Журнал № 2 - 2011(4), рубрика: "ТОГУ и мир"

Воркшоп как мистическое действие

Международный форум «Новые идеи нового века», проходивший с 21 по 28 февраля в ТОГУ, перешагнул свой десятилетний рубеж – он проводился в 11-й раз, за это время успев обрасти легендамим и собственной мифологией.

Уже третье поколение студентов передает новичкам сокровенные знания о Мистическом Воркшопе, проводя тайный обряд освящения и подыскивая себе на смену в команду правильных людей.

Воркшоп как мистическое действие

Воркшоп как мистическое действие

Если спросить коренного воркшоповца, что это, собственно, такое, ответом будет снисходительная улыбка в адрес профанов и многозначительные рассуждения о поисках смысла жизни. С технической точки зрения, Воркшоп, являющийся заключительным актом форума, – пятичасовой перформанс (совместное коллективное действие), целью которого является создание инсталляции на заданную тему. Условно-архитектурные темы (все эти Коридоры, Стелы, Порталы, Сады и Мосты) обязательно имеют многоуровневый подтекст и генерируют неохватные семантические поля, говоря проще – каждый участник группы выдвигает собственное видение проблемы. Такое, незатейливое на первый взгляд, задание, как сооружение из подручного материала, скажем, арки, превращается в медитацию на переходное состояние и стремительно скатывается к поискам Тетраграмматона.

В этом году тема, предложенная начальником управления архитектуры и проектных работ министерства строительства Хабаровского края, доцентом кафедры «Архитектуры и урбанистики» ТОГУ Александром Селеменевым, звучала как «Жилище аборигена». Это повергло воркшоповцев в глубокое раздумье: кого, собственно, считать аборигенами – этнографических детей природы или коренных обитателей условных ареалов? Является ли хипстер аборигеном мегаполиса? А сам участник Воркшопа – туземный обитатель киберпространства? Особо продвинутые вспомнили, что, по Леви-Строссу, любое традиционное жилище аборигена является моделью мироздания и имеет сакральный характер. Разразились дискуссии о том, что авангард стремится в первобытную среду с момента своего появления, и поэтому соединение хай-тека и первобытной культуры создает завораживающий эффект новизны. Группы пытались выяснить, чем должна стать предполагаемая инсталляция – образцом мобильной номадной (кочевнической) архитектуры или виртуальным убежищем (Внутренней Монголией) городского неврастеника?

Собственно, эти мозговые штурмы – самая обаятельная составляющая Воркшопа. Многие члены команды (10-12 студентов/магистров/аспирантов/доцентов/профессоров и примкнувшие к ним переводчики) видят друг друга впервые, говорят на разных языках и учатся на разных специальностях. В течение пары часов они должны выдвинуть десяток концепций, выбрать лучшую, подвести под нее теоретическую базу и продумать конструктивное решение.

Вот как описывает этот мучительный процесс студент-дизайнер 3-го курса ТОГУ Аня Шутова, трижды принимавшая участие в Воркшопах:

«Никогда не знаешь, что получится в итоге, этакий элемент Непредсказуемости – во что превратится общая идея. Кстати, об идее: тут несколько путей развития. Или ее нет, и группа не приходит к единому решению (и начинает делать хоть что-то, вдруг получится), или есть один человек – гений, и его идея действительно хороша. Или есть тот, кто считает себя гением, а остальная группа ему почему-то не противоречит. И, что самое удивительное, работа идет во всех трех случаях. Хотя, без сомнения, лучший вариант – наличие понимающего и заинтересованного человека, которому не страшно руководить. Воркшоп не только мобилизует навыки командной работы, но и учит быть смелее и не бояться отстаивать свою точку зрения. Да и быстро соображать тоже хорошо учит. Правда, тут есть сложность: ближе к концу отведенного времени перестаешь соображать вообще, и тут главное – не испортить все. Ибо лучшее – враг хорошего, как всем известно».

Воркшоп как мистическое действие

Вторая стадия Воркшопа – монтаж инсталляции, когда выстраданная концепция приобретает материальное воплощение. Неписаными правилами Воркшопа не возбраняется заранее приносить из дома подручные средства (ватман, бечевки, маркеры, ножницы), но основные элементы композиции добываются в процессе работы. Участники группы командируются в ближайшие магазины за скотчем и отправляются в рейды по окрестным аудиториям, откуда несут проекторы, горшечные растения, зеркала, скелеты, аквариумы и прочее. По мнению Ани Шутовой, «команда часто делится на два лагеря – кому интересно и кому нет. Все зависит от того, как ты себя ставишь. Чаще всего всем не нравится то, что они делают, но кто-то пытается что-то исправить, а кто-то думает, сидя в уголке, что тут все идиоты и я все равно гениальнее. Я честно пережила оба этих состояния – в первом намного интереснее».

Третья, решающая, стадия Воркшопа – представление и защита своего проекта перед жюри. Готовые инсталляции неизменно поражают разнообразием трактовок заданной темы. В этом году идеальная модель «жилища аборигена» была представлена в нескольких вариантах.

Наиболее непритязательные группы пошли по пути прямых ассоциаций, натащив из кладовок кафедры «Изобразительное искусство» этнографического вздора (рогов, черепов, битых горшков и чуть ли не арбалетов) и задрапировав окна снятой с себя одеждой. Инсталляции этого сорта представляли условные юрты/чумы/вигвамы с очагами внутри (бумажный костер, подсвеченный фонариком), а презентации проходили под стук тамтамов.

Группа, где принимала участие Аня Шутова, объявила аборигеном студента – коренного жителя ТОГУ и создала замысловатую конструкцию из парт и старых газет. Ту же идею – модули для кочевого студенческого племени – разрабатывала команда под руководством профессора университета Канто-Гакуин (Иокогама, Япония) Казуаки Секи и преподавателя кафедры «Дизайн» ТОГУ Михаила Базилевича. Концепт «Деревня на деревьях», представленный в виде макета из веточек и коробочек, предполагал создание мобильных жилых ячеек и общественных зон, монтируемых на пустырях в окрестностях студгородков. Романтичный проект «Новая Атлантида» (команда под руководством старшего преподавателя кафедры «Дизайн» Антона Пяткова) трактовал заявленную тему в глобальных масштабах: все мы – туземцы Земли. Инсталляция символизировала молекулярную структуру со многими степенями свободы. Сферы с горящими огоньками – некие миры, обживаемые космическими номадами. По словам А. Пяткова, участники команды во время работы ощущали себя демиургами, творцами альтернативной реальности. Этот проект вызвал наибольшую народную симпатию и получил приз за лучшую философскую платформу.

Воркшоп как мистическое действие

Наиболее изощренные группы ограничились эскизом, выполненным на бумаге, или видеопроекцией. Гран-при получил концепт «Модерн-Контрмодерн-Постмодерн» (команда под руководством доцента кафедры «Дизайн» Алины Ивановой и магистра этой же кафедры Анастасии Горбуновой): белый каркас огромного куба, внутри – юзер женского пола, затянутый в черную кожу, с плеером в ушах и ноутбуком на коленях. Уставшему жюри понравился максимально лаконичный доклад, состоявший буквально из пары фраз: мы, дескать, аборигены WWW, так как наше поколение пришло туда первым, наши надписи на стенах «ВКонтакте» – наскальная живопись Рунета, каракули в наших уютных бложиках будут разбирать веб-археологи; наш дом – там, где вай-фай! Некоторых членов жюри смутили персонажи, замотанные в пищевую пленку, слоняющиеся скорбными тенями вокруг гиперкуба. На вопрос «Кто это?» Настя Горбунова отвечала, что это слепоглухонемые жертвы общества потребления, какими мы ни за что не станем, так как у нас есть безлимитный выход в информационное поле.

Что ж, по словам неоднократно помянутой Ани Шутовой, «Воркшоп – это экстрим. И по его результатам ты или делаешь работу над ошибками, или упиваешься победой».

Алина Иванова,

кандидат архитектуры.

Фото из архива Факультета

архитектуры и дизайна