Журнал № 1 - 2016(26), рубрика: "Книжный мир"

Энциклопедия дальневосточных путешествий

Напрасно строгая природа

От нас скрывает место входа

С брегов вечерних на восток.

Я вижу умными очами:

Колумб российский между льдами

Спешит и презирает рок.

                                М.В. Ломоносов

 

О подвигах русских людей, которые способствовали приращению новых дальневосточных и северных земель для России, написано немало книг. Особое место среди них занимают путевые записки и дневники самих путешественников.

Энциклопедия дальневосточных путешествий

Немало сведений об открытиях на Севере и Дальнем Востоке России мы узнаем, посещая музеи, в которых представлены экспонаты – свидетели событий. А мог бы себе представить читатель объединение таких форм, как книга и музей? Наверное, мог бы, но в очень редких случаях. «Пути великих свершений. Значение Якутии в освоении Дальнего Востока» (науч. ред. С.И. Боякова; редкол.: Е.К. Алексеева и др.; авт. текстов: Е.К. Алексеева и др. – Владивосток : Русский Остров, 2012) как раз и является таким случаем, когда, открывая страницы книги, читатель может не только читать, но и познакомиться частично с экспонатами, представленными на ее страницах.

Научно-популярные очерки, из которых состоят эти два тома, подкреплены архивными документами и публикациями отрывков из интереснейших воспоминаний участников событий прошлого, они иллюстрируют ключевую мысль о том, что путь продвижения России через Сибирь и Дальний Восток к берегам Ледовитого и Тихого океанов был поистине эпохальным.

Энциклопедия дальневосточных путешествий1

Книги визуализированы, имеют очень интересный дизайн. И при этом содержат обширный комплексный материал по истории освоения Дальнего Востока, включая хронику прибытия русских первопоселенцев – казаков в Якутск. Оттуда они впоследствии совершали свои первопроходческие поиски по различным направлениям к северу, к востоку и югу от Якутска. В том числе на территории, где ныне располагаются Приамурье и Приморье.

Якутск, Якутск!..

В былые годы

Здесь, у России на краю,

Ты провожал не раз в походы

Лихую вольницу свою.           

От этих стен твоих к даурам

С дружиной храброю своей –

Остроги ставить над Амуром –

Ходил Хабаров Ерофей.

Ты видел здесь ладьи Дежнева,

Челны Ивана Москвина,

И вот сейчас, быть может, снова

Их вспоминаешь имена.

(П. Комаров)

Поэтому в книге много места уделено рассказам о земле якутской и основателе города – стрелецком сотнике Петре Бекетове, который из Енисейска летом 1631 года прибыл с дополнительным отрядом. Отсюда Бекетов и стал посылать служилых людей вверх и вниз по Лене. Используя как силу оружия, так и незаурядный дипломатический талант, он привел «под государеву руку» еще несколько тунгусских, якутских, а также бурятских родов и для закрепления своих успехов в соответствии с царским указом поставил в 1632 году острог в центре Якутской земли, которому суждено было стать опорным пунктом для дальнейших открытий и столицей всего северного края.

Энциклопедия дальневосточных путешествий2

Фольклорный же образ Бекетова – первопроходца, «человека с доброй душой» и небывало удачливого охотника – столетиями сохранялся в исторических преданиях русских старожилов Забайкалья. Существовало такое поверье, что в охотничьих семьях было заведено первого сына обязательно называть Петром. Пусть «дескать таким же фартовым будет, как тот казак Бекетов». Уже в наше время казачеством была учреждена медаль «Петр Бекетов. Якутское казачество. 1632», которой награждаются граждане России и зарубежья, внесшие существенный вклад в процветание казачества и Российского государства.

2015 год был богат на знаменательные и памятные даты, связанные с историей освоения северо-востока Азии и закрепления России на тихоокеанских рубежах. Все эти события, возвеличившие славу России, нашли отражение на страницах издания «Пути великих свершений…». Конец первой половины XVII века был знаменателен тем, что русские первопроходцы первыми в мире вышли на Охотское побережье и достигли устья Амура. Рассказом о походе Ивана Москвитина начинается второй том издания.

375 лет прошло с того времени, когда 20 томских и 11 красноярских казаков под началом сотника Ивана Москвитина вышли из Бутальского зимовья на разведку пути к «морю-окияну». От местных жителей Москвитин получил первые сведения о морском пути до устья Амура. Вот как описал Иван Москвитин свое первое плавание по Охотскому морю: «А морем шли с важами (проводниками) подле берега к гиляцкой орде к островам… И оне, Ивашко со товарищами, до островов дошли. И гиляцкая земля объявилась, и дымы оказались, и они без важей в ней идти не смели, потому что люди мерзли и их голод изнял, и почали есть траву, и оне от голоду воротились назад. И пришли к берегу в речку и ызымали мужике тунгусе, и тому тунгусу стали сказывать про острова, где они, Ивашка со товарищами, были. И тунгус им говорил, что были они – де тут, где гиляцкая орда, от которых островов воротились, и тот же тунгус сказывал: за тем – де островом впала в море река Амур. И по Амуру – реке на устье реки живут отдельные люди деревнями, в тех деревнях триста человек».

Таким образом, поход Ивана Москвитина – первый русский поход на Тихий океан – сыграл исключительно важную роль в получении на Руси ранних сведений о «великой реке Амуре».

Чтобы собрать эти сведения, участникам похода пришлось многое претерпеть. Они постоянно подвергались смертельной опасности: и при плавании по бурным рекам, и при трудных переходах через горные перевалы, и при встречах с теми или иными воинственными племенами, которые не раз совершали на казаков нападения. Часто их мучил голод. Нередко приходилось кормиться лишь «древом, травою и кореньем». Постоянно они страдали и от холода; за время пути рубахи успели истлеть, и негде было достать новую исподнюю одежду. Часто мучил сибирский гнус – мошка и комары, но то было для всех сибиряков «за обычай», и потому они считали для себя зазорным жаловаться на эту напасть.

Энциклопедия дальневосточных путешествий3

Кроме богатого иллюстрированного материала к книге прилагаются копии записок, донесений служилых людей, карты, составленные в разное время путешественниками – исследователями русского Севера и Дальнего Востока.

В разделе, посвященном Первой Камчатской экспедиции В.И. Беринга и А.И. Чирикова, представлена часть «Генеральной карты Российской империи», где уже отражены результаты плавания Беринга к Берингову проливу и съемки Курильских островов. 290 лет назад в феврале 1725 года началась Первая Камчатская экспедиция. Инструкции к ней были разработаны самим Петром I.

Еще в юном возрасте Петр I был знаком с «Картой Северной и Восточной Тартарии» Николаса Витсена – голландского политика, предпринимателя, картографа, бургомистра Амстердама. Если смотреть на старинные географические карты, то очень часто можно встретить надписи «terra incognita» или «Тартария», обозначающие неизвестные тогда территории. На своей карте Витсен первым в Западной Европе изобразил на дальнем северо-востоке Азии два полуострова, не имевших конца. Об одном из них, «Ледяном носе» (Чукотский полуостров), Витсен писал, что он «не знает, соединяется ли данный полуостров с Америкой». В книге рассказывается о том, что Петр I высоко ценил знания Витсена и с удовольствием встретился с ним в Голландии. В беседе при их встрече Петр I отверг версию Витсена о существовании соединительного перешейка между Америкой и Чукоткой. По возвращении в Россию Петр I отправил Витсену несколько новых материалов по географии и истории Сибири, в том числе и «скаску» В.В. Атласова 1701 года о его пребывании на Камчатке в 1697-1699 годах.

Энциклопедия дальневосточных путешествий5

Соединяются ли на самом деле Азия и Америка, предстояло выяснить другим экспедициям.

Первая Камчатская экспедиция за два года с большими трудностями добралась до Камчатки и построила в Нижне-Камчатском остроге небольшой парусный корабль – бот «Святой архангел Гавриил». Совершив за 1728-1729 годы два похода – на север и юг Камчатки, – Беринг вернулся в Охотск, а затем с частью команды уехал в Санкт-Петербург.

Только через несколько лет отважился командор повторить поход на Камчатку. Была организована Вторая Камчатская экспедиция. О ее подготовке читатель сможет узнать из приведенного отчета на страницах издания «Пути великих свершений…». Там же помещен и портрет выдающегося русского мореплавателя Алексея Ильича Чирикова, сыгравшего огромную роль в проведении двух камчатских экспедиций. По мнению М.В. Ломоносова, он являлся главным деятелем экспедиции. К сожалению, во время первой экспедиции Витус Беринг не прислушался к ряду советов своего помощника. В частности, он не воспользовался благоприятной ледовой обстановкой и не пошел к устью Колымы. «Жаль, – писал Ломоносов, – что, идучи обратно, Беринг следовал тою же дорогой и не отошел далее к востоку, где он мог промерить берега Северо-Западной Америки».

Более подробно о подвигах и драматической судьбе героев Великой Северной экспедиции (1733-1743) – сподвижников В. Беринга, которые открыли для науки Сибирь, впервые нанесли на карту побережье Ледовитого океана, разведали морские пути в Японию и к берегам Америки можно прочитать в книге Голубева Г.Н. «Колумбы Росские».

В составе экспедиций Беринга и Чирикова были ученые С.П. Крашенинников, Г.В. Стеллер. Труды Крашенинникова о Камчатке являются классическим произведением нашей богатой географической литературы. В двадцать лет после окончания Славяно-греко-латинской академии С.П. Крашенинников был направлен во Вторую камчатскую экспедицию. Проведя на полуострове безвыездно несколько лет, он впервые исследовал его животный и растительный мир. Впоследствии он становится сподвижником М.В. Ломоносова, избирается академиком, назначается ректором Университета Академии наук. Одна из глав издания «Пути великих свершений…» посвящена камчатским исследованиям Крашенинникова, приводится карта его походов, а также автобиография, написанная им самим и опубликованная на страницах его труда «Описание земли Камчатки». После первых путешествий началось более активное освоение Охотского побережья и северо-востока страны. Вслед за мореплавателями сюда пошли русские промышленники, крестьяне, служилые люди. Правительство стремилось использовать это плавание промышленников в государственных целях.

Энциклопедия дальневосточных путешествий7

Последующие экспедиции Креницына – Левашова и Биллингса – Сарычева продолжали выполнять задачи государственного значения.

Основной целью экспедиции Биллингса – Сарычева, со времени начала которой в минувшем году исполнилось 230 лет, было подытожить все, что было сделано русскими мореплавателями на протяжении XVIII века. В ее задачу входило описание Чукотского берега от Колымы до Берингова пролива, а также изучение морских путей к Америке.

Итогом путешествия явилось издание Г.А. Сарычевым «Атласа Северной части Восточного океана», а также всего атласа карт и рисунков к путешествию в северо-восточную часть Сибири, Ледовитое море и по северной части Восточного океана.

Огромную работу в этой экспедиции проделал молодой русский морской офицер Гавриил Андреевич Сарычев. Ему было всего 22 года, когда его привлекли к участию в экспедиции. На долю Сарычева выпала задача подготовки судов для нее. В 1785 году он выехал из Петербурга в Охотск, куда добрался в 1786 году. Здесь провел обследование побережья, лесов. Под его руководством были построены суда. После того как в Охотск прибыл Биллингс, Сарычев направляется на Колыму. Построенные здесь суда «Паллас» и «Ясашна» в 1787 году вышли в море. Оценивая итоги экспедиции Биллингса, И.Ф. Крузенштерн – начальник первой российской кругосветной экспедиции – писал: «…Все, что сделано полезного, принадлежит Сарычеву, такому же искусному, как и трудолюбивому мореходцу. Без его неусыпных трудов в астрономическом определении мест, снятии и описании островов, берегов, портов и прочего не приобрела бы, может быть, Россия ни одной карты от начальника сей экспедиции».

Кроме описаний путешествий и открытий в книге имеется обширный этнографический материал. Например, Сарычев в своей книге «Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану», отрывок из которой приводится в данном издании, говорит: «Якуты, как думать надобно, происходят от древнего поколения тех татар, кои не были еще магометанами. Доказательством сему служит подобие лица, образ жизни, а более всего язык их, который так сходен с татарским, что бывший в экспедиции с нами татарин большую часть разговоров их мог разуметь без нужды». В первом томе книги «Пути великих свершений…» имеются главы, рассказывающие об этнографических корнях аборигенов северо-востока Азии, таких как эвенки, эвены, юкагиры, чукчи, коряки, камчадалы; их укладе жизни и взаимоотношениях с русскими. Оказывается, одним из важнейших общенародных праздников у эвенов был Новый год. Проводился он в дни летнего солнцестояния, 22-24 июня. Это было связано с природными явлениями (день начинает становиться короче, а ночи длиннее), а также и с хозяйственной деятельностью.

Огромная созидательная работа первопроходцев по освоению дальневосточных земель продолжалась более трех столетий. Сменялись одни поколения другими, и каждое из них оставляло на этой земле свою память – новые селения, новые дороги, порты, новые раскорчеванные и распаханные земли.

Всякий раз, когда задумываешься над поистине героическим движением России к океану, прежде всего поражает та энергия и удивительная стойкость русского человека перед любыми, даже, казалось бы, непреодолимыми препятствиями.

Так во имя чего же совершались эти подвиги?

Энциклопедия дальневосточных путешествий77

Некоторые историки не раз утверждали, что это делалось лишь ради простых «прибытков» (прибылей). Землепроходцы, мол, желали привезти побольше пушнины («мягкой рухляди»), особенно соболей. Конечно, личная заинтересованность в «прибытках» играла роль весьма сильного стимула, побуждавшего казаков участвовать в тех или иных походах. Однако преувеличивать значение этого фактора все же не следует. Неизмеримо большее значение для казаков имело другое: в походах они пользовались большой свободой, и хотя их жизнь была нелегкой, но зато она была необыкновенно интересной. Они видели все новые и новые места, а, находясь вдали от административных центров феодальной России, были временно свободны от произвола местных правителей. Да и в походах у казаков было больше возможностей в чем-либо отличиться и благодаря этому дослужиться до более высокого чина – стать десятником, пятидесятником, а то и атаманом.

Но было еще и то, что заложено природой в характере русского человека. Это образно и точно отметил В. Брюсов в своем стихотворении «К Тихому океану»:

Но нам вожатым был голос мечты!

Зовом звучали в веках ее клики!

Шли мы, слепые, и вскрылся нам ты,

Тихий! Великий!

Вот чего ждали мы, дети степей!

Вот она, сродная сердцу стихия!

Чудо свершилось: на грани своей

Стала Россия.

Брат Океан! ты — как мы! дай обнять

Братскую грудь среди вражеских станов.

Кто, дерзновенный, захочет разъять

Двух великанов?

Именно «сродная сердцу стихия» русского с Тихим океаном и позвала его в суровые дальневосточные края.

История географического изучения русскими людьми северо-востока Азии, Камчатки, Северо-Западной Америки, Алеутских и Курильских островов, Приморья, Приамурья и Сахалина настолько интересна, что будет постоянно привлекать внимание исследователей и писателей.

Исторический двухтомный альбом высоко оценил президент Русского географического общества, министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу, отметив, что «издание исторического альбома «Пути великих свершений. Значение Якутии в освоении Дальнего Востока» является значимым событием не только в общественной и культурной жизни этого российского региона, но и всего Дальнего Востока и нашего многонационального государства».

Издание получило Золотую медаль на Дальневосточной книжной ярмарке «Печатный двор – 2012» за лучшее полиграфическое исполнение и дизайн и Гран-при на VII Межрегиональной книжной ярмарке «Печатный двор Якутии» в 2013 году.

Людмила Кочергина.

Фото Ольги Волкотрубовой.

***

Знаменательные и памятные даты Дальнего Востока в 2015 году

– 375 лет со времени начала плавания Ивана Москвитина к югу вдоль побережья Охотского (Ламского) моря (1640 г.) во время его экспедиции 1639-1642 гг.

– 370 лет со времени плавания отряда под руководством якутского письменного головы, землепроходца Василия Даниловича Пояркова по Охотскому морю (1645 г.) во время эго экспедиции 1643-1646 гг.

– 290 лет с начала Первой камчатской экспедиции В.И. Беринга и А.И. Чирикова (1725-1730 гг.).

– 230 лет со времени начала Северо-Восточной географической экспедиции Биллингса – Сарычева, внесшей значительный вклад в этнографическое изучение Чукотки (1785 г.).

– 200 лет с начала первой русской научной кругосветной экспедиции на бриге «Рюрик» под командованием О.Е. Коцебу (1815 -1818 гг.).

– 165 лет со времени работы в Приамурье экспедиции Н.Х. Агте (1850-1852 гг.).

– 160 лет со времени окончания Амурской экспедиции Г.И. Невельского (1849-1855 гг.).

– 155 лет с начала Первой российской гидрографической экспедиции по обследованию южных гаваней Японского моря (1860-1861 гг.), проходившей под руководством подполковника корпуса флотских штурманов Василия Матвеевича Бабкина.

Фотографии