, конечно же, результаты этой деятельности. И они впечатляют. Уже «выращено» и выведено на рынок более 270 инновационных компаний, в парке располагаются свыше 140 бизнес-структур на начальной стадии («start-up») и 30 предприятий на стадии «spin-off» (то есть в состоянии их «раскрутки»). Создано свыше 1800 рабочих мест в высокотехнологичной сфере, что для небольшой Швейцарии цифра немалая. Всего же на территории технопарка (то есть в льготных налоговых условиях и в максимально юридически комфортной для начала бизнеса среде) компании работают, как правило, 5-6 лет. Технопарки также выполняют очень важную для инновационной экономики функцию по отбору перспективных и отсеиванию явно непроходных идей. Этим занимаются венчурные менеджеры, которые хорошо разбираются как в научно-технологических, так и в экономических вопросах…
Как выяснилось, развитие технопарка в Цюрихе продолжается. В настоящее время идёт строительство зданий ещё на трёх тысячах квадратных метров, и на новых площадях можно будет разместить ещё от 30 до 50 молодых компаний.

Швейцарский крест. 3 [большая картинка]

Швейцарский крест. 4 [большая картинка]

Что же касается упомянутой выше модели швейцарского креста, то её можно интерпретировать, как мне представляется, так: инновационная идея из заоблачной выси вначале опускается на грешную землю. Там с помощью венчурных менеджеров оценивается её перспективность и возможность коммерциализации, под неё подыскиваются заинтересованные клиенты, которые смогут и захотят вложить деньги и/или обеспечить необходимым лабораторным оборудованием для разработки конкретных прорывных технологий.
Затем опытные менеджеры помогают создать фирму, подготовить для неё бизнес-план и соблюсти все юридические тонкости. Фирма же, выйдя на горизонтальную траекторию «креста», опять-таки с их, менеджеров, помощью, свою идею, материализованную в качестве инновационных технологий, коммерциализует, то есть превращает в востребованный на рынке продукт.

Швейцарский крест. 5 [большая картинка]

Откуда же технопарки берут финансовые ресурсы, без которых реализовать идеи, разумеется, невозможно? Как выяснилось, в отличие от России, отнюдь не из бездонных закромов государственного бюджета: государственных денег в бюджете технопарка нет вообще. Его акционерами выступают различные меценаты, частные компании, венчурные  и даже пенсионные фонды. Эти вложения в инновации основаны, во-первых, на традиционно высокой социальной ответственности швейцарских компаний и понимании ими важности развития и внедрения современных технологий и, во-вторых, на серьёзных налоговых льготах и преференциях за такую деятельность, обеспечиваемых государством, в-третьих, на понимании акционерами долгосрочных выгод от инвестиций в подобные инновации.
Само собой разумеется, технопарки – лишь один из элементов инновационной среды, которая не способна развиваться без теснейшей связи с мощными центрами фундаментальной и прикладной науки. И не случайно, по словам Татьяны Евгеньевны, ещё одним пунктом посещения для представителей Политена стал ведущий швейцарский вуз – Высшая политехническая школа (ETHZ) в Цюрихе.
В Швейцарии, кстати говоря, если сравнивать её с Россией, вузов не так уж много – двадцать. Среди них два федеральных технических университета, десять кантональных университетов и восемь университетов прикладных наук. Система набора абитуриентов также имеет интересные отличия. Из числа поступающих в ETHZ, к примеру, только 25 процентов – выпускники гимназий, остальные же 75% составляют выпускники профессиональных технических училищ. Университет принимает всех, и у всех швейцарцев есть возможность получить высшее образование. Однако, даже поступив в вуз, не все в нём удерживаются. После сдачи экзаменов за первый курс отсеивается, в среднем, каждый четвёртый студент. А вот те, кому удаётся окончить вуз, не только получают очень хорошую фундаментальную научную подготовку, но и необходимые практические навыки. Ведь для Швейцарии обычное явление, когда производственные фирмы обращаются в университеты с той или иной проблемой, от которой зависит их технологическое развитие, закрепление на рынке и экономическое процветание, – и получают высококвалифицированную помощь. В увязке с решением этих задач ведётся и подготовка студентов, которые после окончания вуза нередко продолжают работу в тех фирмах, которые обратили на них внимание ещё в период учёбы и практики.
– Высшая школа имеет самые тесные связи как с производственными структурами, так и, конечно же, с инновационными учреждениями – технопарками, – продолжает свой рассказ Татьяна Каминская. – В итоге изобретение, как наглядно показывает швейцарский опыт, возникает в результате спонсорства работодателя, ведь идея финансируется работодателем и результат (в форме патента на изобретение) принадлежит работодателю. Но патент без лицензии – это деньги, выброшенные на ветер. И Высшая политехническая школа патентует изобретение, занимается также созданием спинофф-компаний и, кроме того, лицензированием и продвижением технологий на рынок, то есть их трансфером…

Швейцарский крест. 6 [большая картинка]

Ещё один технополис, который посетила делегация ТОГУ, размещается в Лозанне. Тамошний Y-Park в Ивердоне также создан для «выращивания» малых инновационных предприятий и вовлечения в этот процесс компаний, заинтересованных в разработке и приобретении высоких технологий. В структуру технопарка входит бизнес-инкубатор, в котором ежегодно запускается  примерно полтора десятка стартап-проектов. Впрочем, не все они вырастают в малые инновационные предприятия. Но шанс даётся всем, ведь бизнес-инкубатор берёт на себя решение большинства организационных, юридических и других проблем: обеспечивает оценку коммерческой привлекательности идей и проектов, защиту интеллектуальной собственности и авторских прав, осуществляет маркетинговые исследования, формирует бизнес-планы и бизнес-стратегии, подыскивает партнёров и инвесторов, поставщиков лабораторного оборудования.
Гостей из России провели по лабораториям, которые многие известные фирмы комплектуют своей техникой, приборами и станками под конкретные исследования и разработки как гениев-одиночек, так и целых команд новаторов.
– Показали нам и офисы, – рассказала Татьяна Евгеньевна, – где можно арендовать не только стандартный модуль размером примерно 20 кв. метров, но и, к примеру, рабочее место в формате «стол + стул + выход в Интернет» или переговорную комнату на час…
По словам Татьяны Каминской, в Ивердоне представители ТОГУ не только изучили ценный зарубежный опыт, но и наметили перспективы возможного сотрудничества нашего университета с швейцарским «Мозго-градом»:
– Обсуждалась, к примеру, возможность организации в ТОГУ международной выставки для привлечения иностранных инвесторов и разработчиков – с участием представителей технопарка в Ивердоне. Проведены переговоры о передаче нам швейцарских наработок в сфере коммерциализации интеллектуальных продуктов, о приглашении представителя технопарка в Хабаровск для консультирования и проведения обучающих семинаров. Не исключалась также возможность реализации совместных с нашим университетом проектов на территории Y-Park…
А в заключение своей поездки представители Политена посетили офис Всемирной организации интеллектуальной собственности в Женеве.

Швейцарский крест. 7 [большая картинка]

– Всё, что мы увидели и узнали, без сомнения, очень поможет нам в формировании современной, разветвлённой, многоуровневой, а главное – высокоэффективной инновационной структуры в Тихоокеанском государственном университете. Без вхождения в глобальное пространство высоких технологий, без навыков и умений реализовывать на рынке технологий и услуг продукты своей интеллектуальной деятельности сегодня не сможет развиваться и даже просто выживать ни один вуз, – подвела итог своему рассказу доцент Татьяна Каминская.

Александр Владимиров.
Фото из архива
Татьяны Каминской