Журнал № 1 - 2014(18), рубрика: "Книжный мир"

Сладость запретного плода

«Когда не знаешь, много вопросов не задашь, но стоит только приступить к изучению, как тут же возникает потребность узнать все, понять все»

«Танатонавты», Бернард Вербер


***

Жизнь врача-анестезиолога Мишеля Пэнсона скучна и однообразна. Мишелю всего тридцать два года, но ощущение, что все в этом мире предопределено, а истинное счастье невозможно, не покидает его. Однако привычный до тошноты мир мистера Пэнсона резко переворачивается, когда в родной город Мишеля приезжает друг его детских лет – эксцентричный профессор Рауль Разорбак. Рауль готовится к проведению исследований и просит старого друга присоединиться к нему. Пожалуй, во всем этом не было бы ничего особенного, если бы не объект исследований… Смерть.

«Танатонавты» – серия книг известного французского писателя Бернарда Вербера. Каждая из пяти частей является ступенькой на пути постижения великой тайны, еще одним шагом к разгадке мироздания и поиску «начала начал».

Итак, Мишель Пэнсон, Рауль Разорбак, а вместе с ними и наиболее отважные читатели, которых не пугает столь смелая тема, становятся танатонавтами. Само слово «танатонавт» состоит из двух основ, как заботливо объясняет автор цикла Бернард Вербер, и с греческого переводится как «разведчик смерти».

Сладость запретного плода

Если вы решите присоединиться к героям, то вас ждут пять удивительных книг, полных неожиданных сюжетных поворотов, интересных, а порой и парадоксальных суждений и финал, после которого вам непременно захочется перечитать цикл заново.

Одной из главных сюжетных находок Вербера является то, что герои-танатонавты подходят к изучению смерти с научной точки зрения. Они используют современные технологии, проводят систематический анализ полученных данных и даже изобретают специальную установку «для погружения в другой мир». Для Рауля Разорбака и Мишеля Пэнсона смерть – это неизведанный континент, неведомая земля, которая ждет изучения.

Сладость запретного плода 1

Однако серия о танатонавтах не была бы единым, по-настоящему захватывающим художественным произведением без многочисленных конфликтов: внутренних и межличностных. В отличие от своего лучшего друга Мишель склонен сомневаться в том, что цель оправдывает средства. Если Рауль, поглощенный сводящей с ума жаждой знаний, готов жертвовать жизнями людей, то у Пэнсона на этот счет другое мнение. Мишель сомневается, пытается балансировать на тонкой грани «научной необходимости» и «моральных догматов». Повествование ведется именно от лица бывшего врача-анестезиолога, что помогает Верберу донести до читателя важную мысль: истина по природе своей не абсолютна. «Все в мире относительно», – доказывает писатель раз за разом не только своим героям, но и читателям. Любое суждение, отрицающее сомнение, обречено на гибель.

Сладость запретного плода 2

Затрагивая такую интересную и спорную тему как смерть, Бернард Вербер не может обойти стороной различные религиозные представления. С помощью созданной одним из его героев «Энциклопедии абсолютного и относительного знания» писатель напоминает нам о мифологических воззрениях разных народов. Он умело вплетает главы из «Энциклопедии» в сюжет романа.

Интересно, что постепенно содержание ее статей отходит от религиозной тематики. Автор рассказывает нам об опытах, проводимых над крысами пятьдесят лет назад, и даже вспоминает рецепт шоколадного торта. Казалось бы, никакой связи с сюжетом данные отрывочные заметки не имеют, но это далеко не так. Вербер, как настоящий писатель-постмодернист, расширяет границы созданного им текста. Научные статьи, написанные, впрочем, вполне доступным языком, позволяют ему провести весьма интересные и порой очень тонкие параллели. На страницах «Танатонавтов» автор деликатно, без излишнего морализаторства знакомит нас с собственной философией жизни и смерти.

Сладость запретного плода 3

Еще одним плюсом цикла является то, что, несмотря на тесную взаимосвязь каждой из книг с предыдущей и последующей, их вполне можно читать отдельно друг от друга. Предусмотрительный писатель, памятуя о темпе современной жизни и не любви некоторых к большим сагам, в начале каждой книги напоминает о событиях предыдущей. Вербер периодически вплетает в текст продолжений факты, открывшиеся героям в первой и второй книгах серии. Причем делает он это так ненавязчиво и даже элегантно, что у тех, кто предпочтет знакомиться с циклом полностью и без перерывов, подобные отступления не вызовут раздражения или досады.

«Танатонавты» – удивительная история о том, как человек, изучая смерть, учится жить по-настоящему. Это повествование о становлении и развитии каждого из нас, ведь добрый, но немного ленивый и экзальтированный Мишель Пэнсон и деятельный, принципиальный и целеустремленный Рауль Разорбак представляют собой два вечных типажа, узнаваемых, а от того особенно дорогих читателям.

Если вам хочется чего-нибудь философского, но не назидательного, яркого, но не вульгарного, современного, но не пошлого, то «Танатонавты» созданы специально для вас. Даже не сомневайтесь.                                             

Анна Фолина.
Фото из Интернета

*** 

НАША СПРАВКА

Бернард Вербер (родился 18 сентября 1961 года в Тулузе, Франция) – современный французский писатель. Первое всемирно известное произведение – трилогия «Муравьи» (1991 – 1995 гг.). Прототипом всех героев своих романов считает самого себя. По его собственному признанию, пытается «наполнить свои произведения светом».

Фотографии