Журнал № 2 - 2012(9), рубрика: "Наша малая Родина - Дальний Восток"

Мэтр наивного искусства

Талант его многогранен: художник, скульптор, писатель, певец, исследователь – вот лишь некоторые ипостаси дарования Александра Реутова. В свои 76 он полон сил, энергии и творческих планов.

Мэтр наивного искусства2 [большая картинка]

Творец из народа

– Представляя свои работы, будь то живопись или скульптура, на суд зрителей, я никогда не чувствовал какой-то неловкости от того, что у меня нет специального художественного образования, – признался как-то мне в беседе Александр Реутов.

Он нередко приносит в редакцию районных газет свои воспоминания о встречах с интересными людьми, заметки о культурной жизни Амурского района. А как-то я буквально напросился посетить его мастерскую, где он творит с помощью кистей и красок, топора, резца, долота и других инструментов. Рассказывая об относительно недавно завершившемся фестивале наивного искусства, он меня буквально пленил своими размышлениями о том, как у него рождаются художественные образы – едва ли из «ниоткуда».

Мэтр наивного искусства3 [большая картинка]
Рождение чуда

Путь от «деревяги» (такое определение Александр Реутов даёт всем заготовкам, будь то кусок ствола дерева, ветка, прут или даже когда-то имевший своё функциональное назначение предмет из дерева или производных от него материалов – фанеры, древесноволокнистой или древесностружечной плиты) до завершённого творения, до произведения искусства – очень непрост. И у каждого предмета он свой.

– Если сказать о том, что дерево является удивительным материалом, – это значит ничего не сказать, – убежден мастер. – Мало того, что каждое растение росло в каких-то своих, непохожих на другие, условиях. И это повлияло на различную толщину, изгибы ствола или ветки. А уж различие в текстуре материала разных пород, оно очевидно даже для человека, совершенно не сведущего ни в искусствоведении, ни в ботанике…

Детские наблюдения за растительным миром Забайкалья для Александра дополнились новыми, уже профессиональными, познаниями, когда он взял в руки топор лесоруба. Присматриваясь к строению стволов и ветвей деревьев, будущий творец деревянных произведений уже тогда видел в них какие-то удивительные, непохожие ни на что другое образы. А «рисунок», образуемый слоями древесины, прожилками и узелками, особенно чётко проступающий даже на самых «некондиционных» досках, вдохновлял молодого человека на то, что когда-то и он сможет вдохнуть жизнь в эти, казалось бы, неодушевлённые предметы.

Мэтр наивного искусства4 [большая картинка]

«Дерево, оно живое…»

Отношение к дереву у Реутова – особенное. Александр сызмальства впитал мысль о том, что оно – живое. Даже тогда, когда перестаёт расти и, обработанное, становится уже предметом мебели или домашней утварью. Словно впитывая в себя энергию солнца и душу ветра, растение может рассказать человеку очень многое. Главное – услышать и помочь раскрыться тому образу, который сокрыт в «деревяге».

– В искусствоведении деревянную скульптуру называют круглой, – рассказывает Александр Реутов. – Но это вовсе не означает, что изваятельная скульптура (та, которая появляется на свет благодаря использованию мастером инструментов, извлекающих ту или иную фигуру из дерева или камня) должна обязательно вписываться в те габариты, которые заданы природой (например, диаметр ствола).

Занимаясь скульптурой в технике корнепластики, Реутов не только следует всем «законам жанра», но и привносит в творения что-то своё. Так, в дело у него идут и кап, и другие наросты, которые лишь на первый взгляд могут казаться лишними. Они, при умелом использовании, ещё лучше, точнее, живее способны передать строение тела человека или животного, какие-либо предметы, без которых художественный образ был бы не полон.

Чутьё + мастерство

...Когда вы идёте по парку или лесу, то нередко вам под ногами попадаются поломанные деревья, сучья, ветки. После дальневосточных циклонов – это не редкость. Если обычный человек просто перешагнёт через такое препятствие, то Александр Реутов не сможет пройти мимо… Кто увидит в особом сплетении сучковатых веток – птицу? А он не только представит её в воображении, но и сделает объёмной, осязаемой, почти что живой…  Именно так и появились на свет фигуры (их скульптурой в собственном значении этого слова и не назовёшь, наверное), часть которых уже несколько лет украшает игровые площадки одного из детских садов в Амурске, а другая, время от времени, извлекаемая из «недр» мастерской, неизменно привлекает внимание детворы. При всех неудобствах мастерской (под неё Реутову несколько лет назад отдали бывший склад на территории бывшего же детского сада – неотапливаемый домик с прохудившейся крышей,  но относительно крепкими стенами) мастер искренне рад возможности общаться с ребятами, которые учатся в расположенной неподалеку школе искусств. После занятий по классу того или иного музыкального инструмента, хору или сольфеджио они спешат к нему в мастерскую окунуться в удивительный мир скульптуры и художественных полотен.

Когда я в очередной раз подходил к этому необыкновенному строению, то увидел гурьбу мальчишек и девчонок, обступивших «птиц», сделанных Александром Реутовым из веток, хотя в одной из них деталь была представлена… грифом от сломанной гитары. Один из школьников после небольшой фотосессии поделился со мной воспоминаниями:

– Когда я несколько месяцев назад впервые побывал в мастерской, мне подумалось, что этот дядя – разбойник… У него там, внутри, – огромное количество голов…
Головы в мастерской, действительно, есть. Несколько десятков деревянных заготовок, «полуфабрикатов», в ходе работы над которыми скульптор не только оттачивает мастерство владения инструментами резчика по дереву, но и постигает таинство рождения деревянной скульптуры.

– Как не бывает двух абсолютно одинаковых людей, – убежден Александр, – так не может быть в природе и двух одинаковых деревьев или кустарников. Задача же того, кто работает с природным материалом, – помочь раскрыться тем образам, которые художнику подсказывает природа. Ведь она – не просто советчик, но и основной соавтор произведений, творимых скульптором.

Мэтр наивного искусства6 [большая картинка]

Отсекая всё лишнее

Говорят, что когда одного из знаменитых мастеров прошлого спросили, как ему удаётся создавать величественнейшие произведения из камня, скульптор бесхитростно ответил: «Я просто отсекаю всё лишнее». Так или примерно так, наверное, размышляет всякий, кто берётся за создание изваятельной скульптуры. Другое дело, что именно оказывается тем самым «лишним». Ведь увидеть в стволе дерева фигуру человека, тем более скульптурную группу, – весьма непросто, а уж «извлечь» их оттуда, увидеть и передать в воображении игру света и тени, – это и подавно дано не всякому.
– В этом сезоне я начал работу над скульптурой, рабочее название которой – «Встреча», – поделился со мной размышлениями Александр Реутов. – Когда ствол просто лежал, – он меня не очень-то вдохновлял. А когда я его поднял, когда его осветило солнце, – я понял, что неспроста он привлёк моё внимание. И мне представилась влюблённая пара – юноша и девушка, которые истосковались друг по другу и слились в порыве страсти…

Прошло несколько недель, и под ударами топора начали угадываться человеческие фигуры: головы, туловища, руки, ноги. Композиция не очень-то проста: ведь скульптор намерен показать не просто обнимающихся и целующихся людей, стоящих рядом друг с другом, а сложное сплетение фигур. Это сделать гораздо труднее.

Пока работа ещё далека от завершения, и до окончательной отделки – недели, а то и месяцы, но очевидно одно: дерево для Александра Реутова было и остаётся не просто материалом для скульптуры.

Мэтр наивного искусства7 [большая картинка]

Грани таланта

…Ещё в середине 60-х годов прошлого века, когда в Амурске только начинало разворачиваться большое строительство (город основан в 1958 году), сюда приезжали молодые люди со всей страны. И именно здесь, на Дальнем Востоке, раскрылись многие их дарования. В ряду тех, кто своими трудами и талантами прославил далёкий от столицы край, был (да и остаётся!) Александр Андреевич Реутов. Энтузиазм первостроителей-созидателей помог ему увидеть преображение почти что не тронутой природы, становление людских характеров. Ведь в таких достаточно экстремальных условиях всё проявляется особенно отчётливо и ярко. Но, понятно, что просто увидеть – мало. Чтобы донести дух времени, умонастроения людей, надо всё это запечатлеть, изобразить. И Александр «подружился» с фотоаппаратом, а в неполные 30 лет начал переносить увиденное и пережитое на холст. Конечно, в его работах угадывалось, что специального художественного образования он не получил, но искренность, неподдельность чувств, передаваемых в работах, – она и по сей день присутствует  и в его живописных произведениях, и в скульптуре.

Более того, любознательность и врождённое чувство прекрасного помогли Реутову в создании весьма необычных произведений на исторические темы. Обращаясь к далёкому XVII веку, когда на дальневосточную землю впервые вступили русские землепроходцы (ведь столица края названа как раз в честь одного из них – Ерофея Хабарова), а в 1651 году основали Ачанский городок, молодой художник проявил себя не только как живописец. Цикл произведений на исторические темы исполнен в весьма оригинальной технике. В качестве материала Александр Реутов использовал… кусочки дерева разных пород. Тщательно, кропотливо подбирая цвета и тона, он не просто создал оригинальное панно. Картины, если только уместно использовать это слово, получились сродни рельефной мозаике, где играют цвет, свет и тень…

Конечно, многие из произведений куда лучше, выигрышнее смотреться могли бы в выставочных залах, а не в тесной мастерской. Да и сохранность их в помещении без отопления – далеко не идеальна. Но, что есть, то и есть…

Взять хотя бы панно «Переселенцы». Центральные персонажи – солдат, его жена и ребёнок. Фон создают людские фигуры и лица. Если бы подобное произведение было исполнено в карандаше, его возможно, было бы воспринять как набросок к картине: с помощью резца автор лишь обозначил контуры. Но, даже такие, практически без рельефной проработки лица «читаются». И работа воспринимается как цельное произведение, воссоздающее фрагмент истории второй половины XIX века.

На другой картине изображён далеко не иллюзорный, а вполне конкретный образ – известный в советские годы исполнитель классических романсов Борис Штоколов. На создание произведения Александра Реутова вдохновила личная встреча с исполнителем. И, можно сказать, что этот портрет, опять-таки, не «классика жанра», а «картина с натуры»: устремлённый ввысь взгляд, сжатые кулаки передают эмоциональный порыв вокалиста. Задний план произведения предельно прост и, может показаться, не особенно тщательно проработан: на нём виден концертмейстер за роялем. Черты его лица, в отличие от героя произведения, – схематичны, так же, в стиле наброска, обозначен и рояль…

По-своему интересными являются скульптура «Командор» и «Женская фигура». Кто бы мог подумать, что при всей грубости такого инструмента, как топор, с его помощью возможно создавать вполне узнаваемые человеческие образы! Может, где-то грубовато выраженные, но от этого не менее интересные и не менее значимые. И талант мастера не становится от такой «непроработанности материала» менее значительным.

Мэтр наивного искусства8 [маленькая картинка]

Хочешь быть
«наивным»? Будь!

…Слава Богу, что мы – кто в большей, кто в меньшей степени – пережили то время, когда каноны, определяющие «правильность» видения и изображения мира, остались в прошлом. Да и отношение к материалу, из которого мастера создают свои творения, тоже не осталось неизменным. Поэтому-то и наш герой, Александр Реутов, хоть и не вписывается в галерею классических скульпторов и художников, но от этого не становится менее интересным и менее любимым автором-созидателем. Ведь благодаря его таланту практически любая, даже незамысловатая, внушительных размеров «деревяга» может обрести черты или монументальной, или парковой скульптуры, а небольших размеров заготовки – преобразиться в скульптуры малых форм…

Когда говорят о таком искусстве – «наивное», то обозначение это далеко не всегда означает «примитивность» видения мира тем или иным мастером. Та манера выражения своего отношения к миру, которая присуща таким творцам, очень тонко подмечена Максом Фраем: «Дело не в наличии/отсутствии образования, а в их «невинности», неискушённости – состояние души, не слишком продуктивное для среднестатистического индивидуума, однако в сочетании с природным талантом оно порой приносит удивительные плоды. Я бы сказал, что «наивный» художник отличается от «не-наивного», как шаман отличается от профессора: оба – специалисты, каждый в своём роде.
Как профессора в своё время вдруг заинтересовались шаманами, так и художники-модернисты на рубеже веков обратили пристальное внимание на своих «наивных» коллег. Варварская архаика экзотических «дикарских» сувениров, народный лубок, работы гениальных самоучек вроде Поля Гогена, Анри (таможенника) Руссо, или «нашего» Нико Пиросманишвили – всё это в равной степени стало питательной средой для модернизма».

…То, что Александр Реутов, скульптор и художник-самоучка из дальневосточной российской глубинки даже в солидном возрасте не обрёл всемирной прижизненной славы,  нисколько не умаляет его дарований. Уважение и любовь земляков, присвоивших ему звание почётного гражданина города Амурска, дополняется признанием и на государственном уровне: его талант и вклад в развитие искусства отмечен почётным званием «Заслуженный работник культуры Российской Федерации». Светлый ум, дерзновенная мысль, твёрдая рука скульптора и художника придают уверенность в том, что он находится на творческом подъёме. А это значит, что искусство, которому посвятил себя мастер, даёт полное право назвать его мэтром…

НАША СПРАВКА
Реутов Александр Андреевич родился в 1936 году в деревне Ундинские Кавыкучи Читинской области. Окончил общеобразовательную школу. Работал лесорубом. После прохождения службы в армии работал шахтёром в Донбассе. Переехав на постоянное место жительства в город Амурск Хабаровского края, работал экскаваторщиком, плотником-бетонщиком, трубоукладчиком. Живописью начал заниматься с 1965 года. Организовал в городе районный краеведческий музей. С 1982 года – действительный член Русского географического общества. За пропаганду русских народных песен и классических романсов ему присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации». Участник Всесоюзной выставки «Слава труду» (1973, ВДНХ, Москва). В 1990-х годах в Москве у него состоялось четыре персональных выставки. В 2007 и 2010 годах участвовал в Московских международных фестивалях наивного искусства и творчества аутсайдеров «Фестнаив’07» и «Фестнаив’10».

Георгий Кулаков.
Фото автора


Георгий Кулаков. Фото автора

Фотографии