Журнал № 2 - 2010(2), рубрика: "Наша малая Родина - Дальний Восток"

Николай Краден и его книги

Казалось бы, доктор архитектуры, член-корреспондент Академии архитектуры и строительных наук РААСН, профессор Николай Петрович Крадин пишет серьезные академические труды, предназначенные для профессиональных историков культуры. Но вот уже третий год подряд его научные монографии становятся народными бестселлерами.

Николай Краден и его книги_1 [большая картинка]

Николай Краден и его книги_2 [большая картинка]

Николай Краден и его книги_3 [большая картинка]

На презентациях новых книг Николая Петровича в Дальневосточной государственной научной библиотеке – неизменный аншлаг, каждая новинка вызывает активное обсуждение в русскоязычной блогосфере, дальневосточники скупают крадинские книги стопками, чтобы хватило на подарки всем друзьям и начальству в придачу. Безупречно написанные и прекрасно изданные книги Николая Петровича сегодня можно встретить в кабинетах высших государственных чиновников и школьных библиотеках, в светских салонах и студенческих общежитиях. Из Сиднея и Сан-Франциско, из Харбина и русского консульства в Шэньяне приходят заказы на десятки экземпляров. Откуда этот всенародный интерес к памятникам архитектуры? Имеет ли историческое наследие экономический потенциал? Существует ли дальневосточная культура как таковая? На эти каверзные вопросы «Моему университету» отвечает Николай Петрович Крадин.

- Прежде всего, хотелось бы поздравить вас с выходом нового издания книги «Харбин – русская Атлантида».

- Это уже третье переиздание. Первый вариант вышел в 2001 году, в 2007-м книга была издана в Харбине на китайском языке, и в октябре 2010-го она была снова напечатана в Хабаровске.

- Чем, помимо роскошного оформления, этот вариант отличается от предыдущих?

- Добавлены более сотни найденных в архиве фотографий (виды города, отдельные памятники, панорамы улиц и площадей), а также раздел о строительстве Свято-Николаевского собора в усадьбе «Волга» под Харбином.

- Да, я видела этот собор, – замечательно, просто замечательно. Пользуясь случаем, поздравляю вас с получением Золотого диплома фестиваля «ДВ Зодчество-2010» за реконструкцию этого храма. А кстати, ведь и ваша книга про Харбин только что взяла высшую награду – Большую золотую медаль на региональной ярмарке «Книжный двор», которая проходила в октябре во Владивостоке. Насколько мне известно, это не первая ваша победа на книжном форуме?

- Да, в прошлом году монография «Старый Хабаровск» там же получила серебряную медаль.

- Не хотелось бы выглядеть банальной, но не могу удержаться, чтобы не спросить о ваших ближайших планах.

- Книга «Русские художники в Китае» (продолжение книги «Художники Дальнего Востока») переведена на китайский язык и готовится к изданию в Харбине. Там же к 90-летнему юбилею Харбинского политехнического университета выходит моя монография о русских инженерах – выпускниках этого вуза. Это часть большого исследования, посвященного дальневосточным инженерам. Материалы были собраны мной в архивах Шанхая, Хабаровска, а также в архивах Москвы и Петербурга.

- Вот это очень интересно! Может, у нас на Дальнем Востоке и нет шедевров архитектуры, зато есть множество уникальных сооружений, связанных со строительством КВЖД и Транссиба. Например, конструкции Амурского моста на выставке в Париже разделили золотую медаль с Эйфелевой башней. Возвращаясь к теме ваших побед: я слышала, вы выиграли издательский грант РГНФ?

- Это не мой личный грант, а грант на издание нашей коллективной монографии, подготовленной к печати несколько лет назад. Авторы – шесть докторов наук из Владивостока, Новосибирска, Красноярска, Барнаула. Я представляю Хабаровск. Исследование посвящено фор-
мированию структуры расселения русских колонистов, планировке и застройке новых городов. Называется труд «Градостроительство Сибири». Объем книги – более 1200 страниц плюс иллюстрации.

- Как Сибири, почему Сибири? А как же Дальний Восток?

- Сибирью до второй половины 19-го века называли всю территорию от Урала до Камчатки. (Со вздохом, соболезнуя темноте интервьюера).

- Спасибо, успокоили. И хорошо, что эта монография будет издана в Петербурге. У меня есть отчетливое ощущение, что столичная культурная элита считает, будто восточнее Урала – абсолютно безлюдная тундра и дремучая тайга. Вот, кстати, на днях был опубликован перечень русских городов, получивших статус охраняемого культурного наследия, так там нет ни одного дальневосточного. Москвичи считают, что у нас и охранять нечего. Может, это правда? Есть ли в Хабаровске памятники архитектуры всероссийского значения?

- Безусловно! Это культурный слой советского конструктивизма. С 1926-го по 1931 год. Хабаровск был столицей Дальневосточного края, и все эти пять лет его главная улица застраивалась «столичным» конструктивизмом высшего качества.

- Сейчас популярны дискуссии о том, имеет ли историческое наследие экономический потенциал. Может ли Хабаровск стать объектом культурного туризма?

- Уже нет! Культурный потенциал города не прибавляется, а исчезает. Практически уничтожены деревянные памятники архитектуры, сейчас под угрозой тотальной ликвидации маленькие одно- и двухэтажные особнячки в центре города, со всех сторон теснимые высотными новостройками.

- А как вообще использовать дореволюционный жилой фонд, – там же прогнившие перекрытия, нет удобств? Может, действительно, как в Москве – все снести и построить новенькие высокотехнологичные копии? Или консервировать развалины в первоначальном виде, а жильцы пусть утешаются мыслью, что живут в памятнике архитектуры?

- Я сторонник компромиссных решений: возможна консервация фасада и реконструкция самого здания, при условии, что внутренняя структура не представляет ценности.

- Не будем затрагивать опасные темы, давайте лучше вернемся к вашим книгам.

- У меня в компьютере практически готовый текст про хабаровских зодчих, от 1858-го до 2008 года, 150 лет хабаровской архитектуры в лицах.

- Ага, раньше вы писали только про дома, а последнее время все больше про людей.

- Невозможно не восхищаться первыми хабаровскими архитекторами: Осколков, Малиновский, Левтеев – все они были интеллигенты высшей пробы, обладавшие множеством талантов и безупречными личными качествами.

- А что вы можете сказать про советскую эпоху? Как насчет сталинского ампира?

- Этот период лучше всего характеризует творчество Бориса Терентьевича Германа, который спроектировал десятки клубов, железнодорожных станций, рабочих поселков и прочее.

- Сейчас мода на позднесоветский модернизм 70-х годов. Принято умиляться бетонным функционализмом. Кто в Хабаровске был самым ярким представителем этого направления?

- Геннадий Иванович Коробцев. Он построил Гражданпроект, Главпочтампт, Дом моделей на площади Ленина (сейчас здание скрывает навесной фасад Далькомбанка), Инженерный корпус на улице Серышева и множество других зданий, ставших для нас символом брежневской эпохи. Коробцев был инициатором внедрения каркасно-панельных конструкций для строительства зданий повышенной этажности. Ну и, конечно, нельзя не упомянуть его друга и соавтора многих проектов – Александра Сергеевича Ческидова.

- Что-то мы все про архитекторов. Ваша новая книга про дальневосточных художников открыла мне абсолютно незнакомый культурный пласт. Кто на ваш взгляд лучший из русских художников, работавших в Харбине?

- Мой любимый художник того периода – Михаил Александрович Кичигин, – ученик Архипова и Васнецова, работал с Шехтелем, в 1912-1918 годах выставлялся в Московском салоне. Его работы есть в Третьяковской галерее. Удивительный рисовальщик, чудесный портретист. Портрет леди Бордхарт его кисти украшает мою книгу «Художники Дальнего Востока».

- Каждый раз, разговаривая с вами и читая ваши книги, ужасаюсь собственному невежеству. Надеюсь, все ваши планы будут реализованы, новые книги, написанные вами, выйдут в свет и откроют всем заново нашу затонувшую Атлантиду – дальневосточную культуру. Спасибо вам за то, что потратили время, отвечая на вопросы, но не могу удержаться, чтобы не спросить напоследок: есть ли у вас самое любимое хабаровское здание?

- Наверное, это особняк Пахорукова (улица Волочаевская, 159) и ампирный особняк, где сейчас расположен Дворец бракосочетаний.

 

Беседовала Алина Иванова,

кандидат архитектуры.