Журнал № 3 - 2013(15), рубрика: "Созвездие талантов"

Остановись, мгновенье!

Наша жизнь состоит из множества чудесных моментов. Первый шаг ребёнка, весёлый праздник в компании друзей, путешествия… Каждому есть что вспомнить и чем поделиться. Но как сохранить эти мгновения не только для себя, но и для своих потомков? На помощь приходит фотография.

Мы любим смотреть снимки, фотографировать или фотографироваться… А как относятся к фотографии те, для кого это уже не просто хобби?

Я решила провести маленький эксперимент. Три фотографа разного возраста. Разные сферы деятельности, разные мнения. Но всех их объединяет одно – фотография. Задавая своим собеседникам примерно одинаковые вопросы, я смогла с разных сторон взглянуть на то, что скрывается за объективом…

Остановись, мгновенье!

Фото Евгения Мишталя


Александр Архангородский (Хабаровск), свадебный и семейный фотограф

– Александр, расскажите, когда к вам приходит заказчик, чего он обычно хочет?

– Красоты. Эстетики. Ярких эмоций. Чтобы результат совпал с ожиданиями. Чаще всего люди хотят запечатлеть на фото какие-то праздники. Свадьбы, венчания, дни рождения, крещения... Также заказывают индивидуальные фотосессии с оригинальной концепцией.

– Встречались ли какие-то необычные просьбы?

– Да. Например, сфотографировать медовый месяц на Мальдивах или свадьбу в Праге.

– Чаще заказывают съёмки мужчины или женщины?

– Чаще девушки.

– Для вас лично чем является фотография?

– Это самый популярный вопрос к фотографу. Фотография – это одно из моих хобби.

– Получается, что в первую очередь вы фотографируете для души?

– Чаще всего я выполняю заказы на свадебную и семейную съёмку. Поэтому вполне естественно, что я фотографирую для заказчиков и одновременно для их потомков. При этом я всегда фотографирую как для себя. Да, для души.
 

– А в фотографии душа есть?

– Я бы задал вопрос иначе: может ли быть душа у фотографии? Думаю, да. Всё зависит от связи души фотографа и зрителя.

– Какими снимками вам хочется гордиться?

– Есть фотографии, которые вошли в книгу английского издательства. Это книга – руководство для свадебных фотографов. Среди них есть несколько моих любимых снимков! А ещё я очень горжусь снимками, на которых изображены мои дети.

– Что интересней всего снимать?

– На самом деле, многое может вызвать интерес к съёмке. Важно, как это подать зрителю и какое содержание туда вложить. Я люблю всё красивое. А красота, она почти во всём!

– Профессиональные кадры отличаются от любительских?

– Конечно. Так же, как Шумахер отличается от простого автолюбителя, а шеф-повар успешного ресторана – от повара в столовой.

Остановись, мгновенье!4

 Фото Ефима Вепринского


– Сейчас люди стали гораздо реже распечатывать снимки. Что вы думаете о необходимости печати фотографий в XXI веке?

– По-моему, очень здорово, что мы живём в эпоху цифры! Тем не менее плёночная фотография никуда не делась, просто цифровая стала гораздо популярнее. Цифровое изображение гораздо удобнее носить с собой и делиться им без лишних проблем и затрат, понимаете? Но не стоит забывать, что есть на сегодняшний день замечательные возможности красиво и со вкусом оформить эти снимки. Я говорю о широкоформатной печати и фотокнигах. Это действительно очень крутые вещи! Память бесценна, поэтому она должна быть достойно оформлена.

– Какие снимки вам нравятся больше: старые, снятые на плёночные фотоаппараты, или современные?

– На самом деле разницы нет. Это просто разные времена. У каждого из них своя уникальная атмосфера. Но это всё искусство! А говорить, какое искусство лучше: то, что было вчера, или то, что создаётся сегодня, смысла нет. Оно было, есть и будет.

Остановись, мгновенье!1

Фото Евгения Мишталя


– Как, по-вашему, изменилось фотоискусство за последнее время: что-то появилось, ушло?

– Ни для кого не секрет, что самым ярким изменением в современной фотографии стало внедрение цифровых технологий. Методы обработки изображения стали настолько интересны и увлекательны, что фотолюбителей становится с каждым днём всё больше и больше! Сегодня уже есть даже 3D фотография! Современная фотография имеет почти безграничные возможности, и этим она особенно интересна!

– А насколько допустимо использование этих возможностей? Например, различных фоторедакторов?

– Настолько же, насколько допустимо использование различных объективов при съёмке. Использование фоторедактора всегда остаётся на усмотрение фотографа. Он сам, в каждом отдельном случае, решает, применять редактирование или нет.

– Профессиональный фотограф когда-нибудь перестаёт учиться?

– Как раз профи никогда и не перестанет этого делать. Нет предела совершенству!

– В чём сходство и различие художественной фотографии с живописью?

– Как фотография, так и живопись являются искусством. Различия лишь в технических средствах.

***


Ефим Вепринский (Биробиджан), заместитель генерального директора, руководитель отдела иллюстраций издательского дома «Биробиджан»

– Ефим Борисович, почему вы начали снимать?

– В 1967 году я, как и многие ребята из моего класса, записался в фотокружок и проходил туда три года. Когда заканчивал 8-й класс, классная руководительница вызвала мою маму и сказала, что в 9-м мне делать нечего. А в Биробиджане ПТУ тогда не было. Наш руководитель фотокружка в это время как раз стал преподавать в культпросветучилище в Биробиджане, на отделении КФС – руководители кинофотостудий. Туда я и поступил. Когда закончил, отслужил в армии, потом работал преподавателем в культпросветучилище. А в 1979 году пришёл в редакцию газеты «Биробиджанская звезда» фотокором. Потому что к фотографии тяготел всегда больше.

Остановись, мгновенье!5

Фото Ефима Вепринского


– Вы являетесь председателем общества фотоискусства Еврейской автономной области. Расскажите немного о том, чем вы там занимаетесь.

– Общество было создано в 2002 году. В 2003-м мы организовали первую большую выставку в Китае. Китайцы нам потом сказали такую фразу, которая стала крылатой: «Она у нас месяц висела. Потом мы её сняли. Потом снова повесили, и её посетили 100 тысяч человек». Было приятно. Нас хорошо знают на Дальнем Востоке. Мы провели свыше 60 фотовыставок. Работы экспонировались как во Владивостоке, Хабаровске и Благовещенске, так и в Германии, Израиле, Японии, Китае… Они попали в престижные сборники. В обществе состоят не только биробиджанцы. У нас есть фотохудожники из Москвы, Иркутска, Благовещенска, Хабаровска, Владивостока, Чегдомына. Есть и иностранцы. Этим мы отличаемся от других подобных общественных организаций. В прошлом году отмечали юбилей – десять лет. Провели интересную выставку «Биробиджан приглашает друзей».
 

– В апреле этого года у вас прошла персональная выставка в Тель-Авиве. Как получилось её организовать?

– Есть сайт Союза фотохудожников России. Я зашёл на него и прочитал, что Фонд возрождения традиций «Еврейский национальный фонд» проводит фотовыставку «Евреи в России: возрождение традиций». Так как я живу в Биробиджане, меня это заинтересовало, и я отправил им свои работы. У меня есть серия «Синагога», она им понравилась и прошла на выставку. Выставка проводилась по результатам конкурса, и мои работы заняли третье место в номинации «Повседневная жизнь». Третье место на всероссийской выставке, где остальные победители – из Москвы и Питера. Мне, конечно, это всё очень понравилось, но самое главное, что тогда я узнал про Российский культурный центр в Израиле. Позже мы с ними связались и совместно с правительством области организовали в Тель-Авиве выставку «На берегах Биры и Биджана».

Остановись, мгновенье!2
Фото Евгения Мишталя 


– У вас наверняка много работ, которыми вы гордитесь?

– Нет. У нас принцип такой: если тебе всё нравится, то ты уже умер как художник. То, что тебе нравится сегодня, завтра уже может быть неинтересным. Есть, конечно, интересные серии. У меня, например, есть две выставки. Одна называется «Израиль далёкий и близкий». Я два с половиной года назад съездил к другу, он живёт на арабских территориях. Не в Газе, а на западном берегу реки Иордан. Я там снимал Израиль. Снимки интересны тем, что страна представлена не как чисто еврейское государство. Там есть и арабы, и христиане. Есть ещё интересная выставка «Провинциальный Китай»...

– А что интересней снимать?

– Мне, так как я всё-таки больше фотожурналист, интересно снимать жизнь. Документалистика – это история, она никуда не денется. Я вот раскопал сейчас книгу, еврейская организация выпустила альбом о том, где живут евреи. Туда включены фотографии старого Биробиджана, примерно 1935–1937 годы. Тогда сюда приезжали в командировку фотографы центральных газет. Судя по работам, ребята профессиональные. Так вот они уехали, а эти фотографии остались.

Остановись, мгновенье!6

 Фото Ефима Вепринского


– Чем в первую очередь отличается профессиональная фотография от любительской?

– Сегодня нет любительской фотографии. Всё, забудьте! Это было до 95-го года прошлого столетия. Раньше для того, чтобы выставиться, нужно было много изучить и обладать технологией. Нужно было иметь материал, грамотно проявить, иметь хорошую бумагу, чтобы напечатать. Тот, кто этим владел, выходил на выставки. Уровень сегодняшних выставок и тех сильно отличается. Сегодня технология не влияет. Ты купил аппарат, он за тебя всю техническую часть додумает. Но снимают-то не руками, а головой. Если считать профессионалами тех людей, которые получают за это деньги, то я вам могу назвать любителей, которые их на пять голов выше. Поэтому я думаю, что сегодня надо разделить так: фотожурналисты и фотохудожники.

– А как мы тогда назовём те снимки, когда человек купил себе «мыльницу» и просто ходит и «щёлкает»?

– У нас был раньше такой фотоаппарат «Смена». Типа «мыльницы». Только ты там сам ставил диафрагму, выдержку, метраж… И вот нам всегда говорили: «Хороший снимок можно снять и «Сменой», а хорошим аппаратом можно и не снять». «Мыльница» – это первый этап. Когда ты начинаешь творчески заниматься фотографией, ты понимаешь, что тебе чего-то не хватает. Поэтому, когда ты «вырастаешь из мыльницы», тебе нужен уже фотоаппарат другого уровня. Конечно, зеркальный фотоаппарат – это другие опции, другие возможности. Но это всё прикладное к твоей голове. Если головы нет, то и профессиональный аппарат за 300 тысяч не поможет.

– А вы себя к кому отнесёте? Вы фотожурналист или фотохудожник?

– Я… фифти-фифти.

– Как за последние 10-20 лет изменилась фотография?

– Просто перевернулась! С появлением цифры – кардинально. Мы вчера смотрели старый альбом и обратили внимание, что все фотографии постановочные. А всё потому, что на событие давали всего три кадра.

– Попробуй не сними…

– Вот именно. Если будешь снимать репортаж, может ничего и не получиться. Поэтому делали постановочный снимок, вроде как из жизни. Это было уже на сто процентов удачно. Сегодня цифра очень упростила жизнь фотокорреспондентам. Делай хоть 20 кадров, а потом выбирай. Я вот последний раз пошёл снимать футбол. Такая жара. Не знаю, как они бегают, когда мне стоять жарко. А мне нужно было три кадра. Я снял, посмотрел, увидел, что получилось, и ушёл. Раньше бы мне пришлось стоять все два тайма. Но с переходом к цифре мы потеряли в качестве. На плёнке качество выше.

– Поэтому многие фотохудожники возвращаются к плёнке?

– Они её и не бросали. Цифра – это репортёрский фотоаппарат. А в павильонах для глянцевых журналов многие снимают на плёнку. Сегодня проблем нет, печатать её не надо, есть специальные сканеры, когда сразу изображение перегоняешь в компьютер.

– Есть сходство между художественной фотографией и изобразительным искусством?

– Очень большое. Хотя мы во многом и расходимся с художниками. У них… Вот рядом художник сидит, член Союза художников (при разговоре присутствовал известный биробиджанский художник Владислав Цап), он не даст соврать. У них очень большое внимание уделяется технике написания картины. У нас основное внимание – композиции, эмоциональности, настроению... Хотя всё очень близко. Вот я пришёл на выставку, мне понравилась картина Славы Цапа. Пейзаж. Я увидел там понятие композиции, линейной перспективы. Три года назад мы с ним сделали совместную выставку для еврейского фестиваля. Она называлась «Еврейская улочка». У него картины на еврейскую тематику местечковые, а у меня – современная еврейская жизнь Биробиджана в фотографиях. Получилось интересно.

– В какой степени допустимо применение в фотографии различных фоторедакторов?

– Основа всегда должна быть фотографическая. А применение может быть таким, какое ты хочешь. Если это улучшает фотографию, проблем нет. Раньше ведь тоже был редактор – увеличитель.
 
– Профессиональный фотограф когда-нибудь перестаёт учиться?

– Никогда! Не только фотограф, любой человек. Фотографам учиться надо на приличных фотовыставках, фотофорумах, где привлекают профессионалов, которые проводят мастер-классы. Общение друг с другом – это тоже учёба.

– У фотографии есть душа?

– Есть, как в любом произведении искусства.

***


Евгений Мишталь (Хабаровск), фотограф, основные направления деятельности – свадебная, портретная и детская фотосъёмка

– Евгений, когда к вам приходят люди, что они обычно хотят от вас как от фотографа?

– Я всегда отталкиваюсь от желания клиента. Изначально спрашиваю человека, чего хочет он. Очень часто люди не совсем представляют, что они хотят. Тогда я их направляю. Прошу, чтобы рассказали что-то о себе, представили, каким видят результат работы.

Остановись, мгновенье!3

Фото Евгения Мишталя


 – А встречались какие-то необычные просьбы, которые вас чем-то удивили?

– Не скажу, что прямо удивили… Из недавнего интересного – делал съёмку беременной женщины и её мужа. Весь срок. От момента, когда почти ничего не заметно, и до рождения ребёнка. Другой пример – съёмка для большого предприятия. Летали на вертолёте, фотографировали промышленные объекты. Не совсем обычно для меня, потому что работал не с человеком.

– Если привести небольшую статистику, кто чаще заказывает фотосессии: мужчины или женщины?

– Основной клиент, конечно, женщина. Но, грубо говоря, женщина – это тот, кто хочет фотографию, а мужчина тот, кто платит за фотографию. С этой точки зрения нужно очаровать женщину и в тот же момент заинтересовать её мужчину, чтобы он сказал, что готов заплатить.

– Какие события люди хотят сохранить в фотографиях?

– Часто заказывают свадьбы, дни рождения и юбилеи...

– А что-то более необычное?

– У корейцев есть такая традиция, они отмечают годик ребёнка и 60 лет взрослого. На такие важные даты они часто зовут фотографа. Это всё широко отмечается. В начале дня приходят все родственники и перед ребёнком ставят столик. На нём много разных предметов, которые что-то обозначают. Он должен из них что-то выбрать. Что интересно, ребёнок всегда берёт своё. Иногда бывает, что лежит куча ярких конфет, очень много ярких денег, а он берёт, допустим, ручку или рис. Снимал как-то армянскую свадьбу. Там тоже присутствуют их особые национальные традиции. Было интересно посмотреть. Часто ещё делаю съёмки с сюжетом, когда мы создаём историю. Бывает даже совмещение фото и видео.

Остановись, мгновенье!7

 Фото Ефима Вепринского


 

– Лично для вас, что такое фотография? Как вы начали снимать?

– Мне было просто интересно. Я купил себе камеру и начал пытаться что-то делать. Мы с женой после свадьбы купили себе хороший зеркальный фотоаппарат. Потом, правда, получилось, что я начал снимать больше, чем она. Для меня фотография – это необычные, важные моменты. Вообще все события, которые у нас происходят, остаются с нами, только если мы их как-то запечатлим.
 

– Есть снимки, которыми вы могли бы гордиться?

– Наверное, есть, но не скажу, что я считаю себя таким уж крутым фотографом. Это те снимки, на которых настоящие эмоции. Но вообще я думаю, что всё ещё впереди. Сказать, что прямо гордиться какими-то снимками… Мою работу оценивают люди, я не претендую на эту роль.

– Что интереснее всего снимать?

– Настоящие эмоции. Это всегда интересно. Но при этом в последнее время убеждаюсь, что лучшая импровизация – это подготовленная импровизация. Если мы снимаем что-либо и это как-то подготовлено, то мы знаем, что обязательно случится что-то интересное. Мы не знаем, как человек отреагирует, что он сделает, но точно знаем, что в этом месте что-либо произойдёт.

 – Чем в первую очередь отличается профессиональная фотография от любительской?

– У профессионала очень большой опыт. И благодаря этому меньше шансов на ошибку. Часто я уже заранее понимаю: сейчас будет кадр. Это именно опыт, когда уже видишь какие-то жесты человека. Я также понимаю, что какие-то моменты я смогу снять, только если зайду с другой стороны. Например, многие люди говорят, что снимать против солнца невозможно, я часто снимаю именно против солнца. Потому что вижу, что, если я буду с другой стороны, кадр будет неинтересен. Бывает, при просмотре удивляюсь тому, что действие происходило три секунды, а у меня есть десять кадров, сделанных с разных углов. Сам не понимаю, как это получается.

– Сейчас люди стали гораздо реже распечатывать свои снимки, чем раньше. С чем это может быть связано?

– Век цифровой. Сам часто отдаю фотографии именно на диске. Люди немножко потеряли смысл хранения напечатанных фотографий. Что такое напечатанные снимки? Их нужно где-то положить, как-то сохранить, чтобы они не помялись, не отсырели, не выцвели. Проще показать друзьям электронные фотографии. Но очень часто сейчас люди приходят и заказывают фотокниги, потому что понимают, что книгу можно взять и полистать. А мы все очень любим листать альбомы. Как ни крути. Если есть книга, её дают посмотреть гостям. У меня сейчас довольно много клиентов, которые приходят и рассказывают, как классно, что у них теперь есть такой альбом.

– Если сравнить фотокнигу с обычным альбомом, есть какие-то различия?

– Да, конечно. Самое первое, это что из фотокниги нельзя достать фотографию. Никто из гостей не вытащит карточку со словами: «Вы ещё себе напечатаете». Плюс ко всему книги намного дольше живут. Карточки в альбоме очень быстро начинают выцветать из-за особенностей взаимодействия с пластиком или клеем. Книге ничего не страшно, она лежит у вас на полке, и с ней ничего не происходит. Кроме того, они гораздо презентабельней внешне.

– То есть такие фотографии более «живые»?

– Да, именно напечатанные фотографии «оживают», фотографий в электронном виде сейчас очень много, и они теряются, просто не получают настоящую жизнь. А напечатанные получают.

– У фотографии есть душа?

– У неё есть что-то, что может задеть струнки души. Очень часто, когда есть какая-то фотография, потом через много лет люди смотрят на неё, и это их трогает. Фотография, любая, делается не для человека, а для его потомков. Через 20 лет ведь меня такого, как сейчас, уже не будет, и люди меня таким не увидят.
 
– Если сравнивать старые фотографии и более современные…

– Вечный спор: плёнка или цифра? Меня не очень беспокоит этот вопрос. Нет разницы, какой ложкой есть, золотой, серебряной или пластиковой. Также нет разницы, как сделана фотография. Не важно, на что снимать, важно, что снимать.

– Как изменилась фотография за последние 10-20 лет?

– Технологический процесс стал проще. Поэтому в фотографии сейчас так много людей. Раньше, чтобы заниматься фотографией, нужно было знать какие-то сложные процессы. Сейчас всё упростилось. По этой же причине в ней сейчас много женщин. Женщина порой берёт камеру первый раз в жизни и делает снимок, который мужчина сделает только через много лет. Потому что она видит по-другому. С другой стороны, это упрощение привело к тому, что огромное количество фотографов создаёт такой «фотошум», в котором сложно найти настоящие бриллианты.
 
– Если ли в мире фотографии люди, творчество которых вас чему-то учит?

– Я учусь у каждого фотографа и у каждого человека. Многие почему-то говорят, что если человек менее опытен, чем ты, то у него нечему учиться. Я думаю, что он может научить даже большему. Тот, у кого мало опыта, может задать вопрос, благодаря которому я сам узнаю больше. Ну а если говорить о мэтрах, всегда интересно посмотреть таких мастеров, как Анри Картье-Брессон, Хельмут Ньютон или Ян Саудек.

Остановись, мгновенье!8
 Фото Ефима Вепринского


– Профессиональный фотограф когда-нибудь перестаёт учиться?

– Нет, никогда.

– Сравните фотографию и изобразительное искусство…

– Сходств много. Принцип очень схож. Часто начинающим стоит почитать книги по рисунку, потому что там объясняется простейшая основа фотографии: как лежит свет и тень.

– Насколько допустимо использование различных фоторедакторов?

– У художника есть набор кисточек и красок, но если у него не будет ластика, он лишит себя возможности исправить ошибку. Для фотографа редактор такой же дополнительный инструмент.

– Если бы к вам пришёл начинающий фотограф, какие бы советы вы ему дали?

– Они часто приходят. Пробуйте и ошибайтесь.

Когда я сама нажимаю на кнопку фотоаппарата, то мысленно произношу: «Остановись, мгновение, ты прекрасно!». И мгновение замирает на моём снимке. Не важно, профи ты или любитель, впервые взял в руки камеру или уже стал с ней единым целым. Главное – помнить о первой и важнейшей функции фотографии: сохранить в памяти всё самое прекрасное. Для себя и будущих поколений.

Дина Непомнящая.
Фото Ефима Вепринского и Евгения Мишталя

Фотографии