Журнал № 2 - 2011(4), рубрика: "Созвездие талантов"

Одиннадцать дней «Студенческой весны» в ТОГУ

День 1-й. Предисловие к студвесне

Первый концерт «Студенческой весны – 2011», концерт ДВИОП (Департамента внеуровневых и интегрированных образовательных программ) «За мечтой» получился незамысловатым и романтичным. Как связки по экрану плыли картинки с цитатами. О мечте. Больше всего мне запомнилось первое выражение: «Каждая мечта даётся тебе вместе с идеями для её осуществления. Но возможно, тебе придётся за это побороться». Ведь так оно и бывает, верно?

Самыми яркими номерами концерта были: «Не виноват никто» студии «ФИШ», «Вечерний Хабаровск» студии «Мираж». И, наверное, инструментальная композиция, где в музыкальном фонтане соединились битбокс, скрипка, барабаны и гитары. Скрипка и битбокс! Представляете?! Это было интересно и очень живо! Хотя в жюри сказали, что была лишь какофония звуков, а хотелось услышать каждого исполнителя.

В номере «Не виноват никто» студии современной хореографии «ФИШ» были показаны пять судеб. Первая – это пара, где парень и девушка равнодушны друг к другу. Они пытаются наладить отношения, но их параллельные не пересекаются. Вторая пара – это девушка, которая держит на себе весь быт – ту самую красную тряпку – и мужчина, который опустился. По какой причине – неважно. Она пытается его поднять, но он всё равно падает. В результате она решает уйти. Третья судьба – это девочка-одиночка, которая очень хочет семью и детей и цепляется за любую возможность. И ещё есть любовный треугольник. Где мужчины проявляют слабость и позволяют одной девушке ходить от одного к другому.

– А почему в номере нет счастливой пары? – спросила я у режиссёра-постановщика этого номера, Марины Судаковой.

– Этот номер создан на основе жизненных наблюдений, – был ответ Марины Владимировны. – Он о людях, которые мучаются в браке и пытаются всё как-то улучшить. Он о том, что нельзя терпеть, нужно уходить. И может быть, это станет отправной точкой счастья. Изначально название номера писалось со знаком вопроса… Будут или нет счастливы герои, это решает зритель в меру своего оптимизма.

Несколько вокальных номеров были оформлены слайдами из фотографий влюблённых. Но разве мечта может быть только о любви?

– А о чём же ещё, когда тебе двадцать лет? – ответила мне режиссёр.

– А я мечтаю объездить всю Европу, для меня любовь не на первом месте, – поделилась моя соседка во время концерта.

Да, тут каждому своё.

Две скромные сиреневые полосы на фоне белого и звёзды из воздушных шаров на заднике несколько снижали уровень даже самых сильных номеров. Украшение университетского «Пятака» – едва заметное, опять же воздушные шары-звёзды.

Однако причины такого скромного оформления есть. Это отсутствие денег и человеческих ресурсов...

А деньги на концерт действительно нужны. Одна только качественная фонограмма стоит от трёх до пяти тысяч рублей. Кроме того, как рассказала режиссёр концерта Ксения Кадькало, участники концерта (не студии) просят оплату за свою работу. Так как они тратят на это своё время и деньги на фонограммы.

Что касается fashion, то жюри верно заметило, что он эстетичный, но однообразный; нужно было сделать его ярче. Действительно, это были всего лишь чёрные платья с вышитыми пайетками звёздами. Но зато какие эти платья были аккуратные, приятные глазу, эстетичные! Такие, что действительно можно носить не только на сцене, но и в жизни!

Особенность ДВИОП ещё в том, что все студенты там – на ускоренном или параллельном обучении. Почти все работают или занимаются творчеством вне ТОГУ. Поэтому режиссёру собрать команду невероятно сложно. Почти так же, как получить высокие оценки судей.

– Из-за того, что жюри почти каждый год меняется, трудно понять их требования. Так получилось с программками. Два предыдущих года мы делали их на спирали, каждому номеру – отдельная страница. Жюри нас похвалило, сказало, что очень удобно. В этом году сделали так же – сказали, что неудобно, – возмущается Ксюша.

Как зритель, я видела, что уровень концерта очень невысокий и тема не раскрыта. Но как журналист я узнала, что концерт (кроме тех, кто выступал на сцене) готовили всего два человека. Ксюша Кадькало и Маша Паук. Два, понимаете! Они же огромные умницы! Каждую пайетку и каждую бисеринку пришить своими руками, без машинки…

Мне кажется, что был это концерт-предисловие, хорошее начало книги «Студенческая весна – 2011».

День 2-й. Позитивно и от души. Аплодисменты!

Очень искренний. Добрый. По-настоящему студенческий. Я говорю о втором концерте «Студвесны» – выступлении Дальневосточного автодорожного института (ДВАДИ). Он был создан по мотивам рассказа Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый». А в эпиграфе к концерту говорилось: «Истина настолько проста, что за неё даже обидно».

Начался концерт с трэш-видео. Это была зарисовка из пластилиновых человечков с глазами-болтиками и начитанными строчками из рассказа –

в паре с энергичной, жизнеутверждающей музыкой. Видео было изюминкой концерта, оно связывало его и придавало всей истории изрядную долю философии. Автор видео-связок, Андрей Максимов сказал, что такая форма (фигурки из пластилина) была выбрана потому, что «…абстракция – она красивее и легче воспринимается. Тогда люди не придумывают смыслы, которых нет и не должно быть. Трэш – это классно!».

Затем на сцене появился боди-арт. Сначала девушки скрывались под белой тканью и напоминали парящих в океане медуз. Рисунки на их коже символизировали темпераменты людей: страсть, коварство, плаксивость, радость-весну, пассив и нежность. Это было очень красиво, а причёски – африканские косички – изумительно дополняли образы.

Также зрители увидели Roller-Dance под названием «Друг детства», услышали акапелльную композицию «Плывут туманы белые» от ансамбля «Вдохновение». Кстати, этот номер получил высший балл концерта. «Взлёт» представил шоу барабанщиков под названием «Ночные страхи» – очень живая игра и, что важно, недолгая.

Танец «Страшный суп» был, к сожалению, самым неудачным номером концерта. Красивые девушки с лёгкими, невесомыми крыльями, которые так легко носить… в одеждах светло-серого и белого цветов… эстрадная хореография, классическая музыка… Внезапно раздается выстрел, одна девушка-птица падает, зал вздрагивает и по телу бегут мурашки… музыка становится напряжённей, у двух оставшихся птиц страх, трагедия… И вдруг – шок и смех в зале – их одновременно «убивают»… Целью танца было рассказать о птицефермах, где пернатых убивают ради супа. Однако этот номер вызвал лишь смех и недоумение. Вердикт жюри: с изначальной заявкой на классику и таким шокирующим финалом номер антисценичен. Его нужно было либо ставить красивым и лёгким – без трагичного финала, либо создавать гротеск – комический приём, в котором «смешное и забавное неотделимы от страшного и зловещего».

Затем прозвучала инструментальная композиция «Ave Maria» из скрипки и клавиш. После неё на сцене появился fashion – красивые девушки в длинных белых, светло-розовых, золотистых платьях и с большими, шикарными, белыми крыльями за спиной… Естественные, лёгкие, настоящие…

После них на суд зрителей и жюри вышел танец «Любовь как омут» Павла Фурсова (бывшего участника студии «Level», теперь танцора студии «ФИШ») и Анастасии Назаровой. В жюри верно отметили большую разницу танцевальной подготовки Паши и Насти. Паша – на высоте, а девушка сильно от него отставала.

Предпоследним номером был русский рэп, а в финале звучала всем известная, многими любимая песня «Let it Be» от группы «ДНК».

Этот концерт был совсем коротким и радостным, светлым. Он подарил энергию, улыбки и огромное вдохновение! Даже было жалко, что он так скоро закончился. Мой знакомый расстроено сказал: «Я только разогрелся, а уже всё закончилось. Хочется ещё». Разве это не комплимент организаторам и участникам? И ещё одно мнение: «Я ждала чего-то долгого, скучного, а тут всё так динамично! Прям так, как надо!»…

Здесь мне хочется поставить смайлик… Такие отзывы не характерны для концертов ДВАДИ, верно? Но всё было именно так.

Я рада за участников и организаторов, что всё получилось здорово. Я рада за нас, зрителей – мы получили огромный заряд позитивных эмоций и бодрости!

Но почему раньше институт выставлял совсем другие концерты?

– Мы набрались опыта, посмотрели видеозаписи наших прошлых концертов и проанализировали ошибки. Мы просто раскрылись, и в команду пришли новые, креативные люди, – рассказывают ребята из режиссёрской группы – Павел Алёшин, Ольга Кутенких, Анастасия Руденко, во главе с заместителем декана по воспитательной работе Максимом Сергеевичем Федоренковым.

Максим Сергеевич, наверное, во всём университете единственный замдекана, который так много помогал студентам и так за них переживал. Кстати, именно он предложил взять за основу концерта рассказ Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый».

– Начитанней человека я не видела, – сказала мне Ольга Кутенких.

В команде ДВАДИ много ребят из других институтов и факультетов.

– Везде требуют формат. А здесь скажешь: «Я хочу!», тебе ответят: «Иди и пробуй!». Меня позвали сюда мои друзья, и я осталась. Благодаря тёплой атмосфере и очень сплочённой, дружной команде! – с улыбкой говорит Оля.

Обсуждение жюри было очень напряжённым. Представители судейства всегда оценивают профессионализм. Главный организатор концерта ДВАДИ, Максим Сергеевич, старался донести мысль, что это студенческое творчество, что даётся возможность каждому проявить себя, и делается это ради удовольствия. Также во время обсуждения и нашего с ним разговора он говорил о человеческом факторе. Так, танцовщица Анастасия Назарова вчера сильно потянула спину и танцевала «на обезболивающих». Две девушки-модели боди-арта, когда их красили, упали в обморок.

Но жюри на это твёрдо ответило: «Мы не можем это учитывать. Сцена – это жестокое место. Она не терпит слабых и больных. Нужно или снимать номер, или выходить и забывать обо всех своих проблемах».

И хотя нам, простым зрителям, кажется это жестоким – они совершенно правы.

Нужно сказать, что fashion жюри оценивает и с точки зрения костюмов, и с точки зрения хореографии – сценического движения, перемещений по сцене и логики движений, даже проходки (хотя бы по одной линии).

Кроме того, важным является соответствие названия номера тому, как доносят идею исполнители. Нужно не забыть указать в программках авторство слов и музыки (если это не личное произведение – особенно). И лучше делать программки на канцелярских скрепках, а не спиралях.

– Что вы приобрели за время подготовки концерта? – спросила я его организаторов.

– Мешки под глазами и язву желудка!

– Опыт и эмоции! Когда пытаешься всем коллективом наесться одной сосиской!

– Когда готовимся часами и спим минутами!..

– Концерт закончился, теперь будет скучно без этих вечеров…

День 3-й. «Культура» против «MTV»

«Почему у вас так много номеров?» – спросила я до концерта у заместителя директора по воспитательной работе ИПЭ Любови Васильевой. «Мы никого не обижаем», – строго ответила Любовь Владимировна. Концерт подтвердил правоту её слов.

Ни одного исполнителя не обидели словами: «Нет, вы не будете участвовать», поэтому обижены были зрители.

– Любовь Владимировна хочет дать возможность всем выступить независимо от их уровня. В результате получается профессиональный рост для студента, но минус для института, – считает режиссёр концерта Дмитрий Дерябин. – Я бы убрал многие номера.

Концерт назывался «Ночь в музее» и в его начале голос за кадром объявил: «Мы в музее современного искусства». Современное искусство было показано очень контрастным.

Так, самым шокирующим номером был восточный танец «Ночь в Рио». Девушки были почти обнажёнными – в стрингах и бюстгальтерах на тоненьких завязочках. Они напоминали танцовщиц из ресторана «FIESTA DE RIO». Зрители смутились, многие закрыли лица руками. Это выступление было снято с оценки и осталось без комментариев жюри. Организаторы концерта, Дмитрий Дерябин и Любовь Владимировна, признались, что не знали, что костюмы будут почти отсутствовать. «Они пришли только на последнюю репетицию и танцевали в джинсах. Мы не успели посмотреть их костюмы до выхода на сцену. Причина в том, что излишне доверяешь людям», – расстроено говорил Дима после концерта.

Зато, когда следующим на сцену вышел молодёжный ансамбль «Казачья удаль», мы, зрители, были ему рады как никогда! Как же красивы были девушки в закрытых платьях до колен! Резкий контраст этих двух стоящих рядом номеров напомнил мне противоположные телевизионные каналы «Культуру» и «MTV» с «МУЗ».

Этот концерт показал: зрителю ТОГУ «Культура» ближе!

Исполнение на гитаре песни Виктора Цоя «Последний герой» два члена жюри оценили в один балл из десяти. Объяснили тем, что выступление было каким-то домашним, а не сценическим. Сев за микрофон, парень вдруг сказал «Раз-раз», что делать на выступлении недопустимо. «Нельзя бытовое исполнение выносить на сцену», –

прокомментировал выступление проректор по учебно-воспитательной работе Александр Мшвилдадзе.

Необычный номер – перформанс «Белое против чёрного». Он по задумке и оформлению арт-студии Ивана Федотова своеобразно и гротескно изобразил борьбу белого и чёрного в мире. На сцену вышли гигантские чёрные роботы – шагающие экскаваторы, за ними появилась девушка в космическом костюме – белом, облегающем, с воздушными шарами.

– Это скорее природные образы: ночи и дня, зимы и лета, тепла и холода, – объясняет идею Иван. – Но, заметьте, и у чёрного есть белые полосы, и у белого есть чёрные элементы. Как в самом неприятном, злом человеке можно найти что-то доброе, как тёмной ночью в небе всё-таки видны луна и звёзды.

А ещё на концерте прозвучало признание в любви… От исполнителя песни «Nat King Cole». На экранах листались фотографии девушки исполнителя, Игоря, и их – вдвоём, обыкновенные фотографии из домашнего альбома… Казалось бы, это же сцена, какое дело нам, зрителям, до ваших отношений! Но зал ахнул и зааплодировал, когда он взял букет роз, спустился к ней в зал и нежно поцеловал в щёчку... Однако жюри строго сказало «Хороший сюрприз для девушки – ничего более». На то оно и жюри.

На обсуждении концерта много говорилось о том, что сцена – это не кабак и не подъезд. Где-то «на ура» проходят почти обнажённые артисты и шансон, где-то – знания нескольких аккордов достаточно для бури аплодисментов… Как и после предыдущих концертов, представители судейства задавали вопрос: «А где работа со светом?». Так, про «Вальс» студии спортивно-бального танца «Премьер» один из членов жюри, Евгения Ордина, руководитель вокально-джазового ансамбля «Next emercom» сказала: «Если бы был продуман свет, помарок танцоров не было бы видно». Евгения Стро, арт-директор клуба «Харли Девидсон», напомнила, что оптимальная длина номера от двух с половиной до трех минут.

Главный вывод из этого концерта, наверное, в том, что слово «нет» обладает магической силой – «это лучший менеджер вкуса», как заметил один из зрителей.

День 4-й. «The ONE»

«Главное для нас в создании концерта – это честность», – сказала мне Мария Бобкова, один из режиссёров Института архитектуры и строительства (ИАС), за три недели до выступления. И вправду Институт архитектуры и строительства в тот вечер был очень искренним. И очень грустным.

Эта тоска была связана с решением о предстоящем разделении ИАС. Как это повлияет на «Студенческую весну», рассказал Артём Бобков, второй режиссёр:

– Это просто сломало команду. Много ребят занималось «Весной», причем не только с архитектуры и дизайна. Конечно, пока они останутся с нами, по инерции, а потом уйдут…

– Мы же семья! И она рушится! – врывается в беседу Маша. – Этот концерт – для всех ребят, кто раньше занимался «Студвесной». Для Маши Дусь, Саши Авраменко, Саши Ляшенко, Маши Петрушкиной, которая выпускается в этом году, Леши Гайлита – который выпустился несколько лет назад. «The ONE» – о единстве, о преемственности, о передаче эстафеты.

Маша и Артём, помимо учебы, сами ведут дополнительные занятия для студентов. А на необязательные занятия приходят те, кто хочет знать больше… И обычно именно там – по блеску в глазах – они находили ребят, которые потом с раскрытыми ртами слушали о тайнах подготовки «Весны»… Теперь её будут готовить новые люди.

Как и в прошлом году, ИАС – это особый мир. Сильный. Смелый. И в этом мире независимые люди с тонким вкусом создают стильные, чистые концерты.

Номер «Оставил» в исполнении Сюзанны Гвоздевой (модерн-балет), Артёма Штанова (клавишные) и Елены Кочеватовой (скрипка) своей простой музыкой и простыми движениями показал многое. И страх, и отчаяние, и напряжение, и чувство вины, и воспоминания, и попытку убежать от самой себя.

Авторское слово «…мог понять только тот, кто активно занимается «Студвесной», – совершенно точно сказал Александр Ляшенко, один из организаторов многих предыдущих концертов ИАС. Непрофессиональное прочтение и плохая дикция не помешали донести чувства чтецов до зрителей. Наоборот, показали ненадуманность эмоций.

«…и суета, и беготня… теперь пустота и я одна. Я собираюсь по частичкам, чтобы увидеть ваши лица… разрушить сотворённую не Богом – человеком – стену…», – начинала говорить Маша Бобкова. «Я – ваше солнце, я – новый свет…Мне хочется прижаться к вам… своей мыслью… я улыбаюсь… Вы мне нужны. Вы зрители, и вы – мои», – заканчивала речь одна из тех, кто теперь берёт в свои руки создание новых концертов института (или уже факультета?) – Юлия Редько. Это был крик души. Но не от тоски по разделенному институту. Он – о счастье создавать чудо для зрителя вместе с любимыми людьми. Ещё – об огромной пустоте внутри, когда понимаешь, что это твоя последняя студенческая весна… И о любви к тем, кто теперь встанет на твоё режиссёрское место. И снова – о радости дарить свои чувства зрителю.

– Нет, авторское слово, как и всё остальное, не писалось под впечатлением от расформирования института. Просто так получилось. Мы же архитекторы, мы должны предугадывать будущее, – говорит Маша Бобкова уже после концерта.

– Мы проектируем среду для будущего человека. Мы как бы заранее закладываем судьбы людей, которые будут жить в этом здании, – добавляет Артём.

Этот концерт показал, как прекрасно и сильно могут смотреться номера при почти отсутствующих декорациях! Просто на белом фоне. Только при одном условии – продуманный свет.

Большинство оценок жюри были высокими. Только один номер – «Оставил» – был снят с оценивания – в нём не участвовало ни одного студента ИАС (учитывая, что это не студия ТОГУ).

Fashion-коллекцию Марии Петрушкиной едва не сняли – из-за того, что большая часть моделей не были студентами ИАС. Но авторство коллекции было бесспорно: её задумали и воплотили в Институте архитектуры и строительства. Это «Времена года», те самые, которые легли в основу календаря ТОГУ на 2011 год. Была и вторая коллекция – «Tree of Life» –

образы деревьев, ломающихся и гнущихся.

ИАС – это не просто институт. Это символ сумасшедших идей, смелых и трудолюбивых людей, прекрасных проектов. «Ветер перемен», о котором пел в финале программы «Золотой голос ТОГУ» Антон Бычковский, пришёл. Но, несмотря на переформирования, разделения, новшества, мы – ТОГУ.

 

Одна душа.

Одна весна.

«The ONE».

День 5-й. Море на всех

«В глубине…» – так назывался концерт Института информационных технологий, о котором я вам расскажу.

На «Пятаке» – сундук с кладом, водоросли и рыбы. На столе жюри – ажурные ракушки, пригласительные в виде бутылок с посланиями о помощи, которые бросают в море потерпевшие бедствие моряки и – настоящая золотая рыбка в круглом аквариуме. Огромная розовая медуза парила над сценой, натянутые треугольные полотна синей ткани символизировали водное пространство с пузырьками воздуха, из раковины перед сценой то и дело летели мыльные пузыри.

Интересным было обрамление концерта: погружение человека в водную стихию в начале и выныривание – в завершении.

– Почему мы выбрали тему моря? Оно загадочное, неизвестное… Вот лес – он ограничен, а что на глубине моря, мы не знаем, – поясняют задумку режиссёры Дмитрий Наумов, Анастасия Солодовник, Анастасия Хрол и Александра Бутова.

– Герой концерта – художник, который попадает в мир моря, который он нарисовал. Подводные глубины дарят герою много положительных эмоций. Номер студии «Level» – это воспоминание о серой обыденности, замкнутом круге, в котором он жил. Выпадая из моря, герой дорисовывает новые, позитивные элементы к своей картине, – рассказывает Дима Наумов.

Номер хип-хоп студии «Level» назывался «Я» и был поставлен на песню Виктора Цоя «Мы ждём перемен».

На обсуждении проректор Александр Мшвилдадзе сказал:

«Я думал, что танцевать под Цоя невозможно»…

А мы поговорили с руководителем коллектива, Михаилом Видякиным:

– Миша, кто этот «Я» в номере?

– Это не кто-то конкретный. Смысл номера соответствует тексту песни. О том, что каждый день такой же, как предыдущий, ничего нового и интересного – «Вместо тепла зелень стекла, Вместо огня дым. Из сетки календаря выхвачен день». Если бы я был зрителем, я бы спросил себя: «Где здесь я? Я ли это? Хочу ли я так жить?» И хочешь что-то поменять, но система, в которой ты живёшь, не даёт этого сделать. И ты боишься – ведь придётся менять всё внутри себя с самого фундамента. Можно изменить – но всё зависит от тебя, и нужно это только тебе, поэтому название – «Я».

Два раза на сцене появлялось Light-show, создавая атмосферу океанического дна, где в темноте обитают светящиеся животные. Один из номеров (в нем с помощью фонарей изображались глаз, человечек, стрелка, рыба, подмигнувшая рожица, сердце, корабль) очень напомнил постановку «Птицы» студии пластического театра «Марсо» (премьера была на «Студвесне-2008»), в которой те же образы выкладываются кистями рук, благодаря технологии блэк-лайт – белое светится на фоне чёрного при помощи специальных ламп.

Поразил зрителей акробатический этюд, когда парни выполняли сальто назад, колёса и другие акробатические «фишки». Безупречно владея техникой, они будто летали над сценой и заслужили восторженные крики зрителей. Один из членов жюри, Евгения Ордина, руководитель вокально-джазового ансамбля «Next emercom», даже сказала: «Я такого ещё не видела, хотя видела я много».

Танцевальный номер «Пираты», который, по словам Евгения Слонского, председателя студенческого профкома ТОГУ, «обладает всем необходимым, чтобы называться совершенным», действительно был ярким, сильным и неординарным. Что ж, Михаил Видякин в паре со Святославом Карюкиным оттачивают своё мастерство уже много лет и вряд ли могут станцевать «средне».

…Многие из нас любят море, и, наверное, можно сказать, что погрузить зрителя в этот мир институту информтехнологий удалось. Но море, оно ведь разное. Поражающее, прекрасное, пугающее…

Хотелось понять, какое оно именно для создателей этого концерта? Но всё равно, спасибо. Мне захотелось нырнуть в морскую волну в маске и с трубкой. Отдохнуть на берегу и отбить волейбольный мяч. Море – оно родное и – общее. Тема, пожалуй, беспроигрышная.

День 6-й. Гангстеров – к сцене!

Настоящий, суровый и обаятельный гангстер должен успеть в своей жизни всего три главных вещи. Сначала нужно собрать всех должников и построить их у стенки. Теперь-то вы запоёте! Потом тёмным и душным вечером, взяв нескольких подручных – с лопатами и кирками, нужно на чёрном кадиллаке выехать в старый парк, достать из багажника тяжёлый свёрток… Выкопать яму и начать сажать дерево. А лучше несколько – парк ведь большой… Ну, и конечно, надо не забыть вырастить сына. А то он сам – как вырастет?..

– Ты где был, Джонни? – спрашивает Дон Кастелло своего наследника, вернувшегося домой с очередного «дела».

– Выполнял твои грязные поручения, отец!

– Ты должен быть дома до 10 часов! Вдруг ты тайком занимаешься добрыми делами?

А ведь занимается.

«Мафия. Сага. Крепитесь!» – сурово глядели красные и чёрные буквы с афишек и пригласительных Факультета математического моделирования и процессов управления (ФММПУ).

«Падайте со смеху!» – итог концерта. Здоровский, весёлый и смешной студенческий капустник.

Один только видеоролик-открытие можно разобрать на цитаты:

«Штык. Правая рука Дона Кастелло. Взял в руки оружие в три года. С тех пор родители стоят в углу, пока он смотрит мультики» – это о подручном крёстного отца.

А дальше – видеосюжет о гангстерах, которые копают яму…

– Вы знаете, ребята, – признавался на обсуждении председатель жюри Олег Федосеев, – я всегда очень щепетильно отношусь к вопросам этики на сцене… И вот я смотрю, как на экране роют яму, и это всё так долго, и я думаю – ну неспроста же! А вы не разочаровали – дерево посадили!

Распространители добрых дел и режиссёры концерта – Тарас Цыпченко, Светлана Бондаренко, Павел Воропаев, открывая своё «Казино», даже устроили покерный турнир в тот день на «Пятаке». Каждый, кто хотел получить игровые фишки, должен был сдать бармену сигареты. Ещё «огонь и дым» можно было обменять на конфеты и колу.

А в продолжение банкета на сцене актового зала сыграли музыкальный спектакль. С латиноамериканскими танцами («Ча-ча-ча» от студии бального танца «Премьер»), с джазовыми композициями («Hit The Road Jack» в исполнении Тамары Доманиной), с танцами а-ля Майкл Джексон и с фэшн а-ля «Маленькое чёрное платье».

Боди-арт в стиле казино – в разрисованных парнях и девушках иногда угадывались карточные масти, зелёное сукно с фишками и сектора рулетки… И даже надпись JACK POT – причём последняя часть фразы читалась на кормовой части девушки-модели.

Поющий хозяин пиццерии – пел, правда, плохо. Зато пародия! «Стена наказания» – это вам не Стена плача. Здесь даже жертвы гангстерской расправы, замурованные по самые уши – не плачут, а поют. Долги отрабатывают!

По ходу концерта как-то незаметно выясняется, что единственный наследник сурового Дона Кастелло вовсе не хочет быть похожим на отца. Пускай все его деды, и прадеды, и прапрадеды, и даже предки с хвостами (которые прыгали по деревьям, но всё равно отбирали у других обезьян деньги), – если они были гангстерами, то Джонни предпочитает решать дело шуткой. Спасает хозяина пиццерии от отцовской расправы, пробуждает добрые чувства у подельников – Штыка и Мачете (причем чувства, у двух мафиози, кажется, возникли друг к другу), а ещё он шарахается по ночному городу, танцуя с первыми встречными, играет в казино… И попадает на Стену наказаний – потому что от Семьи не скроешься. Разве что в другом городе, да с «одним триллиардом долларов»!

Хорошо, что музыкальный спектакль окончился музыкой – а не клюквенной кровью, огнём и дымом из бумажного Кольта 45-го калибра. Потому что члены жюри, зарядившись студенческим позитивом, судили концерт очень благодушно. Разбор был дотошным, но и баллы – высокими.

Замечания вызвали вокалисты, потому что «либо не попадают в ноты, либо плохо работают пульты у звукачей». В итоге решено: всё валить на пульты, а исполнителей пощадить и даже рекомендовать на гала-концерт.

Танцевальные номера тоже разбирались критично. «Ча-ча-ча» от студии «Премьер» показалась судьям недостаточно страстной. Но и вправду, в криминальном мюзикле, пусть и с изрядной долей КВН – всё-таки хочется нуаровой страсти.

Остальным танцорам тоже досталось, потому что они не занимаются в студиях. Как, впрочем, и остальные студенты факультета математического моделирования и процессов правления.

– У нас просто очень тяжёлый факультет, ¬– говорит мне потом режиссёр, Тарас Цыпченко. – Тем, кто не учит столько физики, математики, информатики, кто не сидит за учёбой с утра до ночи, – не понять. А другие у нас не выживут, я же говорю: такой факультет…

В очередной раз жюри критиковало фэшн.

Да! «Маленькое чёрное платье» в исполнении Светланы Бондаренко получило новое дыхание.

«Я не представлял, что можно ещё хоть что-нибудь сказать на эту тему. А вот сказали!» – удивляется проректор Александр Мшвилдадзе.

Но: «Нет хореографии, нет интересного и слаженного рисунка, у девушек лица испуганные! Если вы не сильны в дефиле – сделайте номер, покреативьте!» – добавляет Евгения Ордина, руководитель эстрадно-джазового ансамбля.

– Мы неоднократно выступали на конкурсах и показах – краевых и региональных, – пытается защитить свой труд Света Бондаренко. – И вот там нам говорили обратное! Уберите это, уберите то, оставьте дефиле… Раньше мы и правда – чего только не устраивали, чуть ли не в бубен стучали!

А после признаётся мне – уже «за кадром»:

– Не хотела выносить это на обсуждение. Просто Наталья Бердник уже пять лет подряд этот креатив режет. Нещадно. Вот и остаётся только дефиле.

Но всё-таки, сколько ни режь креатив – иногда остаётся чуть больше, чем просто концерт. Остаётся приятное, хоть и не студийное исполнение, остаётся ворох хороших шуток – наверняка проявятся в каком-нибудь КВН, обязательно останется в памяти посаженное дерево, и непутёвый гангстер-сын… А если вас, благородные доны-режиссёры, кто-нибудь припрёт к стенке и будет грозить остреньким… Не вздумайте сдаваться! В крайнем случае – можно что-нибудь спеть!

День 7-й. Глубина отражения 

Представьте себе – останавливаетесь перед зеркалом. Но не для того, чтобы поправить причёску или проверить, как лежит галстук. Просто останавливаетесь, всматриваетесь – а там…

«Мир твоего отражения» непрост. Это о концерте Юридического факультета. Не слишком эмоционален, чтобы бить наповал. Не очень лиричен, если не вдаваться в детали. Можно даже сказать, что прошёл на одном уровне… Высоком.

Только… не будем судить объективно. Попробуем поймать глубину.

Монолог Кирилла Клименко, с которого начался концерт, неожиданно (как твоё лицо, пойманное в случайном отражении) подмигивает: «А что ты увидишь в этом зеркале? Что-то хмурое, уставшее, озлобленное? Или, может…»

Может, если очень захочет. «Ведь это моя жизнь» – вслед за Bon Jovi повторяет Сергей Остроумов, аспирант юрфака. Отличная песня для того, чтобы поднять настроение, поверить в свои силы и сделать решающий рывок. Если ты – Bon Jovi, тебе удастся.

Но Сергей слишком эмоционально взял рубеж. Резкие движения – как будто невидимому врагу нужно обязательно надавать по голове, чтобы доказать: «It’s my life!». Агрессивный вокал – быстрее, быстрее, пока это ещё моя жизнь, пока… И роллеры, появившиеся на заднем плане – иногда они спотыкались и не держали равновесие.

– Роллеров я бы вообще убрал! Артист пытается донести мысль, он поёт, он соответствующе одет… А парни на роликах – кто в чём. Это смотрелось бы на стадионе, на большом концерте, но никак не на сцене! – высказался председатель жюри Олег Федосеев.

Вокалист старался, его эффектное исполнение, хриплый голос и безусловная смелость зажгли зал. Но начинать надо чуть менее резко и громко. Это только мэтры могут – с порога, и в лоб. И чтобы всем понравилось.

Но планка поставлена – и юристам удалось её перепрыгнуть. Студия спортивного бального танца «Премьер». «Кумиры и поклонники».

Зажигательный танец под рок-н-ролльную классику, парни в блёстках и париках (о, этот Элвис!), девушки – навстречу кумирам, и рраз! – подшаг, ррраз! – разворот, ррраз – поддержка, и какой-то парень в центре (как оказалось – Илья Репкин) так хорошо отыгрывал роль кумира, что у него слетела корона. Ну, или парик.

После этого богемный фэшн – можно перевести дыхание, откинуться на спинку стула и даже запутаться взглядом в прическах, и складках, и кружевах платьев…

Но дальше…

У Аниты Цой прекрасный голос – чуть приглушённый, с хрипотцой, но когда она начинает: «Сбереги меня, прошу – я слабее, чем кажусь…», мужчины готовы воротить горы и строить вавилонские башни. До самого неба, наверное – потому что Аните хочется верить безоглядно.

Команде, которая взялась исполнить «Небо», да ещё на два голоса и одного парня, – не хватило всего. Начала – глухого и страстного. Середины – где есть вокал. Конца – где надо бы и честь иметь.

Это сольная песня. И уж тем более – нет места юноше, который вышел из-за кулис, погладил по плечу сначала одну исполнительницу, потом вторую. А потом спустился в зал – а зал догадывайся: кого же он погладит теперь? Вот он идёт, ближе, ближе… Ух, мимо прошёл. Погладил охранника в конце зала. А может, руку пожал?

О чести…

Есть рыцарская, есть девичья.

В художественном слове на стихи Марины Цветаевой (посвящённые Петру Эфрону) было всё. Маргарита Шмидт (Мастера бы Вам, девушка!) – легко и изящно, в серебряновечном, грустном выступлении рассказала всё – не открыв ничего. О том, как трудно признаться – если ты девушка. О том, чьи глаза, породистые и гордые, щурятся и молчат. О том, чего не вернуть. Ни Серебряного века, ни юности, ни воспоминаний, ни…

– Прощайте, граф!

Аплодисменты.

И дальше – дыша взахлёб – «Кино на потолке».

Этот номер надо видеть – и не нужно гадать, что же происходит между двумя молодыми людьми, которые ломаются и текут в странном танце, пересекаясь, как две параллельные, и ударяя друг друга перпендикуляром. Любовь, боль, страсть, презрение, равнодушие… В один из моментов вдруг сжалось сердце – и я понял отчего. На заднем плане – чуть подсвеченная бледным, мерцающим – появилась измена. И всё по-новому. Каждый раз – по-другому. И на пике – обмякшие, плачущие… счастливые?

Студия «Мираж» Виктории Комбаровой.

Кирилл Клименко и Дарья Поломошных – «Кино на потолке».

Жалко, что классика кончается. А готика в исполнении Татьяны Моисеевой осталась лишь заявкой. Клавиши, скрипка, гитара и голос Татьяны, который мог звучать иначе. Просто почему-то не успевал за ритмом, не попадал, не ладился… И инструментальный ряд расстроено вторил и тоже не успевал.

Жюри в один голос решило – проблема техники. Не отрепетировали, не сыграли, не услышали. Соглашусь. Таня отличный вокалист и превосходно работает в готическом стиле. Не срослось…

Ничего не хочу говорить о видеороликах на «социальную тему». Не хочу говорить о lightshow – почему-то в зубах навяз проклятый «Аватар». О «Стюардессах» студии F&SH очень емко высказались члены жюри: «F&SH? Десять баллов!!!».

Танец «Дети» от студии «Тектоник» показался недоработанным. Всё ждал, ждал – ну когда же оно, того, начнётся… Ну… Ну! А ничего. Только лазерный луч, который в конце концов рубанул затянувшуюся историю. Оказалось, ждал «того, самого» не только я. Почти всё жюри… Не дождались.

А вот кто не заставил ждать, кусая губы от нетерпения, – так это «Марсо».

«Стройка». Шумовая зарисовка. Что ещё может быть на стройке?

Рабочие в голубых робах и касках, которые строят дом, которых строит прораб… Он задаёт ритм свистком, топотом, криками… Ритм – это очень важно на стройке. Без ритма и работа не спорится, и бетонные плиты совсем неподъёмны для хрупких девушек в униформе, и травматизм, опять же. И даже летальность повышенная на производстве.

Поэтому – как ни боролись рабочие с несправедливостями и придирками начальника, как ни бунтовали и ни саботировали производство… Однажды бетонная плита, которую общими усилиями подняли (Ррраз! Ррраз! Еще давай!), да забросили куда-то на верхние этажи неба… Упадёт. И тогда явится свергнутый прораб, и подставит своё мужское плечо, и примет на себя низвергнувшиеся с высоты стройматериалы… (Ррраз! Ррраз! Помогай!) И все останутся довольны. Потому что не надо слов – только задай ритм.

Наверное, слов хватит. Стоит немного сказать о боди-арте, который получился как никогда выигрышным. Режиссёры всё-таки прислушались к мнению жюри, и теперь девушки – знаки Зодиака не просто демонстрировали рисунки на коже, но и обыграли свои созвездия. Выигрышно смотрелась и «Казачья удаль»: как сказал Евгений Слонский, у каждого в душе при звуках народной песни «рождается желание притопывать, прихлопывать, подпевать и ещё что-нибудь делать».

А ещё стоит сказать спасибо режиссёру Дарье Камаевой, ребятам, которые помогли ей сделать концерт, и судьям, которые отметили достойных.

Финальный монолог ничего не испортил. Просто зеркало повернулось, метнуло блики… Погасло.

А в пропавшем отражении кому-то на миг почудилась глубина.

День 8-й. Глянец. Шик. Лоск

Самые красивые слова, самые идеальные лица, самые смелые поступки. Зритель, пришедший на концерт, ждал именно этого. Но со сцены на него смотрели пустые глаза длинноногих моделей и лица, лишенные чувств и эмоций, из-за пожирающего все и вся гламура. Когда открылся занавес, и сцена озарилась блестящей мишурой, кто-то сзади сказал: «Это заявка на первое место». Манекенщицы энергично, агрессивно и в такт музыке вышли на подиум.

Глаза радовались – столько красивых девушек. «Наконец-то хорошее дефиле», – услышал я снова. Но не успел закончиться концерт, как люди вокруг откровенно и громко вопили: «Опять Fashion?! Сколько можно?» А действительно, сколько можно? Связки-проходки были слишком затянутыми, а реклама брендов одежды так и вовсе вызвала у всех негодование.

Но не всё так плохо. Эстрадно-духовой ансамбль ТОГУ с «Текилой» приятно порадовал своим интересным звучанием, а еще своей инсценировкой и созданным шоу.

Шокировала Екатерина Непогодина с произведением, подсказывающим, в какое время года лучше умереть. Оказалось, лучшее время для суицида – …дцатое число ноября. Вот только ролики, на которых Анжелина Джоли мучилась в постнаркотической ломке и билась телом о стены, были не лучшим сопровождением к не самому достойному тексту. Многие на этом номере навсегда покинули актовый зал.

Я их понимаю.

Ансамбль «Вдохновение» на этот раз выступил «мимо». И дело не в том, что девушки, вопреки неоднократным укорам жюри, отказываются одеваться для номера в однотонные наряды, а в том, что сегодня они просто не слышали музыку. Очень необычным было наблюдать среди всего пафоса и гламура социальные ролики. С самого начала видео о курении было воспринято зрителями как стеб, но, по мере развития концерта, увиденное все-таки стало восприниматься. Виталий Дегтярев, автор практически всех роликов и, кстати сказать, неоднократный победитель конкурсов социальных реклам, подготовил отличный сюрприз для присутствующих. Ролик о донорстве и о бездомных детях – это сильно!

Чарлидеры из группы поддержки «Лица» подняли настроение легким, незамысловатым номером, в конце которого чудным образом была выложена аббревиатура «ИТЭ».

Рок-группа, исполнившая песню «Не кури», заставила уже на втором припеве подпевать солистке и хлопать в ладоши. Уж очень я не люблю курильщиков. Особенно тех, кто курит в туалетах ТОГУ.

Ира Котова и Сергей Ткаченко, обладающие абсолютно разным вокалом, смотрелись на сцене органично. Всегда приятно смотреть на талантливых ребят, коими и является эта пара, и слушать.

Ну, а в остальном, были проходки, каменные лица и пустые глаза одних и тех же ребят, так часто выходивших на подиум, как, впрочем, и бывает на настоящих подиумных показах. Только вот мы привыкли и любим вас живыми, яркими и веселыми! Будьте собой!

День 9-й. Очень долгая телепередача

На концерт Института экономики и управления часть зрителей идёт с негативной установкой: собрали себе все студии! Режиссёрская команда, по их словам, уже привыкла и относится к этому с некоторой иронией: «Только жаль, что из-за предубеждений многие ищут ошибки и не видят, что за два года работы мы выросли, теперь у нас появился сценарий. А то, что у нас много студий… Да есть номера, где выступают только студенты-экономисты!».

Концерт под названием «Про это», действительно, в 23 номерах собрал почти все студии. Но финальные слова «Не важно, из какого мы института, мы все – Политен!» были очень примиряющими и объединяющими. Однако Студвесна – это конкурс. Поэтому после выступления института было заседание жюри, на которое пришло как никогда много людей…

Концерт создавался в виде телепередачи, которую ведут студенты ТОГУ. Тема была выражена в пригласительных в виде программы передач, пультов на столе жюри (кто-то пошутил: это чтобы переключать, если не нравится?) и тремя телевизионными включениями. Два ведущих телепрограммы связывали четыре блока концерта: народные мотивы, тема любви, карнавал и блок о Политене…

Концерт длился час сорок пять минут. Из-за разделения на блоки – сначала только народное, потом только о любви, зрители стали уставать и некоторые покидали зал. «Иногда было чувство вязкости» – отметило жюри. За нарушение регламента времени (программа должна быть не более часа двадцати) институту были назначены штрафные баллы.

Зато ребята из ИЭУ создали не только яркий, запоминающийся боди-арт с сюжетом, но и единственные за эту «Университетскую весну» получили за него десятки баллов от всего жюри! Он назывался «Сон», сон ребёнка, где прекрасные принцессы и весёлые клоуны живут рядом со страшными одноглазыми чудовищами. Также все десятки были поставлены «фрик-шоу от Видякина» (как сказала Евгения Стро, одна из членов жюри) – номеру «Звери» студии «Level».

Песню «Невеста полоза» из репертуара группы «Мельница» танцами оформили девушки из студии «Фиш» и сделали это так легко, красиво и изящно, что некоторым зрителям и жюри показалось, что танцоры доминировали над вокалисткой и именно они создавали номер. А вот подтанцовка к композиции «Ангел» (репертуар Ю. Михальчик), по мнению судей, только мешала восприятию песни.

Как всегда завораживающие номера представили студия «Фиш»: танец на три пары «Ты и я» под музыку «Миражи» группы «А-студио» (все десятки жюри); Артём Черкашин и Елена Соломатова – «Не отрекаются любя»; Денис Калюжный и Евгения Чурикова с танцем «Испания».

Литературно-музыкальная композиция «Политен», по тексту Елены Гурьевой, замдиректора по воспитательной работе ИЭУ, звучала патриотично, но немного пафосно. Ксения Спичак, преподаватель вокала Хабаровского государственного института искусств и культуры, посоветовала подобные тексты оформлять массовостью и флагами. Евгений Слонский с улыбкой сказал: «Комсомол и КПСС курит в сторонке!»

В заключение обсуждения проректор Александр Мшвилдадзе заметил:

«Это один из немногих концертов, где было чувство команды.

Я удовлетворён тем, как сегодня поработала режиссёрская команда, но недоволен студиями». Режиссёрская группа – Валентина Вавринчук, Оксана Антоненко, Кирилл Киреенко, Елена Арестова, Алексей Топольняк, Мария Покулевская. Елена Жидкова, автор оформления сцены, и Анна Реморенко, постановщик танца на «Пятаке», говорили о том, что выступать последними тяжело. «Зрители ждут самого лучшего. И ещё – может случиться так, что наши задумки будут у других институтов, и тогда придётся переделывать».

Мы беседовали, когда в конференц-зале жюри уже обсуждало режиссуру всех концертов, оформление «Пятака» и декорации. Прибавляли и вычитали баллы...

А впереди еще был Гала-концерт и вручёние кубка победителя университетской «Студенческой весны – 2011».

День 10-й. Rendez-vous!

Полночь. Хочется горячих нот и жгучих улыбок, шума, движения, покоя, света, темноты...

Добро пожаловать в «Кабаре» Социально-гуманитарного факультета!

Занавес открывается, и чудик-дирижёр, нелепо размахивая своей палочкой, заводит такой же чудаковатый оркестр, в котором музыкальные инструменты наверняка сделаны из папье-маше… Но как играют, черти!

Эти слова хотелось повторять несколько раз кряду. Кабаре «Midnight» предлагало блюда на любой вкус: горячие индийские танцы и зажигательные музыкальные салаты, безопасные кушанья китайской школы рукопашного боя и совсем небезобидную семейную кухню. На закуску были: жизнь по-восточному, любовь по-корейски, а также несколько родных и знакомых отечественных яств.

Но в промежутках между этим буйством номеров мы увидели историю любви, которая вплеталась в концертную программу и часто смотрелась намного живее и лиричнее.

Итак:

Джейн – хозяйка кабаре, мечтает стать великой актрисой.

Майкл – «ботаник». Мечтает быть с Джейн.

Андре – самодовольный конферансье. Не мечтает быть с Джейн, потому что уже с ней. Но, в конце концов, уступит «ботанику».

А теперь… по порядку всё равно не получится. Слишком много всего хорошего.

Вот, например, восточный танец в исполнении Валерии Кибалиной. Он назывался «Я танцую жизнь», хотя… Когда гостья с Востока выхватила из ниоткуда два ярких, шёлково-мельтешащих языка пламени –

мне показалось, что она танцует сложные дипломатические отношения между Германией и Бельгией. Но чёрно-жёлто-красные (и чёрно-красно-жёлтые) полотнища так жарко дышали огнём… А когда девушка взяла в руки саблю – весь зал пал к её ногам. «Красиво, опасно и страстно».

– Неожиданно гармонично получилось, – заметила Евгения Стро. – Всё-таки танец вписался в идею кабаре именно потому, что был стилизацией. Потому что настоящие восточные танцы – не для сцены, а для шатров арабских шейхов.

Продолжая восточную тему, на сцену вышли корейский парень Мун Дэ Сунн и русская девушка Ангелина Жуловян. «Сориче» – «Я кричу о любви», так называлась эта песня. И если вокалистка пела хорошо, то парень…

– Редкий мальчик, – похвалила его заочно Евгения Ордина. – Какой тенор!

Высокий и звучный голос, на фоне которого поблекла и девушка (ей так хотелось, чтобы мальчик смотрел на неё, кричал о любви этим голосом только ей… Напрасно – парень дарил свою любовь залу), и бэк-вокал – совсем, кстати, ненужный в этой песне для двоих.

А вот и неудавшаяся экзотика: китайские ушуисты мало того, что появились на сцене в спортивных трико, так ещё и разругались со своим вокалистом.

В итоге – два разных номера: зарисовка по мотивам тренировки ушу; и песня «Искусство ушу» по мотивам зарисовки по мотивам тренировки.

– Прямо на генеральном прогоне и поругались! – рассказала мне режиссёр Социально-гуманитарного факультета Дарья Попова. – А ещё мы так и не смогли объяснить спортсменам, как одеться на концерт.

А ещё… ну вот как они двигались?! Когда Зоя Ни играла на сцене роль шестирукого Шивы, я вдруг понял: «Это уже было, у спортсменов! Но здесь гораздо лучше!» И если изящную девушку поставить в танцевальный спарринг с рослыми парнями из Народного Китая… Ну и что, что она – девушка! Чётко, плавно, резко… опасно! «Дханурведа» против «Тай-цзи цюань»!

– Я вначале хотел поставить восемь баллов… Три пары рук – это страшновато! – задумчиво говорит Евгений Слонский. – Но когда она скинула лишние две пары, я решил, что поставлю девять!

А вот и новые герои вечера – команда по брейкингу «Jazz Kids». Ребята из джаза – и этим всё сказано. Получилось совсем непохоже на акробатические этюды под блатной речитатив.

Местами – на потасовку испанских навахерос под ритмы фламенко. Местами – на танец капоэйристов. И где-то проклёвывались самба и джаз… А где-то – жёсткий, сбивчивый фанк. Это другой путь. Это «Jazz Kids».

А праздник жизни кипел и будоражил кровь. И неважно, что Майкл оказался всего лишь «ботаником» и заслуживал пощёчин, а Джейн – ТАК хороша. Что профессиональный артист Андре не только умеет объявлять номера и разбивать сердца, но и «хороший битбоксёр» (слова одного из членов жюри)… И нехороший человек.

А может – важно? Ведь когда из кабаре ушёл наивный парень – всё в семье не заладилось.

– Вот послушай, какую семейную историю мне рассказали, – доверительно сообщает захмелевшая артистка кабаре своей соратнице (с уходом «ботаника» и высокой культуры в кабаре обосновался зелёный змий). – Ты только представь!

И тогда на сцене разворачиваются семейные баталии с участием пластического театра «Марсо» и студии современной хореографии «F&SH». «Конструктор на двоих» – это семейный быт, который никак не ладится у супругов (в роли мужа и жены – «марсиане»). И не знать бы им мира – в просмотре телевизора, стирке, уборке и прочих домашних делах… Если бы вещи (в роли вещей – «фишки» и «марсиане») не восстали и не принудили своих хозяев к миру.

Так что Джейн вернулась к Майклу, Майкл вернулся в кабаре… И всем хорошо стало.

Под занавес на буйных артистов снизошёл покой и музыка. Бальный танец от студии «Премьер» расставил все точки над i и ё. Пары на сцене кружились под голос Дмитрия Хворостовского, и стало ясно, чем всё закончится для Майкла и Джейн.

– Не понимаю! Этот номер совсем выбивается из концепции концерта, у вас же кабаре. А тут такая помпезность! – недоумевала Евгения Ордина. – Начали «за здравие», а закончили – «за упокой».

Это не упокой. Это, наверное, свадьба.

После этого даже десерт не нужен. И всё же Юлия Ялалова старалась, а оркестр чудаков подыграл на виолончелях, барабанах и скрипках из папье-маше…

– Удивительный концерт! – резюмировал позже проректор Александр Мшвилдадзе. – Тема «Кабаре» вообще-то предполагает изрядную долю… ну, непристойности, что ли. А вы классно сработали, сделали красивый спектакль – и ни разу не спошлили!

Спрашиваю у режиссёра концерта, Виктории Микиши:

– Слушай, а зачем эти пьяные артисты были? Рядом с барной стойкой? То ли зарисовка, то ли номер…

– Это кабаре, – отвечает Вика. – Пошлость. Пьянство, разврат. Вы не поняли?

Это Режиссёры. Которые сумели сделать стройный, лёгкий и мелодичный концерт, сделать своих героев романтиками и написать для них маленькую, но очень личную историю.

Кабаре, за которое не стыдно его хозяевам.

Мы поняли, ребята. Спасибо!

День 11-й. Гала-концерт: взгляд с галерки

Гала-концерт, ежегодно завершающий «Студенческую весну», – статусное мероприятие, апогей года, наш Венский бал.

На концерт заранее добывают билеты, наряжаются, приходят семьями, торжественно рассаживаются в партере, обмахиваются программками. В первых рядах – университетская аристократия, затем – бухгалтерия и учебная часть, дальше – люди попроще: преподавательский состав и студенты на галерке. Не имеющие билетов просачиваются в зал через кулисы и громоздятся на подоконниках. Потом все долго, до следующей «Весны», обсуждают увиденное, ищут на YouTube особо полюбившиеся номера, радуются за победителей и сочувствуют проигравшим.

Для тех, кто не попал в этом году на гала-концерт, мы вкратце суммируем общие впечатления.

«Студенческая весна» – параллельная реальность, существующая независимо от учебного процесса. Здесь свои герои, свои кумиры, свой табель о рангах. Каждое десятиминутное выступление готовится чуть ли не полгода, шьются костюмы, до автоматизма отрабатываются движения. Крайне важен общий замысел, ритм и сюжет всего представления в целом. В этом году техподдержка работала безупречно, конферанс был стремителен и ненавязчив, и весь трехчасовой концерт смотрелся на одном дыхании. В шоу принимало участие более трехсот артистов (32 вокалиста, 84 танцора, 46 моделей и прочие). Над ним работало 30 режиссеров. А уж сколько народу оформляло сцену, монтировало ролики, ставило свет и звук – уму не постижимо. Всем – спасибо!

У гала-концерта было два лейтмотива: пафосный и лиричный. Гордость за университет, вера в будущее и прочие позитивные интенции иллюстрировались массовыми динамичными постановками. Самые торжественные номера были выдержаны в черно-белой гамме, золотые кларнеты-саксофоны духового ансамбля Института информационных технологий эффектно мерцали на фоне смокингов. Особенно впечатлил парадный выход барабанщиц: все как одна с длинными конскими хвостами и в сверкающих сапожках, а также роллеры, рассекающие по сцене со знаменами. Как всегда триумфально выступили паркурщики и брейкеры, но явно не хватало акробатов на байках и скейтах.

Бодрый драйв грамотно чередовался с номерами, на все лады варьирующими проблему женского одиночества. Три четверти хореографических композиций (все эти Кадрили, «Черемушки», «Стюардессы» и прочее) развивали тему демографического дисбаланса – один мужичонка на десяток цветущих статных красавиц.

Самой трогательной показалось выступление дуэта Дмитрия Репкина и Галины Павленко на песню Анны Герман «Все говорят, он маленького роста». Отточенная пластика движений и подлинный драматизм происходящего на сцене заставили зрительный зал утирать слезы и хлопать в такт жизнеутверждающему припеву: «А! Он! Мне! Нравится-нравится-нравится…». Корреспондент поинтересовался у блистательной Галины Павленко, студентки Института экономики и управления, какой ценой дается успех.

– Мы танцуем вместе четыре года. Вместе приехали из Комсомольска и поступили в ТОГУ. Бальные танцы – это многолетний ежедневный труд, но выступления дают ощущение настоящего счастья.

Был в программе и чистый арт-хаус, представленный заумными перформансами. В память врезались гигантские монструозные молотки, усмиряемые странным существом в белом трико с пузырями воздушных шаров. Все это выдавалось за Гармонию. Вызывали жалость юные и явно хорошенькие девушки, которые доверчиво дали раскрасить себя тескатлипоками, аватарами, ящерами-людоедами и прочими демоническими персонажами. Вообще, так называемый боди-арт смотрится сегодня довольно архаично.

Зато вокальные номера никто не рискнул бы назвать самодеятельностью, настолько серьезный уровень продемонстрировали Антон Бычковский, Юля Ялалова и дуэт Ильи Ткача и Ирины Котовой, исполнивших под занавес арию из «Сильвы».

Отдельно хочется отметить удивительно милую девушку, молча выносившую дипломы и подарки победителям. Ее светлая кроткая улыбка говорила залу о весне, надежде и приближающемся счастье больше, чем все конферансье вместе взятые. Любовь Пахомова – вот как зовут этого светлого ангела ТОГУ.

В целом же образ современного студенчества, представленный на гала-концерте, явно меняется к лучшему. Это уже не заросшие волосами дикие неформалы с пацификом на грязной майке и пивом в руке, а здоровые, красивые, успешные молодые люди в отличной спортивной форме и с позитивной мотивацией.

Под грохот фанфар, в сполохах вспышек корреспондент вскарабкался по ступеням пьедестала и обратился с вопросом к студентке юрфака, сжимавшей в руках сверкающий кубок Гран-при:

– Что вы сейчас чувствуете?

– Эйфорию! Мы шли к этой победе долгие годы и буквально вырвали ее у судьбы. Прежде всего, эта победа над собой. Мы доказали сами себе, что можем все.

Когда софиты стали гаснуть, а довольные, возбужденные зрители – расходиться по домам, мы обратились с просьбой поделиться впечатлениями к проректору по учебно-воспитательной работе и социальным вопросам Александру Мшвилдадзе, который заметил, что уровень артистов значительно вырос и приблизился к профессиональному. «Ну а в целом, наши студенты – как всегда, самые лучшие!» – подытожил Александр Регинович.

Мы полностью разделяем его мнение и желаем всем призерам и участникам «Студенческой весны» дальнейших успехов!

Состав жюри «Студенческой весны – 2011» в ТОГУ

Олег Федосеев – генеральный директор Хабаровского КНАТОК (Краевого научно-технического объединения культуры), председатель жюри.

Александр Мшвилдадзе – проректор ТОГУ.

Евгений Слонский – председатель студенческого профкома ТОГУ.

Ксения Спичак – преподаватель вокала Хабаровского государственного института

искусств и культуры.

Евгения Ордина – руководитель вокально-джазового ансамбля «Next emercom».

Татьяна Ватагина – преподаватель Хабаровского краевого колледжа искусств;

Евгения Стро – креативный директор клуба «Harley-Davidson», солистка группы «Замзам».

Репортажи вели:

Виктория Микиша (Дни 1-5-й, 10-й),

Вадим Пасмурцев (Дни 6-7-й, 9-й),

Александр Доценко (День 8-й),

Алина Иванова (День 11-й).

Фото концертов «Студенческой весны - 2011»:

Вячеслав Лукьянов, Михаил Бойко,

Николай Климов, Павел Мрастев

Фотографии