Журнал № 3 - 2015(24), рубрика: "Образование XXI века"

Варшавская «подножка»?

Полгода учебы в Варшаве, столице Республики Польша, не прошли для меня бесследно. Этот период жизни был достаточно непростым, а может быть, даже тяжелым. Обилие выводов, которые я делала на протяжении всего путешествия, считаю самым дорогим багажом, привезенным домой.

Варшавская «подножка»

14 сентября 2014 года я села в самолет, который выполнял рейс Хабаровск – Москва, а уже из Москвы с польской авиакомпанией «LOT» отправилась в ранее неизвестную мне Варшаву. Я не сильно переживала по поводу того, что еду в страну, в которой не была ни разу. Находиться далеко от дома, учиться в заграничном городе (правда, на краткосрочных трехнедельных курсах), мне приходилось и ранее. И даже, наоборот, хотелось поехать, чтобы проверить распространенную среди молодых людей гипотезу о том, что европейское образование намного лучше отечественного и уж тем более дальневосточного российского. Хотелось увидеть новые города, повстречать новых людей, попрактиковаться в изучении нового языка. Кстати, предполагалось, что знаний английского языка на среднем уровне для общения и обучения (курсы проводились также на этом языке) мне будет достаточно.

И полетели недели…

Самолет совершил посадку в аэропорту имени Фредерика Шопена, крупнейшем международном аэропорту Польши. Когда я прилетела, на улице было темно, предстояло добраться до общежития, которое находилось по улице Кицкиего, 12 (Kickiego 12). Если честно, я понятия не имела, где это и как туда доехать, но меня должен был встречать ментор, и это немного успокаивало. Ментор – это студент, которого закрепляют за каждым иностранцем, приехавшим учиться в университет. Причем инициалы, номер телефона и адрес электронной почты этого человека я узнала за полтора месяца до отъезда. После встречи с ментором по имени Магда оказалось, что она достаточно хорошо говорит по-русски, хотя до этого момента в Интернете всегда общалась со мной исключительно на английском. Магда уже много лет изучает русский язык и русскую культуру в Польше и даже сама собирается поехать в Санкт-Петербург по одной из программ студенческой мобильности.

Это было так странно, в самолете я судорожно готовилась говорить по-английски, думала, что я ей скажу, как расскажу о себе, вспоминала какие-то слова… А тут человек сразу же начинает говорить на родном тебе языке, да и аэропорт на первый взгляд похож на московский. Я не успевала перестраиваться, первое время осознания того, что вокруг новая страна, действительно не было.

До общежития мы доехали на автобусе, о чем лично я впоследствии очень пожалела, один из моих чемоданов был неподъемным (всего их было два), а от автобусной остановки до дома 12 по улице Кицкиего нужно было еще 10 минут идти пешком. Вместе с багажом я и Магда шли около получаса. Все это время ментор давала мне разнообразные советы, рассказывала, где и как можно приобрести сим-карту, каковы цены на продукты в магазинах и на рынке, где находится ближайший кантор (так называются пункты обмена валют) и много чего еще. Поток информации оказался таким обширным, что многого я не запомнила и различные вопросы мне пришлось уточнять уже после нашей первой встречи.

Варшавская «подножка»1

Когда мы пришли по адресу, который должен был стать моим домом на следующие полгода, выяснилось, что в общежитии еще не закончили ремонт и оно не готово к приему студентов. Кстати, вахтер разговаривала исключительно на польском языке, поэтому не знаю, что бы я делала без помощи моего ментора Магды. К счастью, выяснилось, что на время окончания ремонтных работ всех приезжих заселяют в гостиничные номера общежития, расположенного напротив. Я, Магда и мои чемоданы дружно туда последовали, у крыльца этого общежития я заметила машину, обилие сумок, девушку, женщину и мужчину. Я сразу подумала, что это родители, которые доставили свою дочь на учебу. И оказалась права. Девушку по имени Маша родители на машине привезли из Калининграда, Маша тоже выиграла грант на полугодичное обучение в Варшавском университете, причем на факультете полонистики. В Калининграде она изучала польский язык. В комнате гостиничного типа предстояло прожить примерно 10 дней, мы с Машей заселились в четырехместный номер, но до момента переселения так и прожили вдвоем.

Вообще учиться в Варшавский университет я поехала в рамках масштабного проекта «Erasmus Mundus», а именно – программы академической мобильности «Aurora – Towards Modern and Innovative Higher Education» («Аврора – на пути к современному и инновационному высшему образованию»), в которых принял участие и Тихоокеанский государственный университет. Задачей проекта является организация мобильности студентов, магистрантов, аспирантов и профессорско-преподавательского состава между российскими и европейскими вузами. Десять университетов Европы предоставляют возможность для прохождения стажировки по проекту. Для поездок россиян в европейские вузы, как и для студентов из Европы – в российские учебные заведения, выделяется определенное число грантов. Денежный фонд распределяется университетами-координаторами между участниками, подавшими заявки, на конкурсной основе.

Оформление заявок на участие начинается заблаговременно, примерно за полгода до окончания их приема. Под заявкой подразумевается определенный пакет документов, перечень которых приведен на сайтах координаторов проекта. Например, для обучения по программам бакалавриата необходимо подготовить копию загранпаспорта, автобиографию (по стандарту Europass), мотивационное письмо (отдельное для каждого университета), заверенную копию справки об успеваемости на языке оригинала и заверенный перевод на английском языке, соглашение об обучении, справку об уровне владения английским языком или сертификат о знании языка (например IELTS), рекомендательные письма. До определенного дня все документы сканируются и высылаются по указанным на сайтах электронным адресам. Как сейчас помню, в 2013 году прием заявок оканчивался 18 декабря, именно в этот день я отправляла свои документы и очень переживала, успела ли.

Десять европейских вузов-партнеров были готовы принять студентов из России, но я подала заявку лишь в один вуз. Только в Варшавском университете существуют курсы подготовки студентов по направлению «Журналистика». Эти курсы можно и даже нужно было выбрать заранее и согласовать в российском университете с заведующим кафедрой. Выбранные мною курсы по своему содержанию совпадали с предметами, которые студенты-журналисты согласно учебному плану должны изучать в ТОГУ в новом семестре. Так, свою основную сессию за зимний семестр я должна была сдавать в Варшавском университете, а по возвращении в Россию результаты перезащитывались. По условиям программы не нужно оформлять академический отпуск, как это иногда делают студенты, которые уезжают на обучение в Китай. Для участников, в том числе и для меня, составлялся индивидуальный учебный план. И казалось бы, все предусмотрено, и никаких проблем после возвращения возникнуть не должно… Однако уже в Варшаве выяснилось, что выбранных мною предметов в общем списке нет. Я была вынуждена выбрать другие, а по возвращении в Россию досдавать разницу по учебным программам...

Варшавская «подножка»2

Общее собрание для студентов «Авроры» состоялось на следующий день после приезда в Варшаву. Мы с Машей немного опоздали, потому что не сразу смогли найти нужное нам здание. Точнее, здание мы отыскали, но дверь, как на зло, оказалась закрытой. Охранник сказал нам, что никакие собрания здесь не проводятся, а само здание и вовсе находится на ремонте. После получасовых поисков, мы все-таки нашли ворота главного кампуса Варшавского университета.

На общем собрании нас, приезжих, распределили по группам. Первые две недели пребывания в Варшаве я, как и другие студенты, посещала интенсивные двухнедельные курсы польского языка. В принципе, можно было приехать прямо к началу семестра, который в Варшаве стартует 1 октября, именно с этого времени начинали выплату гранта. Но я, подумав, что неплохо будет освоить азы польского, поехала раньше. Все расходы в период языковых курсов студенты оплачивали самостоятельно. Участников разделили в зависимости от языковой группы родного языка будущих студентов Варшавского университета, учитывался и уровень владения польским. Я ходила в так называемую славянскую группу (естественно, для тех, кто никогда не изучал польский). В этой группе учились ребята из России, Украины, Белоруссии, Словакии, Словении, Чехии. Здесь я познакомилась с Викой, которая потом мне не раз помогала.

До начала учебного года основной обязательной задачей студентов «Эразмуса» (так негласно называли всех, кто приехал учиться в Варшавский университет по программе «Аврора») было посещение языковых курсов. Они начинались в 8.30, а заканчивались – в 13.00. После окончания занятий, в принципе, мы могли заниматься чем угодно, например самостоятельно изучать город при помощи пеших прогулок или же отправиться в какой-нибудь экскурсионный тур, посещать выставки и концерты, обустраивать быт и просто общаться с новыми знакомыми. В общем, вести себя как настоящие туристы-путешественники. А можно было довериться организаторам «Авроры», которые запланировали для приезжих студентов комплекс различных мероприятий, он должен был помочь адаптироваться в незнакомой стране и привыкнуть к новой обстановке. Ежедневно в расписании, выданном каждому эразмусовцу, можно было найти одно подобное событие. Проведение развлекательной программы обеспечивала организация ESN (Erasmus Students Network). Это международная студенческая организация, которая считает своей целью предоставление возможностей для понимания культуры новой страны и саморазвития иностранных студентов по принципу Students Helping Students (студенты помогают студентам). В Варшаве расположено 11 отделений ESN, а главным организатором является ESN Bounce. От организации всем желающим выдавались сим-карты для мобильных телефонов. Я воспользовалась предложением, поскольку с предыдущего вечера находилась без связи с Россией. Мне, может быть, и хотелось окончательно пропасть на время знакомства с Варшавой, но, думаю, родителей бы такая идея не порадовала. Правда, в скором времени я узнала о существовании более выгодного и распространенного в Польше оператора сотовой связи и приобрела сим-карту с другим номером.

Варшавская «подножка»3

Все складывалось замечательно, перспективы продолжения летних каникул не могли не радовать, но что-то все равно не давало покоя, я чувствовала себя ребенком, потерявшимся в большом торговом центре. К тому же мой ментор сообщила, что ей придется уехать из города на целую неделю. А тогда семь дней казались месяцем.

Человеку нужен человек

Сим-карта, доставшаяся от ESN, не хотела открывать мне доступ в Интернет, Wi-Fi в гостиничной комнате временно не предоставлялся, а нужно было банально разобраться с тем, как передвигаться по городу, найти какие-то маршруты. Язык не доводил ни до Киева, ни до чего-то еще. Говорить по-английски с такими же «англичанами», как и я, оказалось труднее, чем я думала, многие поляки и вовсе не знали даже самых распространенных фраз, а по-польски не понимала я, в магазинах возникали казусы. У Маши, с которой мы делили комнату, возникали подобные проблемы несмотря на знания польского. И почему-то мне было трудно к ней привыкнуть...

Я сидела неподалеку от главного кампуса Варшавского университета, обнимала ноутбук и пыталась выяснить, где продают сим-карты и какой тариф мне больше подойдет, когда на мое сообщение в социальной сети «ВКонтакте» ответила Вика. Она пообещала показать, где продают нужные симки, как пополнять баланс, где и как оформить студенческий проездной, а заодно – и город. Еще днем я узнала, что Виктория Шадрина приехала в Варшаву из Читы в апреле, в самый разгар учебного года, и многие моменты по организации своего пребывания в городе ей тогда были не понятны, так же как и мне. Она рассказала, что все «где, как, зачем?» и другие вопросы ей в основном приходилось прояснять и решать самостоятельно. Помогли ей и друзья. С первого дня знакомства мы с Викой стали общаться так, будто знаем друг друга давно, хотя она на семь лет старше меня. В Варшаве Виктория изучает даже не магистерскую программу, а работает над докторской диссертацией. От нее я узнала, что регистрация на учебные курсы по некоторым направлениям уже началась, по другим – начинается на днях, поэтому, чтобы успеть устроиться в нужный класс, нужно просматривать выбранные предметы уже сейчас. В то время я была уверена, что места уже закреплены за нами, потому что мы заключали соглашения, а процедура регистрации – всего лишь формальный момент. Но, как показало время, я очень сильно ошибалась и рисковала остаться ни с чем.

Варшавская «подножка»8

Обучение в Варшавском университете устроено так, что на определенное число кредитов (то есть учебных часов) студенту необходимо выбрать дисциплины, предоставляемые факультетом, к которому относится его учебное направление. Вместе с этим можно выбирать предметы других факультетов в качестве дополнительных. Используется внутриуниверситетская система USOS. У каждого студента есть личный онлайн кабинет, в который можно войти при помощи логина и пароля. Система позволяет выбирать предметы, получать необходимую информацию о курсе, преподавателе, видеть оценки. Таким образом, человек сам формирует свое учебное расписание, а если учебных групп для данной дисциплины несколько, может выбрать и удобное время. И все бы хорошо, но число мест в любом классе ограничено, онлайн-система закрывает доступ к предмету, когда видит, что группа сформирована. Студенты, которые знают об этом, как горячие пирожки, расхватывают самое интересное и важное, буквально в первые несколько часов открытой регистрации. Эту информацию нам, новичкам, сообщили лишь на второй информационной встрече эразмусовцев. В это время большое количество мест было уже занято. Если бы Вика не рассказала мне о том, как устроена эта система, я могла бы и не попасть на необходимые курсы. Наверное, организаторы все-таки предусмотрели этот момент, в систему были включены специальные курсы для приехавших. Однако возможности изучения дополнительных дисциплин, например языковых, существенно сокращаются, если не умеешь быстро работать с внутриуниверситетской системой USOS. Поэтому во многом благодаря Вике мне все-таки удалось попасть на курсы английского, ведь в Польшу я поехала еще и потому, что хотела получить практику языкового общения.

Вика рассказала мне о необходимости открытия личного счета в банке «Миллениум», об оформлении проездного, о том, что в конце каждого месяца перед получением стипендии нужно ставить свою подпись у координатора.

Было странное чувство оттого, как проходят первые дни пребывания в Варшаве, рядом в основном были мои соотечественники и ребята из Украины, которые прекрасно нас понимали. Необходимость использования английского пропадала, я все больше увлекалась польским. И все больше времени проводила с Викой. Варшава была гостеприимной, вежливой, но холодной. А может быть, это я так относилась к ней. Но это был первый новый город, который не понравился мне, несмотря на все его плюсы.

«В Варшаве можно носить шляпу так, что никто не посмотрит на тебя, как на клоуна. В Варшаве можно многое. А вот чувствовать себя как дома – нельзя», – написала я в своем «Твиттере» 24 октября. С момента моего пребывания в столице Республики Польша прошло почти полтора месяца. За это время я переехала в отремонтированное общежитие, зарегистрировалась в USOS, начала учебный год, сменила одну группу английского языка на другую, стала ориентироваться в городе, посетила польский город Краков, полюбила польский язык с его обилием сочетаний шипящих звуков.

Варшавская «подножка»4

Комнаты в моем общежитии были построены блоками, в одном блоке – две комнаты, ванная комната, маленький холодильник, две раковины, два кухонных шкафчика для хранения посуды. Каждый блок рассчитан на четырех человек, в комнате проживают по двое. Условия меня устраивали, у каждого проживающего был свой большой шкаф для одежды, вместительная тумба, настенная полка, светильник, кровать и стол. Тараканов не было вообще. Единственно, что мне не нравилось – высота стола, за которым я должна была заниматься. Стол был журнальным, если я стояла рядом, то в высоту он едва равнялся с моими коленями. Во многих других комнатах со столами все было нормально, объяснять что-либо руководству, которое не понимало по-английски, я не стала. После недели занятий за этим столом, моя спина начала отказываться работать в таких условиях, проблему решил случай. Девушкам из соседнего блока один высокий стол, очевидно, стал не нужен. Не знаю почему, они выставили его в коридор ночью, но я так боялась, что он не простоит там до утра, что начала сразу затаскивать его к себе. Мои соседи по блоку погасили свет, а стол был тяжелый, с железными ножками. Никогда не забуду, как я пыталась объяснить соседке, которая знала только польский, зачем я тяну этот стол в комнату ночью. Я была рада, что кое-как, но она меня поняла.

Моей соседкой по комнате была польская девушка Бася, она неделями ночевала у своего парня, поэтому, можно сказать, я жила одна. Но Бася сразу оставила свой номер телефона, и я могла обращаться к ней за помощью, если возникнут проблемы. Она оказалась отзывчивой и всегда подробно отвечала на мои вопросы. Сдружиться у нас не получилось, да мы и не пытались. Считается, что ты хорошо понимаешь язык, если умеешь на нем смеяться. Так вот Бася не умела смеяться по-русски, а я – по-польски, а по-английски мы могли лишь контактировать. Я стала понимать, что никогда не смогу отгородиться от русского человека, чтобы на должном уровне освоить какой-то другой язык. Стала понимать, что такое скучать по родине.

Мне понравился жизненный уклад Польши, а если быть точнее – Варшавы. Было приятно, что никто нигде тебе не грубит, что в указанные часы рабочего времени люди, как правило, действительно находятся на работе, и вы с легкостью застанете их там, что цены в магазинах абсолютно не кусаются, причем как на еду, так и на косметику, одежду или технику. Так, например, недавно появившаяся в хабаровском «Самбери» голубика в Польше – товар ходовой, сейчас ее стоимость равняется 14 злотым (140 рублей) за килограмм. А в «Самбери» за килограмм придется отдать 1620 рублей...

И мне действительно нравилось, что если ты наденешь шляпу, наплетешь мелких косичек, будешь брать в университет еду из дома или сделаешь еще что-то такое, к чему люди не привыкли, то никто не станет крутить пальцем у виска и странно смотреть.

Сами поляки показались мне порядочными и дисциплинированными, вместе с этим – тихими, скромными и закрытыми для общения. В этой стране опаздывать на занятия было стыдно. Правда, стоит сказать, что выпить поляки любят, алкомаркеты здесь открыты 24 часа в сутки и даже по выходным. По утрам в районе общежития я часто натыкалась на пустые бутылки, подпирающие стены городских домов. Кстати, для сравнения, обычных круглосуточных магазинов я не встретила вообще, а по субботам и воскресеньям большинство продуктовых закрываются в 16.00. Очень интересно, что во время зимних каникул, в период праздников, около недели магазины не работают вообще, люди отдыхают дома со своими семьями, а продукты закупают заранее.

Прекрасное далёко?

Пока я привыкала к особенностям новой страны, в университете все текло своим чередом. Я изучала дисциплины, которые по воле случая выбрала сама. Их было семь: культура журналистики, менеджмент в сфере связей с общественностью, политика в области СМИ и общественных СМИ в изменяющемся пространстве, политический кинематограф, психология рекламы, курс английского языка – уровень выше среднего, курс польского языка – уровень ниже среднего А2. Причем самым напряженным учебным днем был понедельник, в этот день домой я обычно возвращалась к 22.00. Но были и дни, когда большая часть времени не была занята парами. В среднем каждый день в разное время проводилось по три занятия. В пятницу и вовсе был выходной.

Варшавская «подножка»5

Когда я вспоминала свою обычную хабаровскую нагрузку с обучением сразу на двух факультетах, понимала, что должна считать, что нахожусь в раю. Но на самом деле, мне так не казалось. Не знаю, в чем тут дело, то ли в юношестве, то ли в смене обстановки, но я по-прежнему чувствовала себя тем самым забытым, потерянным ребенком. Бывало, что не хотелось вообще ничего, куда-то идти, что-то делать, я долго не могла привыкнуть к смене часовых поясов, плохо спала, а если снились сны, то они обычно заканчивались какими-то кошмарами. Мне не нравилась Варшава, но, наверное, самой большой ошибкой было то, что я не пыталась искать что-то положительное и сосредотачиваться именно на этом. Конечно, были и хорошие дни, но большую часть времени настроение находилось где-то в другом часовом поясе. Я пыталась понять, что со мной происходит. И только в середине декабря смогла ответить себе на этот вопрос.

Тогда по просьбе Вики я приняла участие в групповом интервью, которое в рамках проекта «Варшавский университет как место обучения иностранных студентов из стран Востока, а именно Южной и Восточной Азии, Ближнего Востока и Восточной Европы» проводила Зоя Петровна Морохоева, профессор Варшавского университета, факультета Артес Либералес. Критерием объединения участников по группам для проведения интервью являлась страна, из которой студенты приехали в Варшавский университет. Таким образом, фокус-группы были проведены не только среди приехавших из России, но также, например, и среди студентов из КНР.

Цель проведения группового опроса – выяснить, как проходит адаптация студентов, с какими проблемами и трудностями они столкнулись и продолжают сталкиваться каждый день, какие моменты при работе с иностранными студентами необходимо усовершенствовать, чтобы обучение стало более комфортным и приятным.

В начале нашего общения Зоя Петровна предложила участникам сесть так, чтобы в аудитории образовался один большой круг, затем она включила диктофон и начала задавать вопросы, на которые мы должны были отвечать по очереди и честно. Интервью было построено таким образом, что все вопросы можно было разделить на три больших блока: подготовка к отъезду и отъезд из родной страны, приезд и первое время пребывания в Варшаве, проживание в стране на современном этапе.

Напряжение, которое словно скопилось под потолком, исчезло во время ответа на первый вопрос. В ходе собеседования выяснилось, что всем участникам пришлось сталкиваться с одинаковыми проблемами. О трудностях в общении с поляками, не всегда своевременной помощи со стороны координаторов, проблемах с жильем, документами и системой USOS, о некоторой потерянности и желании быстрее вернуться домой сказали абсолютно все студенты, хотя обстоятельства приезда в Варшаву у всех были разными. Чувствовалось, что для многих, в том числе и для меня, проведенная фокус-группа явилась чем-то вроде психотерапевтического сеанса, дала возможность высказаться, поделиться тем, что наболело.

Я поняла, что подобные переживания испытывают практически все, кто приезжает в другую страну не просто в отпуск, а на длительный срок. Я поняла, что Варшава не ставила мне подножки, а «давала пинки» к осознанию многих вещей, о которых я может быть и задумывалась раньше, но которые глубоко не осознавала.

Когда на долгое время выпадаешь из привычной реальности, пытаешься устроиться в другой стране, приспособиться к новым условиям, понять окружающих людей, их привычки, начинаешь лучше понимать и себя, свои желания, возможности и недостатки. А также то, что город или страна не решит твои проблемы за тебя.

Мое обучение в Варшаве в академическом плане тоже завершилось успешно, удалось сдать все экзамены и зачеты, хотя делать это на английском языке было сложно. Кстати, в Варшавском университете существуют такие оценки, как 3,5; 4,5; а не только 3 или 4, или 5! И, я думаю, в этом есть рациональное зерно.

Варшавская «подножка»6

Эта поездка не прошла для меня бесследно. Помимо того что мне удалось посмотреть, как живут люди в Польше, а еще в Германии, Франции и Швеции, я поняла, насколько люблю свою страну, ее обычаи, устои, просторы природы, ее невероятной красоты язык, литературу, юмор и, конечно же, русского человека с его широкой душой.

В заключение хотелось бы сказать спасибо тем, кто находил время, помогал и поддерживал меня в этот напряженный период: моим родителям и родным, а также Кристине Богдановой, Сергею Самсоненко, Роману Овчинникову, Евгении Верченовой, Александру Владимировичу Пасмурцеву, а также Виктории Шадриной, Анне Охрименко, Ксении Неудахиной, Георгию Иванову, Анастасии Рудковской, моему ментору Mag Konzas, преподавателю польского языка Анне Рабчук, моей польской группе.

***

НАША СПРАВКА

Варшавский университет – одно из крупнейших и самых престижных государственных высших учебных заведений Польши, основанное в 1816 году. Британский журнал «Таймс» включил университет в число 200 лучших университетов мира. В 2014 году университет занял первую позицию в рейтинге высших учебных заведений Польши. В настоящее время в нем действует более 400 программ обучения в области гуманитарных, социальных и естественных наук, 27 из которых полностью преподаются на английском языке. Также университет предлагает 9 магистерских программ двойного диплома, около 40 докторских двойных соглашений, 6 международных программ последипломного обучения. К услугам студентов и слушателей курсы 41 иностранного языка. В университете работают более 3000 преподавателей, учатся 56 000 студентов.

Университет осуществляет международное сотрудничество с 310 академическими партнерами в 64 странах мира. В 2008 году вуз получил звание «Мобильного Университета». Устойчивое сотрудничество с большинством известных иностранных образовательных учреждений повышает международный авторитет Варшавского университета.

По материалам электронной энциклопедии «Википедия», а также сайта studyinpoland.pl

Варшавская «подножка»7

***

НАША СПРАВКА

Достопримечательности, которые запомнились мне больше других:

• Старый город (Starуwka) – старейший исторический район Варшавы.

Он был основан в XIII веке. Сначала город рос вокруг замка князей Мазовии, который позднее стал именоваться королевским замком. Рыночная площадь Старого города (Rynek Starego Miasta) была заложена в конце XIII века вдоль главной дороги, соединявшей Королевский замок с Новым городом на севере.

В 1918 году королевский дворец стал служить резиденцией высшего руководства Польши: президента и его канцелярии. В конце 1930-х годов, во время управления городом мэра Стефана Старзински, муниципальные власти начали реконструкцию Старого города. Это начинание, однако, не было доведено до конца из-за Второй мировой войны. В 1939 году большая часть района очень сильно пострадала от атак немецких люфтваффе, направленных в том числе и на жилые районы города и исторические достопримечательности. После Варшавского восстания (август – октябрь 1944 г.) немцы подвергли Старый город систематическому планированному уничтожению. О восстании напоминает «Памятник юному повстанцу», в настоящее время установленный у средневековой городской стены Старого города.

После Второй мировой войны Старый город был тщательно восстановлен. Там, где это было возможно, использовали кирпичи из оригинальных зданий. Щебень от руин многократно просеивали для поиска декоративных элементов и их осколков, которые потом устанавливали на прежние места. В качестве основных источников для восстановления облика Старого города использовались ведуты Бернардо Беллотто XVIII века, а также предвоенные чертежи учившихся на архитекторов студентов.

В настоящее время в центре Старого города, на Рыночной площади, расположены рестораны, кафе и различные туристические магазины. Окружающие улицы богаты средневековой архитектурой, к примеру, городскими стенами или собором святого Иоанна Крестителя. Над площадью возвышается колонна Сигизмунда. Она была сооружена в XVII веке, высота ее составляет 22 метра. Это самый старый и самый приметный памятник Варшавы, увековечивший память о короле Сигизмунде III Вазе, который в 1596 году перенес столицу из Кракова в Варшаву. У колонны всегда людно, именно здесь назначают встречу, если хотят увидеться в Старом городе.

•  Дворец культуры и науки (Palac Kultury I Nauki).

Одно из самых узнаваемых зданий Варшавы, его видно почти из каждого закоулка города, многие используют его в качестве ориентира для определения местоположения. Высота дворца составляет 237 метров, это самое высокое здание в Польше. Дворец культуры и науки был сооружен в качестве «дара советских народов», хотя молва гласила, что это «подарок от Сталина» и символ советского доминирования. Разногласия по этому поводу существуют до сегодняшнего дня.

В здании дворца расположено свыше 3000 помещений, 4 театра, мультикинотеатр, оркестр, 2 музея, 2 общественные библиотеки. В новогоднюю ночь с 2000-го на 2001 год на башне дворца культуры были открыты «Часы тысячелетия». Диаметр каждого из четырех циферблатов составляет 6 метров. Уменьшенная копия часов висит в главном холле дворца. Всего в здании 44 этажа, на 30-м располагается смотровая площадка, оттуда открывается чудесный вид на город.

В 2007 году здание было внесено в реестр памятников, оно охраняется наравне с королевскими дворцами и Старым городом.

• Королевские Лазенки (Park Lazienkowski или Lazienki Krуlewskie).

Летняя резиденция последнего короля Польши – это один из красивейших дворцово-парковых комплексов в Европе, его территория составляет 76 гектаров. Парк состоит из трех садов: Королевский, Бельведерский и Модернистский.

На территории комплекса также можно увидеть Лазенковый дворец.

Он был построен в XVII веке Тильманом ван Гамереном для Станислава Ираклия Любомирского в виде эрмитажа с баней (Lazienka – название, давшее имя всему парку) в китайском стиле. Между 1772 и 1793 годами он был перестроен для короля Станислава Августа Понятовского, сделавшего его своей летней резиденцией.

Дворец расположен на искусственном острове в озере Лазенки и связан с остальной частью парка двумя аркадами мостов. Длинное озеро Лазенки делит дворец на две части: меньшую-северную и более крупную южную. Мебель и картины во дворце выдержаны в классическом стиле. Над зданием доминирует аттик, поддерживаемый колоннами и украшенный статуями мифологических персонажей.

На территории Королевских Лазенок обитают белки, утки, павлины и лебеди. Местные жители и туристы с удовольствием их подкармливают, это здесь не запрещается. А вот шуметь, ходить по газонам, ловить в прудах карпов – напротив. Украшением парка являются также многочисленные памятники и статуи. У памятника композитору Фредерику Шопену, например, можно услышать созданные им мазурки и сонаты

Анастасия Мишина.

Фото автора и Ксении Неудахиной

Фотографии