Журнал № 3-4 - 2016(28), рубрика: "Наша малая Родина - Дальний Восток"

Пятый китайский маршрут проекта «Цветы Памяти»

В период с 23 по 30 сентября 2016 года студенческая делегация Тихоокеанского государственного университета в пятый раз отправилась по городам и уездам Северо-Восточного Китая с особой миссией. Эта поездка связана с реализацией молодежного патриотического проекта «Цветы Памяти», осуществляемого в ТОГУ с 2012 года. В ходе ежегодных экспедиций студенты из клубов «Патриот» и «Поиск», работающих при Музее истории университета, посещают места захоронений советских воинов, погибших в заключительных сражениях Второй мировой войны при освобождении Маньчжурии в августе-сентябре 1945 года.

Пятый китайский маршрут1

Пятый китайский маршрут8

На этот раз маршрут по китайским дорогам, по которому довелось проехать двадцати участникам мемориальной экспедиции, оказался одним из самых протяженных и составил около 1800 километров. Алые гвоздики легли к подножиям воинских мемориалов в городах Хэйхэ и Хэган, Цзямусы и Илань, в мегаполисе Харбине и небольшом по китайским меркам то ли городке, то ли поселке Яньшоу.

Пятый китайский маршрут

Еще одним важным событием в ходе поездки стало участие представителей Политена в российско-китайском молодежном форуме «Вектор в будущее» и в студенческой конференции, посвященной патриотическому воспитанию молодежи двух наших стран. Эти мероприятия проходили с 26 по 28 сентября в Харбинском политехническом университете. Также для российских гостей в этом вузе-партнере была подготовлена интересная культурно-образовательная программа.

Пятый китайский маршрут6

Пятый китайский маршрут3

А итогом, собственно, экспедиции «Цветы Памяти – 2016» стал сбор в Китае обширного военно-исторического материала, включающего более 250 фамилий погибших советских воинов. Он будет использован при подготовке к изданию в ТОГУ книги, посвященной молодежному патриотическому проекту «Цветы Памяти» и в поисковой работе, которую осуществляют студенты университета.

Пятый китайский маршрут4

Пятый китайский маршрут5

Хабаровск – Благовещенск – Хэйхэ

Символичным стало отправление студенческого отряда из осеннего, но все еще теплого Хабаровска. По удивительному совпадению, как раз в тот солнечный сентябрьский вечер на привокзальной площади давала импровизированный концерт вокально-инструментальная группа, состоящая из ветеранов войн в Чечне и Афганистане. Крепкие плечистые мужчины, одетые в камуфляжную форму, голубые десантные береты и тельняшки, исполняли песни о тех парнях, что не вернулись с полей сражений, отдав свои молодые жизни за чистое от пулеметных трасс и снарядных разрывов небо над Родиной. Эти песни звучали очень волнующе, проникая в самую глубину неравнодушных юных сердец, еще раз подчеркивая, насколько важна миссия, с которой студенты отправлялись в Китай.

Пятый китайский маршрут9

Из Благовещенска, куда хабаровский поезд прибыл на следующее утро, путь лежал на правый берег Амура – в Хэйхэ. Этот приграничный китайский город ребята во главе с Марией Скворцовой, студен ткой Юридического факультета ТОГУ и непререкаемым лидером молодежной команды поисковиков, посещают не в первый раз. Поэтому многие хорошо знают сквер, в котором расположены монумент и надгробные плиты с фамилиями более ста советских солдат и офицеров. Рядом расположены памятники китайским бойцам, погибшим в антияпонской освободительной войне 1931 – 1945 годов и в боях гражданской революционной войны 1946 – 1949 годов. Все они сражались за общую нашу победу, поэтому российские студенты прибрали территорию вокруг памятников, возложили алые гвоздики и отдали дань уважения и тем, и другим. Эта традиция родилась еще в первые поездки «Цветов Памяти», продолжилась она и на этот раз. Поэтому не удивительно, что местные жители, заинтересованно и доброжелательно наблюдавшие за церемонией возложения цветов и за тем, как российские студенты очищают от мусора и опавших листьев территорию вокруг и наших, и их воинских могил, неоднократно подходили к сопровождавшей группу переводчице-китаянке с русским именем Надя и выражали свою признательность и восхищение. Что и говорить, то был наглядный пример подлинно народной дипломатии.

Пятый китайский маршрут14

Пятый китайский маршрут10

Как выяснили поисковики из ТОГУ в ходе изучения надписей на братской могиле в Хэйхэ, погибали наши солдаты и офицеры не только в августовских боях 1945-го, но и значительно позже. На некоторых табличках с фамилиями павших даты их гибели приходятся на сентябрь. Ефрейтор Григорий Зиновьевич Тарков погиб 3 сентября – через день после завершения Второй мировой... В тот же «мирный» день оборвались жизни красноармейца Алексея Ивановича Иванова и сержанта Ивана Прокопьевича Клюева... Старший лейтенант Александр Семенович Чураков и техник-лейтенант Владимир Николаевич Катуков завершили свой ратный и земной путь 4 сентября 1945 года...

Пятый китайский маршрут11

Так что наши юноши и девушки еще раз убедились, что реальная история гораздо сложнее и трагичнее той, что занесена в параграфы их учебников – ведь войны продолжают собирать обильную дань жизнями бойцов и после официального подписания противником капитуляции.

Пятый китайский маршрут12

...Именно там, в Хэйхэ, когда наши ребята возлагали цветы к памятнику советским воинам, высоко в небе над их головами пролетал, устремляясь на юг, журавлиный клин. То было еще одно – после концерта ветеранов-десантников на хабаровском вокзале – символическое совпадение. Не только по времени и месту, но и по глубинной сути событий...

Пятый китайский маршрут13

Пятый китайский маршрут15

Хэйхэ – Сунъу – Хэган

По пути из Хэйхэ в Хэган одной из знаковых точек на маршруте «Цветов Памяти – 2016» оказался небольшой город Сунъу на склонах гор Малого Хингана, примерно в ста десяти километрах к югу от Благовещенска.

В августе 1945 года здесь наступала 2-я Краснознаменная армия под командованием генерал-лейтенанта танковых войск Макара Терехина (армия входила во 2-й Дальневосточный фронт). Ее войска в составе 3-й и 12-й стрелковых дивизий под командованием, соответственно, генерал-майоров Павла Демина и Андрея Крючкова, во взаимодействии с 73-й (командир – полковник Митрофан Анисимов) и 74-й (командир – подполковник Александр Кузнецов) отдельными танковыми бригадами вели здесь ожесточенные бои за овладение мощным Сунъуским укрепленным районом. Этот укрепрайон и прикрывавшие его с севера и северо-востока узлы сопротивления противника, оборудованные большим количеством дотов, дзотов и других инженерных сооружений, войскам 2-й Краснознаменной армии удалось полностью очистить от японских войск только к 18 августа. А затем, благодаря стремительному наступлению танкистов упомянутой выше 74-й отдельной танковой бригады, уже 20 августа был освобожден важный промышленный и транспортный узел – город Бэйань (Бэйаньчжэнь) в 260 километрах к югу от Хэйхэ.

Пятый китайский маршрут16

Сегодня между Хэйхэ и Бэйанем проложена четырехполосная скоростная автотрасса. А тогда, летом 1945-го, танкистам приходилось прорываться на юг в лучшем случае по узким грунтовым дорогам, петлявшим между сопками, заросшими березовыми рощами. В худшем же – танки и вовсе шли по бездорожью, преодолевая густую сеть разлившихся после проливных дождей рек и речушек с их обильно-заболоченными поймами. Так что наши ребята смогли воочию увидеть те когда-то захолустные, а ныне вполне обжитые края, где 71 год назад разворачивались судьбоносные сражения Маньчжурской стратегической наступательной операции советских войск.

О боях именно на этом направлении всего через несколько дней предстояло выступать участникам экспедиции «Цветы Памяти – 2016» студентам Константину Икину, Леониду Флейгелю и Данилу Шундрику. Доклад был представлен на российско-китайской студенческой конференции в Харбине, посвященной изучению истории Второй мировой войны и па триотическому воспитанию молодежи.

Что же касается Сунъу, то в этот раз у нас не хватало времени посетить город, где в братской могиле на кладбище похоронены 179 бойцов и командиров Красной армии, погибших при штурме японского укрепрайона. (именно такая цифра приведена в книге по истории Краснознаменного Дальневосточного военного округа, изданной в 2003 году, в главе, посвященной освобождению Маньчжурии. Но существуют и другие данные о числе погибших бойцов, похороненных в этом месте). Маршрут 2016 года был проложен в расчете на посещение максимального количества па мятников – в основном в центральной части провинции Хэйлунцзян – с учетом весьма внушительного расстояния, отделявшего их от места старта экспедиции, города Хэйхэ. Думаю, Сунъу станет одним из пунктов будущих маршрутов «Цветов Памяти»...

Необходимо отметить, что каждой ежегодной поездке студентов ТОГУ предшествует кропотливая подготовительная работа, включающая и прокладку маршрутов. Разумеется, делать это приходится по интернет-картам Китая. И они не всегда дают исчерпывающую информацию о состоянии конкретных дорог и средней скорости, с которой по ним возможно будет путешествовать поисковикам. А все это необходимо, чтобы рассчитать время, необходимое для передвижения от одного китайского города до другого. При этом студенты-поисковики также внимательно изучают любые текстовые и фотоиллюстративные публикации во Всемирной Сети, связанные с планируемыми для посещения городами и находящимися там памятниками Второй мировой войны.

Однако недаром говорится, что гладко бывает лишь в теории, ведь практика путешествий порой подбрасывает задачи, которые трудно предусмотреть заранее. Например, как, минуя транспортные пробки, не путаясь в лабиринтах улиц, быстро добраться до памятников, намеченных для посещения в каждом из чужих городов и поселков? Или как быть, если среди участников клубов «Патриот» и «Поиск» до сих пор не было парней и девушек, хорошо владеющих китайским языком и умеющих разбираться с иероглифами на дорожных и уличных указателях? В этот раз нам повезло: китаянка-переводчица Надя и водитель автобуса, предоставленного туристической фирмой из Хэйхэ, оказались настоящими профи в своем деле. Они заблаговременно уточнили реалии маршрута «Цветов Памяти – 2016», размещение памятников в городах и пути подъезда к ним, тем самым во многом обеспечив успех 1800-километровой экспедиции.

Пятый китайский маршрут17

В Хэган команда студентов ТОГУ, проехав за первый день более 650 километров, смогла успеть до заката солнца. И вскоре ребята уже были на холме в городском детском парке, где возвышается монумент в честь советских воинов-освободителей. Правда, в отличие от мемориала в Хэйхэ, фамилий наших погибших солдат и офицеров на нем нет. Есть только надписи на китайском и русском языках, объясняющие, что монумент сооружен в честь советских мужественных бойцов, которые погибли за освобождение Маньчжурии от японских поработителей. Этот дефицит информации, кстати говоря, – проблема, характерная для многих городов Китая. В результате интенсивного послевоенного строительства многие первоначальные захоронения советских воинов переносились на вновь создаваемые кладбища или в мемориальные парки городов. Кроме того, в годы печально известной культурной революции в конце 1960-х – начале 1970-х годов часть советских могил была разрушена, и особенно пострадали надписи на них.

В Хэгане сегодня проживает почти миллион человек, но статус города он получил уже в Новом Китае. И хотя в августе 1945 года здесь располагались железнодорожная станция Синшаньчжэнь, поселки горняков да угольные шахты, при их освобождении без боевых потерь не обошлось. При установлении памятника в самом городе, очевидно, часть информации о погибших была утеряна. И очень жаль, что сегодня у тех, кто приходит к монументу, нет возможности поименно назвать погибших героев. Судя по данным, собранным поисковиками в книгах и на сайтах Интернета, посвященных военной истории, это были военнослужащие 34-й стрелковой дивизии генерал-майора Стефана Коломийца и 203-й отдельной танковой бригады подполковника Ричарда Ушилло – войсковых соединений, входивших в состав 15-й армии 2-го Дальневосточного фронта.

Цзямусы – Илань – Яньшоу

Утро второго дня поездки по Китаю поисковики из ТОГУ начали с посещения мемориала в Цзямусы – еще одном городе-миллионнике и порту на реке Сунгари. 17 августа 1945 года он был освобожден в результате слаженных действий передового отряда 361-й стрелковой дивизии (ее командиром был подполковник Аракел Оганезов), десанта из состава войск 388-й стрелковой дивизии (ею командовал полковник Николай Мулин), а также кораблей и катеров Краснознаменной Амурской военной флотилии (командующий – контр-адмирал Неон Антонов).

По местной традиции памятники советским и китайским воинам в городе Цзямусы также размещены в одном месте – в парке Силинь – неподалеку один от другого. На нашем памятнике – 35 фамилий павшим бойцам. После уборки территории вокруг российского и китайского мемориалов и возложения к ним цветов, поисковики из ТОГУ отправились дальше – в город Илань (в 1945 году он носил название Саньсин), который расположен в ста с небольшим километрах к юго-западу от Цзямусы.

Илань, как и Цзямусы, располагается на правом берегу Сунгари, в месте впадения в нее реки Муданьцзян. Мимо города проходит автострада G221, связывающая Харбин с Тунцзяном (город на севере провинции Хэйлунцзян в месте впадения реки Сунгари в Амур). И как раз возле моста через Сунгари, на окраине мемориального парка, мы отыскали старенький, весь покрытый трещинами памятник с девятью фамилиями наших воинов. Текст на табличке, судя по всему, первозданный – с датировкой внизу «август 1945 г.», с грамматическими ошибками, с не у всех погибших указанными инициалами. Что ж, главным тогда было не упражняться в каллиграфии и правописании, а просто сохранить для потомков имена погибших – красноармейцев Акинфеева И.Е., Масунова И.М., Миртышевского, Егорова Т.Е., Кинчишбаева, ефрейтора Абашкина Т.И., младшего сержанта по фамилии Призрок, сержанта Васильева И.И., лейтенанта Картусова В.

Пятый китайский маршрут18

К сожалению, нам не удалось выяснить к каким кон кретно воинским частям 15-й армии генерал-лейтенанта Степана Мамонова относились эти воины, погибшие при освобождении города Илань (Саньсин). Но есть предположение, что большинство из них входили в состав десанта, переброшенного на кораблях и катерах Краснознаменной Амурской военной флотилии, поднявшихся вверх по Сунгари от Цзямусы. В августе 45-го на подступах к городу развернулись бои, в ходе которых огнем мониторов (кораблей с артиллерийским вооружением) уничтожались и принуждались к капитуляции отступавшие с севера японские войска. Непосредственно же в штурме Саньсина с нашей стороны уча ствовали корабли и катера 1-й и 2-й бригад речных кораблей КАВФ (командиры, соответственно, – капитан 2-го ранга Всеволод Кринов и капитан 1-го ранга Леонид Танкевич) и перевезенный ими десант – подразделения 632-го стрелкового полка 388-й стрелковой дивизии. Наша пехота была высажена непосредственно на городскую набережную и после краткосрочного боя принудила остатки войск 134-й японской пехотной дивизии к капитуляции. Именно там, поблизости от набережной, и находится памятник с фамилиями девяти погибших советских воинов...

Следующим этапом путешествия стало посещение мемориального кладбища в поселке Яньшоу, до которого от Иланя предстояло проехать примерно 160 километров. Причем значительная часть нашего пути проходила не по автотрассе, а через сельскую глубинку, по провинциальному шоссе. Оно было нешироким, и в обоих направлениях по нему двигались грузовики и тракторы с прицепами, перевозившие урожай, собранный на полях местных селян. Поэтому, вместо уже привычных 90-100 км в час, двигаться приходилось с сорока- или пятидесятикилометровой скоростью, а то и вовсе притормаживать, не имея возможности обогнать занявшую всю проезжую часть сельскохозяйственную технику. Тем не менее на место мы вновь прибыли без хлопотных поисков и блужданий.

Памятник советских воинам в уездном центре Яньшоу (во время Второй мировой войны населенный пункт имел другое название – Тунбинь) находится в Парке героев революции и антияпонского сопротивления, где размещены монументы и братские могилы китайским бойцам. Однако монумент в честь советских солдат – черная вертикально стоящая плита из мрамора – не содержит ни единой надписи на русском языке, ни одной фамилии. На нем только красная звезда и семь иероглифов («Памятник погибшим бойцам Красной Армии»). Ни одной уточняющей надписи нет и на размещенном позади плиты саркофаге из красноватого камня...

Как выяснилось, отсутствие фамилий на этом памятнике советским воинам связано с рядом обстоятельств. Во-первых, сооруженный в сентябре 45-го первичный памятник в виде железобетонного столба в конце 1980-х годов был воссо здан в ином виде в новом парке, туда же перенесен прах погибших. Во-вторых, не сохранилось точных сведений о том, сколько военнослужащих было похоронено, в каких войсковых формирования (полк, дивизия, армия, фронт) они служили. В-третьих, ничего конкретного и бесспорного не дали и поиски в интернет-архивах.

Дело в том, что Яньшоу (Тунбинь) в августе 1945 года находился вне главных направлений движения наших войск на Харбин. С северо-востока через Цзямусы, Илань (Саньсин), Тунхэ, Мулань, Баянь, вдоль реки Сунгари наступали войска 15-й армии 2-го Дальневосточного фронта при поддержке Краснознаменной Амурской военной флотилии. А с востока, после взятия в результате упорных боев города Муданьцзян, к Харбину быстро двигались вдоль железной дороги передовые части 1-й Краснознаменной армии генерал-полковника Афанасия Белобородова, входившей в 1-й Дальфронт. Поэтому весьма спорно утверждение, что Яньшоу, якобы, освобожден 17 августа войсками 35-й стрелковой дивизии. Так сказано на некоторых сайтах, посвященных захоронениям советских воинов в Китае, Упомянутая дивизия, входившая в состав 5-го стрелкового корпуса 2-го Дальфронта, действовала совсем на другом направлении. Кроме того, в указанный день линия фронта проходила далеко к востоку от Тунбиня...

В целом же нужно отметить, что, несмотря на провинциальность Яньшоу и досадный дефицит информации, памятник советским воинам и территория вокруг него содержатся в образцовом состоянии. Кстати, в этом парке идут работы по оборудованию экспозиции музея антияпонского сопротивления, который вскоре откроется в просторном павильоне.

А наш дальнейший путь лежал в Харбин, до которого оставалось еще более двухсот километров. Там в Харбинском политехническом университете планировалось проведение целого ряда мероприятий, в которых должны были принять участие студенты-поисковики из ТОГУ.

«Цветы Памяти – 2016» в Харбинском  политехническом университете

26 сентября состоялось открытие российско-китайского молодежного форума «Вектор в будущее», проходившего под эгидой Ассоциации техниче ских университетов России и Китая, членами которой являются как Харбинский политехнический университет, так и ТОГУ.

Пятый китайский маршрут19

Пятый китайский маршрут23

Одним из наиболее ярких мероприятий форума стало выступление писателя и историка Сергея Еремина – нашего соотечественника, более 10 лет живущего в Харбине. Он рассказал о событиях, связанных с антияпонским сопротивлением 30-х – 40-х годов ХХ века и освобождением Маньчжурии в августе 45-го с необычного ракурса – через судьбы русских эмигрантов. Ведь наряду с войсками Красной Армии в изгнании японских оккупантов из Харбина активное участие приняло молодое поколение выходцев из России, поднявших в середине августа восстание под руководством сотрудников советского консульства и взявших под контроль важнейшие стратегические объекты в городе еще до прибытия катеров и кораблей КАВФ и наших воинов-десантников.

Пятый китайский маршрут20

Пятый китайский маршрут22

Презентацию проекта «Цветы Памяти – 2016» перед китайскими сверстниками провели его активные участники, студенты ТОГУ Мария Скворцова и Любовь Гаврилко. Прозвучали на конференции также несколько докладов российских и китайских студентов, посвященных истории Второй мировой войны на Дальнем Востоке и в Тихом океане. Прошла презентация книги «Великая Победа на Востоке», выпущенной к 70-летию освобождения Китая от японской оккупации совместными усилиями Тихоокеанского государственного университета и Чанчуньского университета. Эта книга была преподнесена в подарок библиотеке Института международного образования ХПУ.

Пятый китайский маршрут24

Пятый китайский маршрут25

После пленарного заседания российские и китайские студенты совместно возложили цветы к обелиску советским воинам-освободителям, расположенному в центре Харбина. Кроме того, чуть позже участники экспедиции «Цветы Памяти – 2016» посетили также главное мемориальное русское кладбище Хуаншань в восточном предместье Харбина, на котором покоятся более ста воинов Красной Армии, погибших при освобождении нынешней столицы провинции Хэйлунцзян, а также советские специалисты, работавшие в Китае после войны.

Пятый китайский маршрут26

Пятый китайский маршрут27

Пятый китайский маршрут28

Что же касается культурной и образовательной программы, то хозяева форума организовали для гостей из ТОГУ посещение двух университетских музеев. Один из них, исторический, посвящен основным этапам становления и развития ХПУ, созданного при Китайско-Восточной железной дороге профессорами из СССР еще в 20-е годы ХХ века. Второй – Аэрокосмический – во многом уникальный. Его экспонаты рассказывают об участии ХПУ в реализации космической программы Китайской Народной Республики и достижениях ученых и технических специалистов вуза в ракетостроении и освоении космоса. Кроме того, российским гостям показали работу китайских студентов и аспирантов в Инновационном бизнес-парке университета, где те занимаются разработкой современных технологий в сферах электроники и робототехники, материаловедения и неразрушающего контроля конструкций с использованием ультразвука, производством деталей с использованием 3-D принтеров.

Пятый китайский маршрут29

Пятый китайский маршрут29

В ходе проведения форума «Вектор в будущее» российские студенты с помощью профессоров и преподавателей ХПУ участвовали в интересных мастер-классах, в том числе по изучению китайского языка, по трех-тысячелетней истории китайского национального костюма, по традиционному китайскому искусству вырезания картин из красной бумаги. Словом, несмотря на короткий срок пребывания в Харбинском политехниче ском университете, гости из России получили массу новых знаний и компетенций, а также ярких незабываемых впечатлений.

Пятый китайский маршрут33

Ребят ждут новые маршруты и новые открытия?

Поездка в Китай дала новые стимулы для членов клубов «Поиск» и «Патриот» в активизации поисковой и историко-патриотической работы. К настоящему времени ребята подготовили презентации и выступления для ознакомления студентов различных факультетов вуза, учащихся техникумов и средних школ Хабаровска с проектом «Цветы Памяти». Они пригласили к сотрудничеству не только сокурсников с Юридического факультета, на котором обучается большин ство поисковиков. Для участия в экспедициях, проведения исследовательской работы по обобщению собираемых материалов, подготовке публикаций нужны студенты самого широкого спектра направлений. Например, переводчики и журналисты, дизайнеры и компьютерщики, специалисты по истории, зарубежному регионоведению, геоинформационным системам, да и многие другие.

Кстати, в этой связи, возможно, есть смысл поставить вопрос об организации университетом совместно с поездками «Цветов Памяти» и своего рода комплексных студенческих научных экспедиций. Ведь и недавнее путешествие студенческой команды из ТОГУ через всю провинцию Хэйлунцзян, с запада на восток и с севера на юг, оказалось для ребят весьма интересным и познавательным с самых различных, в том числе и со специфически-профессиональных точек зрения.

Вот лишь некоторые сугубо личные впечатления автора.

Так, наши студенты-дорожники в ходе путешествия, к примеру, могут ознакомиться с системой прокладки и опытом эксплуатации китайских автомобильных дорог, с организацией движения на них.

В Китае, в том числе и в окраинной Маньчжурии, сейчас строят и наращивают обширную сеть преимущественно платных (1 км = 1 юань) скоростных автомагистралей. Они связывают между собой не только города-миллионники, но и все сколько-нибудь значимые центры. При этом дороги для поддержания высокого скоростного режима движения (легковые авто – до 120 км/ч; автобусы – до 100 км/ч; грузовики – до 80 км/ч) непременно прокладываются на некотором удалении от любых населенных пунктов, будь то большие города и малые деревни. Впрочем, в них можно легко попасть через оптимально выстроенные автомобильные развязки. Вокруг мегаполисов (взять, к примеру, Харбин) построены объездные магистрали, чтобы не тратить впустую время транзитных водителей. На трассах имеются указатели не только на китайском языке, но и с обязательными дублирующими надписями на латинице. Через определенные интервалы на дорогах оборудованы уютные зоны отдыха и обслуживания для водителей – с автозаправочными станциями, парковками и магазинчиками. Ну и, разумеется, с туалетами, которые в Китае (в отличие от автострад) непременно бесплатные. Информация об этих зонах сервиса обязательно имеется на дорожных указателях и на справочных схемах автодорог. Для уменьшения аварийности китайские магистрали строят с раздельным движением по направлениям. Но при этом предусмотрена возможность открытия разделительной полосы через каждые два километра. Это позволяет использовать в экс тремальных ситуациях (оползни на дороге, перекрытие движения из-за аварии или для текущего ремонта) двухполосные дороги каждого направления для организации встречного движения.

Пятый китайский маршрут34

А представьте в роли участника экспедиции студента-экономиста или регионоведа. Он сможет своими глазами увидеть хозяйственную деятельность и повседневный быт китайской деревни, которая сегодня не только кормит всю свою 1,5-миллиардную по населению страну, но еще и экспортирует дары своих полей за границу, в том числе к нам – в Россию. Кстати, вопреки мифам о перенаселенности всего Китая, можно сделать вывод, что на его Северо-востоке все еще имеются обширные просторы незаселенных и не освоенных в хозяйственном отношении земель. Вполне возможно, это станет темой его профессиональных исследований. А регионовед со знанием китайского языка поможет своим коллегам и в организации сбора исторической информации в Китае, и в общении с местными сверстниками.

Да и студент, обучающийся по направлениям лесного хозяйства и экологии, наряду с участием в поисковой работе по проекту «Цветы Памяти», сможет пополнить в поездках по Китаю свой профессиональный багаж.

Он бы не просто любовался, как мы, причудливым многоцветьем осенних лесов Малого Хингана между городами Ичунь и Хэган, а, вполне возможно, собрал бы материал для научных исследований по основной специальности.

И этот список возможностей можно продолжить...

Остается только надеяться, что ТОГУ продолжит реализацию студенческого проекта «Цветы Памяти», и что его участников ждут новые маршруты и новые открытия.

Александр Пасмурцев.

Фото автора и Екатерины Кирьяновой

Выражаем искреннюю благодарность туристической компании «Амурассо» (г. Благовещенск), которая второй год подряд оказывает помощь Тихоокеанскому государственному университету в организации поездок «Цветы Памяти» по Китаю.

***

Для уточнения информации по истории военных действий в Северо-Восточном Китае в августе-сентябре 1945 года были использованы:

1) материалы из книг:

Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов: в 12 томах. – М., 2013. – Т. 5.

История Второй мировой войны 1939 – 1945 гг.: в 12 томах. – М., 1980. – Т. 11.

Боевой состав Советской Армии. Часть V. Январь – сентябрь 1945 г. – М., 1990.

Клавинг В.В. Япония в войне. – М., 2004.

Широкорад А.Б. Русско-японские войны 1904 – 1945 гг. – М., 2003.

Белобородов А.П. Прорыв на Харбин. – М., 1982.

2) материалы с интернет-сайтов:

Танковый фронт – www.tankfront.ru

Боевые действия Красной армии в Великой Отечественной войне – bdsa.ru

http://portamur.ru/forum/user/5805/post/lta/ (Журнал боевых действий 2-й Краснознаменной Армии).

Фотографии