Журнал № 4 - 2014(21), рубрика: "Книжный мир"

ЖИВОЙ ДИАЛОГ С АННОЙ МАТВЕЕВОЙ

На фоне интенсивной гастрольной театральной и музыкальной деятельности в Хабаровске очень редко посещают город литературные таланты. Поэтому живое общение с известным современным отечественным прозаиком Анной Матвеевой во время ее творческого сентябрьского вечера в Дальневосточной государственной научной библиотеке – для хабаровчан большое событие и большая радость.

Живой диалог6

– Я скажу больше: эта радость для нас двойная, потому что она не была запланирована и произошла совершенно случайно, – рассказывает Раиса Наумова, заместитель генерального директора библиотеки. – Так сложилось, что творческие поиски Анны Матвеевой привели ее в наш родной город, и очень удачно совпало, что она смогла выделить время и для встречи с нами…

Российский писатель, журналист, литературный редактор Анна Матвеева, обладательница многих литературных премий, в том числе лауреат премии LoStellato (Салерно, Италия) за лучший рассказ 2004 года (рассказ «Остров Святой Елены») и финалист премии «Большая книга» (сборник прозы «Девять девяностых»), для начала немного рассказала о себе.

– Я живу в городе Екатеринбурге и очень его люблю. Но история моей семьи также связана и с Хабаровском. Здесь похоронена моя бабушка и здесь учился мой отец, который окончил факультет русского языка и литературы педагогического института (ныне – Дальневосточный государственный гуманитарный университет). С детства я слышала слово «Хабаровск», что было для меня чем-то романтическим и притягательным. Но поскольку он находится очень далеко от моего родного города, моя хабаровская поездка по разным причинам откладывалась.

Года три назад я решила начать писать новый роман на основе документов семьи, так как получилось, что мне в руки попали бабушкины дневники. Я знала, что у нее была совершенно необыкновенная жизнь. Я всегда говорю, что у любого человека жизнь необыкновенна, и как бы ни старались писатели что-то придумать и сочинить, с реальной жизнью ничего не сравнится. Мне бы очень хотелось написать эту семейную историю. Точно знаю, что это будет роман. Я работаю именно в этом ключе (не люблю слово «жанр»).

Тогда у меня возникла идея поехать в ваш город и подышать его воздухом, может, даже найти то, что хотелось бы найти. Конечно, побывать на могиле бабушки – это самое главное. Она умерла в 1965 году, но я даже представить себе не могла, что найду людей, которые ее помнят. Прошло уже достаточно много времени. Лично я ее никогда не знала. Я знакомилась с ней по ее дневникам. В жизни мне везет на людей, и в этот раз я успешно нашла близких людей, родственников, которые со мной встретились и рассказали много интересного.

Только взяв микрофон в руки, Анна Матвеева сразу попросила хабаровчан вести с ней живой диалог, задавая интересующие их вопросы, на которые она, если сможет, обязательно ответит. В основном на встречу пришли творческие люди Хабаровска, многие из которых – поэты и прозаики, поэтому первые вопросы касались «писательской кухни» гостьи.

– Мы открываем вас в Хабаровске. Очень хотелось бы, чтобы вы подробнее рассказали о себе как о писателе, отметили тот рубеж, когда вы открыли в себе талант. Какое получили образование? Филологическое? Когда зародилась писатель, прозаик Анна Матвеева? В каком году вы написали первое свое произведение? Когда опубликовали?

– По образованию я журналист. Я никогда этого не стеснялась. Бывает, что писатели относятся к журналистской профессии несерьезно, я же – с большим уважением, ведь это очень тяжелая работа, которую сейчас достаточно низко ценят. Хороших журналистов очень мало.

Живой диалог1

Я начала писать достаточно рано, но то, что я создавала, по сути было очень плохим. В том возрасте я не хотела публиковаться (все-таки мне тогда хватило понимания, что не стоит этого делать). Когда женщины готовят, они в состоянии оценить: вкусно у них получилось или нет. То же самое и с прозой. Когда я поняла, что что-то начинает получаться, мне было где-то 19 лет, я отнесла повесть редактору журнала «Уральский следопыт» (в то время очень популярного). Мне сильно повезло, потому что повесть была ужасна, публиковать ее было нельзя, но редактор как-то понял, что меня можно спугнуть, так как это очень серьезное дело – обижать творческого человека. Не все могут найти в себе силы отряхнуться от неудачи и творить дальше. Мне сказали, что, конечно, печатать это никто не будет, но меня нашли и за что похвалить. Я была очень воодушевлена и продолжила работать дальше. Потом, года через два-три, я пришла в литературный журнал «Урал», где и были опубликованы мои первые рассказы. Потом появился «Перевал Дятлова», я написала его достаточно рано, будучи молодой и неопытной. Сейчас я бы за эту тему не взялась.

Не могу сказать, что я добилась такого успеха, что дальше идти уже некуда. Передо мной не стоит такой цели, чтобы все-все меня читали. Мне важно найти своего читателя. Вот когда я получаю отклики людей, что случается нечасто, невероятные обращения в сторону собственных текстов, я понимаю, что человек открыл еще несколько смыслов и даже тот, который я не вкладывала. Это очень приятно. Наверное, ради этого все делается. И, конечно, человек пишет в первую очередь для себя.

– Из чего складывается ваш писательский стиль? На кого вы оглядывались, на кого равнялись? Что читали? Кто из современных писателей является для вас примером?

– Я всегда много читала. Знакомиться с литературой начала рано и читала все подряд – не было никакой системы. Я верю, что на меня сильно повлияли латиноамериканские писатели. Также очень люблю Льва Толстого и считаю его лучшим русским писателем, мне кажется важным, чтобы все дети его читали. Если говорить о современных авторах, то я всегда хвалю Алексея Иванова. Мне нравится, как он пишет, как виртуозно меняет стили, притом в его письме не видно никакого постороннего усилия. Хотела бы научиться у него легкости в написании произведений. Я считаю, что это очень важно. Еще я боюсь самоповтора, стараюсь его всячески избегать. Это большая беда, но без этого никак.

– Какое у вас отношение к современной женщине-писательнице?

– Если вы имеете в виду женскую массовую литературу, я ничего против нее не имею, голове тоже надо отдыхать. Из современных писательниц могу отметить Викторию Токареву. Последнюю книгу ее рассказов я оценила очень высоко. Я не очень люблю разделения по этому принципу. Какая разница, мужчина это пишет или женщина, главное, чтобы это было написано хорошо. Это все очень условно.

– Как вы относитесь к тому, что ваши книги находятся в бесплатном доступе на пиратских ресурсах?

– Очень плохо к этому отношусь. Это воровство. По сути, авторская интеллектуальная собственность совсем не защищена. Один раз у меня вообще украли книги. Сначала я хотела расстроиться, а потом подумала, что это прекрасно, что они воруют книги, а не какие-нибудь золотые сережки.

– Как вы относитесь к современной русской литературе?

– Хорошо отношусь к любой литературе: и к современной, и к несовременной. Я думаю, что сейчас начинающему писателю очень сложно, потому что, когда я начинала публиковаться, было очень мало писателей (чтобы их пересчитать, хватило бы пальцев одной руки). А сейчас всех наших рук не хватит, чтобы их перечислить: любой блоггер – он писатель, любой журналист – он писатель… В этом нет ничего плохого, но как-то себя обозначить в этом потоке и чего-то добиться невероятно сложно.

– Как стать известным? Как так получилось, что вас издали в Москве?

– Все очень просто. Во-первых, не надо никогда думать, что в редакциях не читают «самотек». Поверьте, читается абсолютно все. Меня никто не просил, я сама отправляла письма. В конвертах. Так как тогда все боялись так называемых электронных писем и предпочитали, чтобы рукописи приносили в редакцию или отправляли их почтой. Например, свой первый рассказ я отправила в журнал «Новый мир» письмом. Знаете, как дети пишут в конвертах: «Дорогая редакция, меня зовут Аня…». Только Ане не пять лет, а немного больше. Мне позвонили и сказали, что мой рассказ понравился, и его будут публиковать. Также было и с книгами. Я ходила по редакциям, издательствам, их тогда было больше, и они были увереннее, чем сейчас. Были отказы, были предложения «разобраться в механизме», где-то убрать, где-то дописать, чего я категорически никогда не приемлю. Я принимаю критику и разрешаю редактировать тексты, но изначальный замысел трогать не допускаю. Так, в 2004 году вышла моя первая книжка. И чудо, что я встретила ее в одном из книжных магазинов Хабаровска, их уже нигде нет. Десять лет этой книжке, и она вдруг стоит здесь на полке. Ждать, что кто-то за тебя будет хлопотать и пристраивать – это все достаточно наивно. Настоящий хороший текст всегда найдет себе дорогу, так что не надо бояться.

Живой диалог2

– Работая над одним произведением, вы пишите его последовательно или пишите по частям, в дальнейшем соединяя все в одно целое?

– Рассказы пишу, как правило, по порядку. Для меня рассказ – это готовая форма, абсолютно цельная. Я ее просто потом заполняю, но то, с чего начнется, к чему придет и чем закончится – я знаю. Роман – это океан. Просто не знаешь, куда тебя вынесет. Я никогда не уверена в том, какой герой станет главным, иногда получается, что тот, кто задумывался второстепенным, потом вырывается вперед, и приходится как-то идти ему навстречу. В последнем романе я написала начало, потом финал. Где-то в середине был очень сложный кусок, который я не хотела писать, и постоянно это дело откладывала. В Резиденции для писателей в Шотландии я все же закончила этот фрагмент, отдельно от всего прочего. Потом я его уже пристраивала в почти готовое произведение.

– Приступая к теме, вы сразу определяете, что это будет: роман, рассказ или повесть? Задаете ли вы первоначальный объем произведения?

– Роман или рассказ, это видно сразу, – две совершенно разные вещи. Роман забирает на себя много времени, требует другого дыхания и подхода. Рассказы – это мой жанр. Я пишу рассказами. Есть люди – марафонцы, а есть те, которые бегают на короткие дистанции. Я не марафонец. Объем – это мой больной вопрос. Раньше я писала коротко, как и все начинающие писатели, а с годами стала писать избыточно. А сокращать я тоже очень не люблю. Чужие тексты я с удовольствием сокращаю, для редактора это наслаждение, а свои – нет. Алексей Иванов, мой учитель в литературе, всегда говорил, что писатель должен быть щедрым и не жалеть то, что не получилось, уметь выбрасывать лишние куски. Я стараюсь, как могу.

Живой диалог3

– Ваша семья помогает вам в вашем творчестве?

– У меня три сына и муж. Одни мужчины вокруг! Хорошо, когда они мне не мешают. Как мужчинам, им нужно постоянное внимание. Дети у меня много читают, чем я очень сильно горжусь, причем я для этого ничего не делала, но все равно горжусь. Они имеют дело с взрослой литературой, и я с их помощью нередко открываю для себя новые имена. Пользуясь случаем, всем советую прочитать прекрасную британскую писательницу Кейт Аткинсон и ее роман «Жизнь после жизни». По моему мнению, эта лучшая книга за последние десять лет. Читала ее, изнывая от зависти. Я о ней узнала от сына, он ее первый «открыл».

В основном я работаю в «свое» время, вечером – ночью, когда все отдыхают и спят. И в поездках. Мой принцип – работать каждый день понемногу. Я никогда не умела сделать все разом в конце. Я делю всю работу на маленькие нагрузки, например, полчаса-час в день.

– Расскажите о вашем отношении к литературной критике.

– Литературной критики сейчас не существует. Ее не стало. То, что осталось, это жалкие отголоски того, что было. Тексты никто почти не читает, не анализирует. Как правило, открывают книгу, просматривают один рассказ или фрагмент романа и на его основании излагают мнение даже не об этой книге, а о самом авторе.

Важно, чтобы критика была не пустой, а конструктивной. Очень полезно то, чему учат в литературных институтах, когда обсуждают на семинарах, встречах произведения друг друга. Это очень хорошая прививка к критике. В прошлом году умер прекрасный петербургский критик Виктор Топоров. Я очень его любила. Он был злой, нетерпимый, с невероятно острым языком, но меня он любил. Он так любил литературу, что стал ее литературным рыцарем. Мне кажется, что с его смертью все закончилось. Может, скоро появятся новые критики. Мы ждем.

«Перевал Дятлова, или Тайна девяти» – повесть Анны Матвеевой о гибели в 1959 году при невыясненных обстоятельствах туристической группы Игоря Дятлова. Она была опубликована в начале 2001 года в журнале «Урал». Именно эта книга принесла писательнице популярность, на данный момент переиздана уже в четвертый раз, поэтому неудивительно, что хабаровчане решили узнать больше и об истории создания данной повести.

– О «Перевале Дятлова». Почему вы взяли именно тему туризма? Почему именно дятловцев?

– Потому что они погибли. Эта была трагедия. Я не настолько люблю организованный туризм, чтобы писать о любой группе, которая куда-то пошла. Я его вообще не люблю. Это совершенно не мое. Началось все очень просто. Я просмотрела фильм Некрасова «Тайна перевала Дятлова», который был снят телевизионным агентством «Урал». Это было где-то в 1998 году. Меня поразили лица этих ребят, которые отправились в этот поход и пропали. Именно лица.

До сих пор никто не знает, что с ними случилось. Меня ошеломила эта история своей несправедливостью. Они так страшно погибли. И так никто и не выяснил, как именно это произошло. Может, я взялась за эту тему, потому что я журналист и мне захотелось глубже покопаться в этой истории.

– Вы детально ознакомились с уголовными делами? Разговаривали с родственниками погибших?

– Да, тогда еще можно было это сделать. Думаю, сейчас они уже менее охотно идут на контакт, потому что поднялся слишком большой интерес к этой теме. Не всегда корректный, а иногда и оскорбительный. Повезло, что мне передали дневники ребят, из рук в руки, и я с ними работала. А из уголовного дела были только копии.

– Прошли ли вы дятловский маршрут?

– Нет, я говорила, что меня это никогда не интересовало, и моя героиня тоже от этого далека. Это очень важный контраст книги, что человек пишет об этом, только исследуя документы. В книги как будто два сюжета: художественный и документальный. Кто хочет изучить только документальную основу, может просто избегать основного шрифта, о чем я сразу предупредила в предисловии произведения.

Безусловно, подняться на Гору Мертвецов можно, многие уже побывали там, но ради чего? Там уже ничего нет, даже кедра, на который все ссылаются. Мне кажется, что эта история если и будет когда-то объяснена, то не теми, кто ходит на перевал Дятлова, а теми, кто найдет доступ к архивам и рассекретит необходимые документы.

То, что Хабаровск появится на страницах нового романа Анны Матвеевой, стало для хабаровчан приятным сюрпризом и поводом для многих вопросов на эту тему:

Живой диалог4

– О новом романе. Чем привлек ваши чувства и мысли Дальний Восток? Что нового мы прочитаем о самих себе в вашем новом произведении?

– Пока я не могу ответить на этот вопрос. Я на стадии сбора материалов и пока не представляю, что это будет. Я знаю, что будет город Хабаровск, бывший педагогический институт, библиотека. Три дня недостаточно для того, чтобы я поняла, как все это выстроится. Мне интересен человек, который здесь оказался в непростое время. Но ваш город человека принял, стал для него спасительным местом. Для моей семьи роль Хабаровска я пока вижу так.

– Какую часть нового романа будет занимать хабаровская линия?

– Это будет значительная часть. Период с 1943 по 1965 годы. Меня интересует все, что связано именно с этим временем. Я пыталась найти сохранившиеся здания, читаю книги о 60-х. Собираю документальную основу. И, конечно, это будет личная история человека, для которого Дальний Восток изначально не был родным, он попадает сюда случайно. Такой неприхотливый рисунок судьбы. Семейные корни были в совершенно других местах, просто герою захотелось уехать как можно дальше. В свою «копилку» я уже много чего сложила. Ходила, смотрела, запоминала мельчайшие детали, из которых моя проза и складывается.

Живой диалог5

– Чем вам понравился Хабаровск?

– Прежде всего, меня поразило, насколько город понятный. Не люблю города, которые строились без оглядки на людей. В них можно заблудиться. Здесь же все просто и понятно. Еще он мне показался очень чистым. Поверьте, другие города России по части чистоты и не стояли рядом с Хабаровском. Очень отзывчивые люди: услышав просьбу о помощи, ни один прохожий мимо меня не прошел с каменным лицом, только что за руку не тянул, чтобы показать, где и что находится. Прекрасные старинные дома, на которые я с удовольствием посмотрела. Также нашла здания, связанные с историей моей семьи, про себя тихо радуясь, что все так прекрасно сохранилось. Хабаровск вызвал у меня сильное впечатление, хотя я увидела очень мало, в основном – встречалась и разговаривала. Это была главная цель.

Когда говоришь людям, коллегам в Москве, Екатеринбурге, что ты летишь в Хабаровск, у них просто нереальная реакция – буквально отваливаются челюсти. Многие хотят приехать, но не могут, потому что это очень далеко и очень дорого. Честно говоря, я чувствовала, что многие мне завидуют, что именно сюда я полетела. Только название города уже будит у людей невероятные эмоции, чем вы, безусловно, можете гордиться.

В заключение встречи Анна Матвеева призналась, что приехала в гости не с пустыми руками, а с ценными подарками для библиотеки. В их числе были труд ее отца, Александра Константиновича Матвеева, по топонимике и «Полный словарь лингвистических терминов», труд мамы, Тамары Вячеславовны Матвеевой. В память о встрече, которая совпала с 120-летием библиотеки, генеральный директор ДВГНБ Татьяна Якуба от лица всех хабаровчан подарила писательнице юбилейную медаль.

Надеемся, что приезд Анны Матвеевой послужит толчком для последующих литературных встреч известных отечественных прозаиков и поэтов с нашим прекрасным городом. В Хабаровске есть люди, которые по-настоящему интересуются современной отечественной литературой и жаждут живого общения с яркими литературными именами.

Александра Порываева.

Фото автора

Фотографии