Журнал № 1 - 2016(26), рубрика: "Технологический прорыв"

Нельзя создать ракету, если у тебя нет хороших математиков Скромный федеральный профессор из ТОГУ

В конце 2015 года на заседании конкурсной комиссии по проведению конкурсного отбора на предоставление в 2016 – 2020 годах финансовой поддержки научным работникам, достигшим высоких научных результатов в области математики, было выбрано 18 ученых. Им в течение пяти лет будет оказывать финансовую поддержку Министерство образования и науки РФ. Им также присваивается высокое звание федерального профессора. Среди этих людей, отобранных из 124 ученых со всей страны, оказался и представитель Тихоокеанского государственного университета – главный научный сотрудник Хабаровского отделения Института прикладной математики ДВО РАН доктор физико-математических наук Алексей Устинов.

Нельзя создать ракету

Журнал «Мой университет» решил познакомить читателей с единственным на Дальнем Востоке федеральным профессором. А заодно немного больше разузнать о нем, его научной работе, планах на будущее и, конечно, о конкурсе, благодаря которому Алексей Владимирович получил это почетное звание. Правда, как выяснилось, Алексей Устинов человек довольно скромный, поэтому помочь ему немного «похвастаться» успехами мы попросили декана Факультета компьютерных и фундаментальных наук ТОГУ Александра Сина.

– Алексей Владимирович, расскажите, пожалуйста, что значит быть включенным в число федеральных профессоров? Какие преимущества дает победа в этом конкурсе и какова была награда за нее?

Алексей Устинов (далее – АУ): Никакой особой награды нет, просто в течение пяти лет моя научная деятельность будет финансироваться государством по линии Минобрнауки. Гораздо больше с этой победой связано различных обязательств. Теперь я должен устроиться на работу в Тихоокеанский государственный университет и работать здесь на ставке федерального профессора. Для участия в конкурсе была подготовлена программа, которую в случае победы конкурсант обязывался выполнить. Эта программа в первую очередь и оценивалась комиссией. В моей программе – преподавание различных дисциплин, связанных с защитой информации. Здесь, в университете, открыта специальность «Компьютерная безопасность». Тем студентам, которые учатся на ней, читаются различные курсы по теории чисел, криптографии, теории протоколов и другие. И, в общем, одна из моих обязанностей по той программе, которая была утверждена, – чтение курсов по этим дисциплинам. Нужно будет еще модернизировать рабочие программы по этим курсам, организовать научно-исследовательский семинар, создать лабораторию, пока ее рабочее название «Лаборатория теории чисел и криптографии». Еще мы планируем на базе Института прикладной математики создать базовую кафедру ТОГУ для прохождения там практики студентами, для выполнения ими научно-исследовательских работ и дипломного проектирования. Планируется проведение научно-исследовательских семинаров для студентов и аспирантов. Это то, что нужно сделать в течение пяти лет.

– Давайте подробнее поговорим о некоторых пунктах этого плана. Например, о лаборатории. Ведь, насколько я знаю, ее-то как раз не обязательно было создавать…

Александр Син (далее – АС): Да, согласно нормативным документам о конкурсе, в котором принимал участие Алексей Владимирович, создание лаборатории не является обязательным. Обязательным является то, что победитель, который получает грант, должен работать в том вузе, который направлял его заявку на конкурс, и выполнять тот согласованный с университетом индивидуальный план, который он написал.

В утвержденном индивидуальном плане почти все касается выполнения и организации научно-исследовательской и научно-методической работы. И чтобы сейчас дать возможность Алексею Владимировичу этот план выполнять, можно было, конечно, как во многих других вузах, пойти самым простым путем: зачислить его в штат на одну из кафедр университета, например на кафедру информатики или высшей математики, и сказать: «Ты здесь будешь преподавать и параллельно писать статьи и монографии». Ведь преподаватели у нас в университете тоже пишут научные труды. Но мы с ректором посчитали, что если нашего федерального профессора прикрепить к кафедре, у него будет очень много текущих рабочих дел, и это будет мешать его полноценной научной деятельности. Такая рутина – это, кстати, одна из основных причин, по которой многие ученые не добиваются результатов, на которые действительно способны. Мы подумали: чтобы человека сделать максимально свободным для выполнения его плана, а этот план очень большой, нужно создать учебно-научную лабораторию. Тогда он будет руководителем отдельной структуры. Это максимально освободит его от лишней работы и сделает ученым в университете. Он практически ничем не будет отличаться от ученого из академии наук.

Нельзя создать ракету1

Слушатели спецкурса  «Криптография на эллиптических кривых»

 


За эти пять лет мы бы хотели сами поучиться у Алексея Владимировича через семинары, которые он будет проводить, и с помощью книг и статей, которые он напишет. Плюс за это время хотелось бы создать под его руководством некую группу людей, состоящую из аспирантов, магистрантов и преподавателей, которые будут постоянно заниматься этим новым направлением. Если за это время через его школу пройдут хотя бы человек десять, это уже будет замечательно, потому что такое интересное направление существует далеко не во всех университетах. Например, я учился в Новосибирском государственном университете, у нас этого направления вообще не было…

АУ: Просто так исторически сложилось, что в Новосибирском государственном университете мало тех, кто бы занимался теорией чисел.

АС: Да и во многих других университетах мало. Появление этого направления в ТОГУ придаст нашему вузу некую уникальность. Основная задача Алексея Владимировича теперь – оказать содействие в выпуске специалистов и подготовке кадров высшей квалификации. А если повезет, то, может быть, за это время нам удастся даже открыть докторский диссертационный совет по данному научному направлению.

– Давайте немного вернемся назад. Как вообще получилось так, что Алексей Владимирович стал участвовать в этом конкурсе? Причем участвовать от ТОГУ, хотя на тот момент он здесь еще не работал.

АУ: Объявили хороший конкурс. Почему бы не поучаствовать? А чтобы подать заявку, мне и не надо было здесь работать. По правилам конкурса, я обязан сюда устроиться в случае победы, а вуз обязуется принять меня на работу, если заявка будет поддержана. Это сейчас и происходит. Так сложилось, что с ТОГУ у нас уже давние дружеские и научные связи. Мы постоянно сотрудничаем, поддерживаем друг друга. Институт прикладной математики помогает ТОГУ в проведении студенческих олимпиад, ТОГУ помогает институту в проведении научных конференций.

АС: Как раз это были международные математические конференции по теории чисел, например «Действия торов: топология, геометрия, теория чисел» в 2013 году и «Торическая топология, теория чисел и их приложения» в 2015-м.

АУ: А чтобы поучаствовать в конкурсе, надо иметь с каким-то университетом договоренность о поддержке. И поскольку у нас такие хорошие дружеские отношения, мы договорились с ТОГУ.

АС: То, что мы решили сотрудничать именно с этим человеком, – неспроста. Математиков у нас ведь тоже много, и на эту работу можно было бы пригласить любого доктора наук. Но мы с Институтом прикладной математики постоянно сотрудничаем и, когда специальность «Компьютерная безопасность» еще только открывалась, мы уже планировали, что в выпуске этих специалистов институт будет оказывать всяческое содействие и помощь.

В настоящее время в подготовке кадров по данной специальности принимают участие четыре сотрудника института, из них три доктора физико-математических наук и директор института, член-корреспондент РАН Виктор Алексеевич Быковский.

– Алексей Владимирович, а как вы отреагировали, когда узнали, что вошли в число 18 федеральных профессоров?

АУ: Ну, естественно, как любой человек, победивший в каком-то конкурсе, я обрадовался! Приятно, что победил. В то же время я ощутил большую ответственность. Все-таки предстоит выполнить большой объем работы. Пять лет что-то делать и, соответственно, за свои дела отвечать.

– Что-то в вашей жизни кардинально изменится?

АУ: Появится преподавательская нагрузка, станет чуть меньше времени для занятия наукой.

– А раньше приходилось преподавать?

АУ: Да, какой-то период своей жизни я жил в Москве и работал на мехмате МГУ, там я был как раз преподавателем.

– Конкурс проводился в целях реализации концепции математического образования в России. Расскажите немного про эту концепцию и про то, что реализуется в ее русле.

АУ: Про это коротко не скажешь. Нужно углубляться в историю. Когда в нашей стране началась перестройка, людям «высокого полета» стало не до образования. В результате появилось много хороших школ, иногда отдельных классов, которые могли заниматься не по каким-то предписанным программам, а так, как они хотели сами. Развивалась система кружков, появилось много олимпиад, которые способствовали выявлению талантливых ребят, в том числе и тех, у которых были способности к математике. Сейчас ситуация вернулась в сторону более строгого контроля. С одной стороны, после всех реформ работа с одаренными школьниками стала позиционироваться как обязательная. С другой – появилось много требований к учителям, что делает их менее свободными. Учителя оказались в самой невыгодной позиции, на них могут давить и директора, и родители.

АС: Советская система образования, когда все было отлажено и выстроено в течение 50 лет, поддерживала все направления образования, в том числе и математическое. А вот в постперестроечное время, когда уже стали говорить о ценности получаемого образования, о его глубине, потихоньку все стало сводиться к неким компетенциям. Это привело к тому, что стали не нужны глубокие знания по фундаментальным наукам. И уровень математического образования упал. Причем не только в России, а вообще в мире. Но это неправильно. Нельзя создать ракету, если у тебя нет хороших математиков. Только лет 20 назад все мировые лидеры осознали это и пошли на реформы математического образования. Первым был Китай, следом за ним и другие страны. Мы все ждали, когда же эти подвижки начнутся и в России. В 2012 году появился указ Президента «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» (Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 599.Прим. автора.).

– Указ вышел в 2012 году, сейчас уже 2016-й. Что изменилось за эти четыре года, можно ли ощутить поддержку государства?

АУ: Можно. Налицо явные положительные шаги в этом направлении. Стали появляться новые фонды. Например, Российский научный фонд, который дает большие гранты на развитие науки. С другой стороны, все это происходит на фоне непростой экономической ситуации в стране, сокращения финансирования науки и уже существующих научных фондов. В вузах тоже сокращается финансирование при одновременном увеличении учебной нагрузки. Российская академия наук оказалась в сложном положении в связи с поспешным и непродуманным созданием ФАНО.

Если говорить о моде на разные науки, то в советские времена было модно быть физиком. Во времена холодной войны были нужны хорошие физики, математики, инженеры. Потом во времена перестройки появилась мода на юристов и экономистов, которых сейчас очень много и которые в таких количествах уже не очень нужны. Сейчас же, в связи с тем что многое в нашем мире стало зависеть от компьютеров и оттого, как хранится, обрабатывается и защищается информация, возникает необходимость в людях, которые хорошо бы знали математику и информатику. Объективно ситуация все равно требует развития наук.

Нельзя создать ракету2

Декан ФКФН Александр Син на спецсеминаре «Криптография на эллиптических кривых»


– Алексей Владимирович, а что насчет вашей работы в Институте прикладной математики?

АУ: Там я остаюсь на полставки. У нас маленький, но хороший институт с квалифицированным и творческим научным коллективом, в котором очень приятно работать.

– Теперь можно налаживать более тесное сотрудничество?

АС: Да. Теперь благодаря Алексею Владимировичу ТОГУ и Институт прикладной математики будут сотрудничать теснее и интереснее.

– Что можно поставить на первое место в тех задачах, которые были расписаны в конкурсном плане?

АУ: Моя основная специальность – это теория чисел. Так исторически сложилось, что здесь, в ТОГУ, нет людей, которые со студенческих времен профессионально бы этим занимались. Многим приходится трудно, потому что нужно вести занятия по этой дисциплине у студентов специальности «Компьютерная безопасность» и приходится разбираться с новыми для себя вещами. А для меня это родная область. Поэтому в первую очередь надо организовать семинар, где бы мы все вместе разбирались, и люди потихоньку овладели этой новой для себя специальностью. Чтобы им тоже было комфортно работать в этой области.

На теории чисел основаны и изучаемые далее дисциплины, связанные с криптографией, а на основе последней программисты составляют программы для защиты различных компьютерных систем, сетей и тому подобного, методы которых изучаются на старших курсах.

АС: А мы надеемся, что за пять лет кто-то из студентов пройдет через эту лабораторию и в будущем станет ведущим преподавателем по данному направлению и опорой для университета. Потому что так сложилось, что у нас на Дальнем Востоке студентов в этом направлении никто не готовит. А наука такая, что желательно, чтобы ей занимались со студенческой скамьи.

В середине февраля федеральный профессор Алексей Устинов начал вести в ТОГУ спецкурс и спецсеминар «Криптография на эллиптических кривых» для преподавателей, аспирантов, магистрантов и студентов старших курсов Факультета компьютерных и фундаментальных наук. Уже на первое занятие нового спецкурса пришло около сорока человек. Алексей Владимирович отметил, что план лекций будет постоянно корректироваться в соответствии с пожеланиями участников. «Первую лекцию я, конечно, уже подготовил для вас сам, – сказал он пришедшим. – Но в дальнейшем мы можем принимать и ваши предложения».

Будем надеяться, что эти занятия станут только началом большого пути развития в ТОГУ нового научного направления.

Беседовала Дина Непомнящая.

Фото автора.

Фотографии