Журнал № 1 - 2015(22), рубрика: "Книжный мир"

Джеффри Чосер – автор «Кентерберийских рассказов», «отец» английской поэзии

Джеффри Чосер (1340(?) – 1400) является виднейшим из английских поэтов Средневековья, крупнейшей фигурой английской литературы. Предполагают, что он родился между 1340 и 1344 годом и что местом рождения был Лондон.

Джеффри Чосер

Джон Чосер, отец Джеффри, преуспевавший виноторговец, занимал пост помощника королевского кравчего в Саутгемптоне.

Первая запись, касающаяся Джеффри Чосера, относится к 1357 году. Она была найдена в расходной книге Элизабет, графини Ольстерской, жены принца Лайонела (одного из сыновей английского короля Эдуарда III). О Джеффри упоминается как о паже, которому было куплено новое платье. Вероятно, до определения в пажи мальчик учился в лондонской школе: ему полагалось уметь читать и производить простые арифметические вычисления, равно как иметь и некоторые познания в латыни и даже, возможно, во французском языке. На службе у принца Лайонела систематическое образование мальчика должно было продолжиться на более аристократический манер: теперь ему полагалось уделять особое внимание искусствам, основательнее изучать французский и латынь, а также «совершенствоваться в благородных занятиях».

В 1359 – 1360 годах Джеффри Чосер служил в английских войсках во Франции, поскольку Столетняя война (1337 – 1453) с перерывами продолжалась на всем протяжении его жизни. Он попал в плен неподалеку от современного Реймса, в начале 1360 года за него был заплачен значительный выкуп, и он смог вернуться в Англию. В том же году Чосер снова отправился во Францию, будучи по-прежнему на службе у принца Лайонела, но теперь уже в качестве курьера. Это была первая из многих его дипломатических миссий. Затем его имя примерно на семь лет исчезает из хроник. Весьма вероятно, что за это время Чосер женился на Филиппе Роут, которая входила в свиту графини Ольстерской, а на момент свадьбы – в свиту королевы.

Джеффри Чосер1

В 1367 году имя Джеффри Чосера вновь появляется в документах. На этот раз он упоминается как королевский камердинер, говорится также, что он получал от короны пенсион. После этого его имя начинает встречаться часто: королевские подарки ему и его жене, очередные пособия, новые назначения, дипломатические поездки. Зафиксировано и чрезвычайно важное для истории литературы поручение Чосеру в 1372 году вести переговоры с герцогом Генуи. Этим назначением датируется первая поездка поэта в Италию (точнее первая, в которой мы можем быть уверены), оказавшая, наряду со второй, в 1378-м, огромное влияние на творчество Чосера.

В 1374 году Джеффри Чосер получил в безвозмездное пользование дом в Олдгейте и был назначен инспектором таможни Лондонского порта (позже, в 1382-м, Чосер был назначен также инспектором Малой таможни.) В 1375 году ему был пожалован надзор над графством Кент с перечислением в его пользу различных штрафов, налагаемых таможней. С 1376-го по 1381-й Чосеру дозволялось оставлять заместителя на время отлучек из Лондона, что указывает на важность его служебного положения. Его жена Филиппа по-прежнему пользовалась королевским благоволением, и, надо полагать, Джеффри делил с ней удачу вплоть до ее смерти примерно в 1387 году.

Однако существуют очевидные свидетельства того, что Чосер еще до смерти Филиппы неожиданно оказался в стесненных обстоятельствах. В 1386 году он лишился дома в Олдгейте и обоих инспекторских постов.

О последующих годах жизни Чосера известно несколько меньше. В самом конце жизни счастье снова улыбнулось Чосеру: король назначил ему довольно значительную по тем временам пенсию, и ему удалось снять хорошенький дом близ Вестминстерского аббатства. 25 октября 1400 года Чосер умер, и был погребен с почетом в Вестминстерском аббатстве.

Произведения Чосера точно датировать трудно. Ранние работы уже предвещают будущее мастерство, но они также и традиционны и в большой степени экспериментальны. Их стиль и содержание заимствованы у изысканных французских писателей, бывших тогда в моде при английском дворе. Поэмы любовных грез, аллегорических картин-сновидений (видений) в XIV веке были излюбленным французским жанром. Обычный сюжет: весна, поэт жалуется на бессонницу, потом засыпает с книгой, во сне слагает собственную повесть о любви с аллегорическими картинами – и просыпается.

Джеффри Чосер2

Языком, на котором писал Джеффри Чосер, был лондонский диалект его времени. Чосеровские строки текут непринужденно, они разнообразны, поэт мастерски владел и ритмом, и рифмой. В ранних вещах он иногда применял восьмисложные строфы, однако позже использовал более гибкую десятисложную строфу и строфическую «королевскую рифму».

В перечень стихотворных произведений Чосера ныне включено 21 стихотворение, но пять из них обычно идут с примечанием «авторство сомнительно». Некоторые поддаются датировке. «Азбуку» (ABC), религиозные стихи, славящие Святую Деву, относят к раннему периоду жизни писателя. Юмористические и злободневные стихи датируют по содержанию: например «Сетованье Чосера на его кошелек» (The complaint of Ch. to his empty purse) было адресовано вступившему на престол Генриху VI, и потому датируется 1399 годом. Любовные стихотворения (их около 10) не удается датировать с уверенностью, хотя по традиционности стиля их можно отнести к раннему периоду.

Без сомнений, самое известное произведение, которое принесло Джеффри Чосеру всемирную славу, – «Кентерберийские рассказы» (The Cantenbury Tales).

Неизвестно, когда Чосер задумал композицию «Кентерберийских рассказов». Автор с его самобытным талантом нашел единый сюжет – паломничество к гробнице святого Томаса Бекета в Кентербери. В героях представлены все характеры эпохи позднего английского Средневековья (кроме короля и знати – они были бы неуместны в подобном странствии). Чосер в прологе переносит читателя в водоворот действительной жизни и рисует нам общество 29 пилигримов из самых различных слоев общества, разных полов, возрастов и темпераментов. Все они собрались в трактире близ Лондона с тем, чтобы оттуда вместе двинуться в Кентербери на поклонение гробу святого Томаса Бекета. Чтобы скоротать время в долгой дороге, каждый из членов общества рассказывает какую-нибудь сказку или повесть.

При этом Чосер заставляет всю труппу рассказчиков двигаться, останавливаться в трактирах на ночлег, знакомиться с прохожими, говорить, кричать, обмениваться комплиментами, а иногда и ударами. За каждым рассказом следуют живые комические сцены: путешественники обсуждают рассказ, спорят, горячатся. Все это дает возможность Чосеру создать целый ряд разнообразнейших характеров и типов. Рассказы подобраны так, что каждый из них соответствует характеру и общественному положению рассказчика, да и манера каждого из них особая. Рассказ исповедника походит на проповедь и заканчивается приглашением купить индульгенций и пожертвовать что-нибудь на церковь. Нищенствующий брат непременно хочет говорить, но гнев мешает ему, и из рассказа его ничего не выходит и тому подобное.

«Кентерберийские рассказы» представляют собой, в общем, нравоописательный роман, в котором нравы и типы английского современного Чосеру общества списаны прямо с натуры. При этом Чосер не только не гнушается изображением людей из низших сословий, но рисует их с очевидной симпатией и глубоким знанием. Без сомнения, материалом ему служили наблюдения, произведенные им в течение его богатой путешествиями, разнообразными встречами и переменами жизни. «Кентерберийские рассказы» остались неоконченными, может быть, вследствие тяжелых обстоятельств, постигших поэта в последние годы жизни. Но и того, что есть, вполне достаточно, чтобы судить о богатстве и разнообразии таланта автора.

Джеффри Чосер3

В этом произведении Чосера представлены элементы всех разновидностей литературы XIV века: рыцарские и куртуазные романы, народные сказки, фаблио (истории с грубым юмором), бретонские лэ (стихотворные произведения лирического или лиро-эпического характера), басни с персонажами-животными, жития святых, аллегории, проповеди.

Следует отметить, что Джеффри Чосер известен не только как поэт, но и как талантливый переводчик. Перевод Чосера сухой и педантичный, по мнению большинства критиков, проза Чосера далеко не так блистательна, как его поэзия. Сверх того известно, что кроме латинского оригинала он использовал французский текст, поэтому смысл местами теряется. Другая прозаическая работа, «Трактат об астролябии» (The astrolab), написанный им в 1391 году для сына, – труд научный. Это адаптированная для детей латинская версия книги арабского астронома VIII века. Поэт, ставший здесь прозаиком и учителем, простыми и доступными словами разъясняет начальные понятия средневековой астрономии.

Широкая слава, которой Чосер начал пользоваться еще при жизни, не только не померкла с течением времени, но даже возросла. В эпоху Возрождения, в 1478-м и в 1484 годах, Уильям Кэкстон, английский первопечатник, издал тексты его сочинений. Современник Шекспира, поэт Эдмунд Спенсер, видел в сочинениях Чосера «чистейший источник английской речи».

Заслуги Джеффри Чосера в истории английской литературы и языка весьма велики. Он первым среди англичан дал образцы истинно художественной поэзии, где повсюду господствует вкус, чувство меры, изящество формы и стиха, повсюду видна рука художника, управляющего своими образами, а не подчиняющегося им, как это часто бывало у средневековых поэтов, везде видно критическое отношение к сюжетам и героям.

В произведениях Чосера уже имеются все главнейшие черты английской национальной поэзии: богатство фантазии, соединенное со здравым смыслом, юмор, наблюдательность, способность к ярким характеристикам, склонность к подробным описаниям, любовь к контрастам – одним словом, все, что позднее встречается в еще более совершенном виде у Уильяма Шекспира, Генри Филдинга, Чарльза Диккенса и других великих писателей Великобритании. Он придал законченность английскому стиху и довел до высокой степени изящества национальный литературный язык. Относительно чистоты речи он проявлял всегда особенную заботливость и, не доверяя переписчикам, просматривал лично рукописные тексты своих сочинений. В деле создания литературного языка он проявил большую умеренность и здравый смысл, редко употреблял неологизмы и, не стараясь воскресить отжившие выражения, пользовался лишь теми словами, которые вошли во всеобщее употребление. Блеск и красота, которые он сообщил английскому языку, доставили последнему почетное место среди других литературных языков Европы. После Чосера различные местные наречия уже утратили всякое значение в литературе.

Джеффри Чосер4

Чосер был первым, начавшим писать на родном языке, а не на латыни, в том числе и прозой. Он употребляет здесь национальный язык сознательно, из патриотического чувства, а также, чтобы лучше и точнее выразить свои мысли. Миросозерцание Чосера вполне проникнуто языческим духом и жизнерадостностью наступающей в Европе эпохи Возрождения, только некоторые средневековые черты и выражения, попадающиеся, впрочем, в более ранних произведениях Чосера, свидетельствуют о том, что он еще не вполне освободился от средневековых воззрений и смешения понятий. С другой стороны, некоторые его мысли о благородстве, воспитании детей, войне, характер его патриотизма, чуждого всякой национальной исключительности, сделали бы честь и человеку XXI века.

«Кентерберийские рассказы» в мировом киноискусстве

В 1972 году режиссер Пьер Паоло Пазолини, один из наиболее ярких представителей итальянского кинематографа ХХ века, по мотивам произведения Джеффри Чосера снял фильм «Кентерберийские рассказы» (на снимке – кадр из фильма). Этот фильм был удостоен награды «Золотой медведь» Берлинского кинофестиваля в 1972 году и наряду с двумя другими кинолентами режиссера – «Декамерон» (1971) и «Цветок тысяча и одной ночи» (1974) – вошел в его кинематографическую «Трилогию жизни».

В 1998 – 2000 годах на экраны вышел российско-британский трехсерийный комедийный мультфильм «Кентерберийские рассказы», удостоившийся «Оскара», сразу четырех «Эмми» и ряда других престижных кинематографических премий.

Еще одной экранизацией великого творения Джеффри Чосера стал сериал, снятый в 2003 году в Великобритании.

Паломники, персонажи «Кентерберийских рассказов»

Рыцарь
Сквайр-оруженосец
Йомен-стрелок
Аббатиса
Монахиня
Толстый монах
Кармелит – сборщик церковных податей
Купец
Студент из Оксфорда
Юрист
Франклин-лендлорд
Красильщик
Плотник
Шапочник
Ткач
Обойщик
Повар
Шкипер
Врач
Батская ткачиха
Приходской священник
Пахарь
Мельник
Эконом судейского подворья
Мажордом
Пристав церковного суда
Продавец индульгенций
Трактирщик
Джеффри Чосер

Из общего пролога к «Кентерберийским рассказам»

Когда Апрель обильными дождями
Разрыхлил землю, взрытую ростками,
И, мартовскую жажду утоля,
От корня до зеленого стебля
Набухли жилки той весенней силой,
Что в каждой роще почки распустила,
А солнце юное в своем пути
Весь Овна знак успело обойти…

…Тогда со всех концов родной страны
Паломников бессчетных вереницы
Мощам заморским снова поклониться
Стремились истово; но многих влек
Фома Бекет, святой, что им помог
В беде иль исцелил недуг старинный,
Сам смерть приняв, как мученик безвинный.

Случилось мне в ту пору завернуть
В харчевню «Табард», в Соуерке, свой путь
Свершая в Кентербери по обету;
Здесь ненароком повстречал я эту
Компанию. Их двадцать девять было.
Цель общая в пути соединила
Их дружбою; они – пример всем нам –
Шли поклониться праведным мощам…


Марина Игнатенко.
Фото  взято из Интернета

Фотографии