Журнал № 4 - 2013(16), рубрика: "Книжный мир"

ВЕК ДВАДЦАТЫЙ В СУДЬБЕ ЗАРУБЕЖНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ

(Окончание. Начало в №№ 5/2012, 1/2013, 2/2013)

В прошлых номерах журнала мы рассказали о мемуарах Г. Честертона, Э. Хемингуэя, И. Во. В этом номере рассказ пойдёт о писателях, чьи воспоминания написаны в конце ХХ века и охватывают большую часть столетия.

Век двадцатый в судьбе зарубежных писателей_5

Автор серии публикаций «Век ХХ в судьбе писателей»
Людмила Кононова


ЖОРЖ СИМЕНОН

Сименон Жорж. Воспоминания о сокровенном / Сименон Жорж; Пер. с фр. Л. Н. Токарева; Предисл. С. Капелуш. – М.: ВАГРИУС, 2005. – 736с.: [8] л. фот. – (Мой ХХ век).

«Понять и не судить».

Надпись на экслибрисе Ж. Сименона

Жорж Сименон – франкоязычный писатель бельгийского происхождения, один из самых знаменитых в мире создателей детективов, совершенно непохожих на современные, литературный «отец» комиссара Мегрэ – родился 13 февраля 1903 года в г. Льеж. Совсем недавно читательская и литературная общественность отмечала его 100-летний юбилей.

Век двадцатый в судьбе зарубежных писателей_7


Дед Сименона по отцу был ремесленником, а прадед – шахтёром. Семья писателя не была богатой. Его отец, Дезире Сименон, работал бухгалтером в страховой компании, был добрым и весёлым человеком. Мать происходила из семьи торговцев лесом, и стремилась только к одному – «вырваться из унизительной бедности». Несходство характеров и взглядов на жизнь приводили к постоянным ссорам родителей, омрачавшим детство маленького Жоржа. Он был всегда на стороне отца, которого мать «постоянно пилила». Для сына это был образец человека и мужчины. Некоторые черты Дезире Сименона явно проступают в характере комиссара Мегрэ.

Мать хотела, чтобы её сын в будущем стал кюре или на худой конец кондитером. Но жизнь, к счастью, повернула всё по-своему. В доме у Сименонов сдавались дешёвые комнаты иностранным студентам. Среди них было немало и русских. Они и познакомили юношу с литературой, увлекли русской классикой и в чём-то определили его дальнейшую судьбу. Своими учителями в литературе, наряду с французскими классиками, писатель называл позже Гоголя, Достоевского, Чехова, Толстого.

В голодные годы Первой мировой войны Жорж вынужден был подрабатывать в «Льежской газете», продолжая учёбу в Иезуитском колледже. В 15-летнем возрасте он вёл полицейскую хронику, дважды в день обзванивая шесть полицейских участков городка, больницы, тюрьмы, залы судебных заседаний, морг. Первый роман Сименона «На Мосту Стрелков» вышел в 1921 году. Это было юмористическое обозрение местных нравов.

Сименону не пришлось доучиться в колледже, поскольку после тяжёлой болезни умирает обожаемый им отец. Отбыв воинскую повинность, в 1922 году он «без гроша в кармане» отправился в Париж, надеясь устроить там своё будущее. Конечно, в первое время было особенно тяжело и голодно. Но через год он сумел привлечь внимание известной писательницы Габриэль Колетт, работавшей литературным редактором в газете «Матен». Сименон печатался здесь около шести лет и на всю жизнь сохранил глубокую признательность к своей наставнице.

В эти особо трудные годы парижской жизни молодого Жоржа Сименона проявилась его поразительная целеустремлённость. Ещё 19-летним юношей он намечает для себя срок, к которому сможет заниматься только «большой литературой». «Прежде всего, необходимы деньги для жизни и работы», – решает Жорж. Рабочий день писателя начинался в 4-6 часов утра. За день он мог написать до 80 страниц машинописного текста. И этот распорядок не менялся в течение всей его жизни. В 1924 году за одно утро, сидя за столиком в кафе, Жорж Сименон написал свою первую «коммерческую книжку» «Роман машинистки», за которой последуют ещё около двухсот сочинений лёгкого жанра (приключенческих, сентиментальных, юмористических), подписанных псевдонимами. Эти книжки в пёстрых броских обложках, выставленные в витринах магазинов, привлекали внимание прохожих. Сименон откровенно признавал подобную литературу второсортной, но считал её хорошей школой мастерства. Сименона считают таким же «феноменом» литературной плодовитости в XX веке, каким в ХIХ столетии был его любимый Александр Дюма.

Век двадцатый в судьбе зарубежных писателей_6


Всё созданное им можно разделить на два цикла: о комиссаре Мегрэ и произведения социально-психологические, названные самим писателем «трудными». Сам он считал, что именно «трудные» романы составляют основу его творчества. Но, несмотря на то, что им опубликованы сотни романов, претендующих на место в «серьёзной литературе» («Дом на канале», «Лунный удар», «Негритянский квартал», «Белый человек в очках», «Клан остендцев», «Грязь на снегу», «Поезд», «Братья Рико», «Черный шар», «Президент» и др.), писатель известен и любим читателями всего мира, прежде всего, как создатель образа Мегрэ.

Сименон очень любил природу, особенно море. Подавляющее большинство произведений написано им на борту судна или же на берегу реки, озера, моря. В начале 1929 года Жорж Сименон приобрел парусник «Остгот». Дойдя на нём до Северного моря и остановившись в сентябре 1929 года в небольшом порту Делфзейле для ремонта парусника, он за 4-5 дней настучал на машинке роман «Питер-Латыш». В нём впервые появился широкоплечий, грузный человек в шляпе-котелке и с неизменной трубкой в зубах. Таким читатель много лет будет знать умного психолога, «штопальщика судеб» (по определению автора) полицейского комиссара Жюля Мегрэ.

Талантливый автор становится известен во Франции, а ещё через несколько лет к Жоржу Сименону приходит мировое признание. И неведомый ранее Жорж Сим (один из его многочисленных псевдонимов) стал популярным писателем Жоржем Сименоном. Для его произведений характерна своеобразная скупая манера письма, выработанная газетной практикой. Романы цикла о Мегрэ больше напоминают психологические драмы, а всего их Сименон напишет около 100. Но когда он устанет от своего героя и захочет перейти к «настоящей» литературе, последует буря читательского протеста и десятки тысяч писем от них не дадут автору этого сделать (аналогично случаю с Шерлоком Холмсом у Конан Дойла). Только при жизни писателя были экранизированы 55 романов. Инспектора Мегрэ в кино сыграли три десятка актёров. Это ли не признание в любви к скромному полицейскому комиссару?!

Все произведения Ж. Сименона, в каком бы жанре они ни были написаны, так или иначе затрагивают волнующие его темы: расизма, преступности, семьи и т.п. Он неизменно выступал в защиту «маленького человека». Часто подчеркивая свою аполитичность, писатель в годы Второй мировой войны как истинный патриот помогал бельгийским беженцам, переправляя их в безопасные места. В его доме скрывались английские парашютисты. Это подтверждено почётными бельгийскими и французскими наградами за участие в антифашистской освободительной борьбе. Страдания людей в годы войны и оккупации описаны им в романах «Клан остендцев» (1946), «Грязь на снегу» (1948) и «Поезд» (1951).

В 1964 году писатель поселяется в Швейцарии, под Лозанной, в старинном домике вблизи Женевского озера. Из-за ухудшения здоровья в 1972 году он решает заняться лишь мемуарами. Ему хотелось пожить своей собственной жизнью, а не жизнью своих героев. Теперь он только диктует свои воспоминания. И так до самой смерти, которая последовала в 86 лет, 4 сентября 1989 года.

К мемуарной прозе Сименон обращался довольно часто. В ней выделяется громадная серия воспоминаний «Я диктую» в двадцати одном томе и «Интимные дневники» («Сокровенные мемуары»).

«Воспоминания о сокровенном» – название русского издания «Интимных дневников» (фр. Mémoires intimes, 1981), последняя его книга. Это оригинальный автобиографический «роман» о Сименоне-человеке. Книга начинается с обращения к любимой дочери Мари-Джо, покончившей жизнь самоубийством в 1978 году, и заканчивается письмами к ней отца.

Жорж Сименон был женат дважды. Примерным мужем писатель никогда не был. К слову сказать, Ж. Сименон, не придававший никакого значения супружеской верности, был не очень счастлив в личной жизни. Он был влюбчивым человеком. Однако отцом он был хорошим. На вопрос журналиста о главном виде своей деятельности писатель ответил не задумываясь: «Быть отцом!».

Вторая жена писателя Дениз Уимэ была моложе его на семнадцать лет и родила Сименону троих детей – сыновей Джонни и Пьера, дочь Мари-Джо. Она была алкоголичкой и душевнобольной, но болезнь проявилась не сразу. С 1971 года она уже не жила в семье, находясь в основном на лечении в различных клиниках. В 75 лет Жорж Сименон пережил настоящий кошмар. В начале 1978 года были опубликованы мемуары Дениз Уимэ «Птичка для кота. Замужество мадам Мегрэ». Своего прославленного супруга Дениз изображала таким чудовищем, что для боготворившей своего отца двадцатипятилетней дочери это стало смертельным ударом. Спустя два месяца после выхода книги она застрелилась в Париже.

В «Воспоминаниях о сокровенном» автор даёт свою версию событий, приведших к трагедии, опровергая клевету и ложь, по утверждению писателя, переполнявшие книгу бывшей жены. Жорж Сименон пытается оправдаться и снять с себя всякую ответственность за случившееся и рассказывает «всё» о своей жизни троим сыновьям — Марку, Джонни и Пьеру.

С третьей женой, своей бывшей горничной Терезой, которая была моложе его на 23 года, он проживёт в гражданском браке оставшиеся годы. По словам Сименона, именно она сыграла самую важную роль в его жизни – «позволила мне познать любовь и сделала меня счастливым».

Есть в книге и рассказ о друзьях Сименона (среди которых – Чарли Чаплин, Жан Габен, Жан Ренуар, Федерико Феллини, Пабло Пикассо, писатели, учёные-биологи, медики, юристы и др.), но лучшие страницы книги писатель посвятил детям, достигая в них искренней поэтичности.

По данным ЮНЕСКО Ж. Сименон по числу переводов с французского входит в первую тройку самых популярных авторов, отставая только от Жюля Верна и Шарля Перро. По тиражам он уступает лишь Библии, Ленину и ещё двум-трем писателям. Он автор около 500 произведений, пользующихся поистине всемирным успехом. В его доме в Льеже открыт музей. Ещё при жизни писателя в городе Делфзейл, где он придумал своего героя, был воздвигнут бронзовый памятник комиссару Мегрэ. В Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге существует Фонд Сименона, о нём издаются книги, создаются сайты и блоги, по его книгам ставятся спектакли, снимаются фильмы.

Сименон, называвший себя «коллекционером людей», всегда выступал в защиту униженных и оскорблённых и справедливо заслужил звание «адвоката человеческих судеб». Достоверное изображение атмосферы французской жизни, сочувствие «маленькому человеку» позволили Андре Жиду назвать его «Бальзаком нашего времени».

АНДРЕ МОРУА

Моруа Андре. Мемуары: Пер. с фр. / Моруа Андре. М.: ВАГРИУС, 1999. 512с.: [16] л. ил. – (Мой ХХ век).

«Ничто не принадлежит нам, одно только время наше».

А. Моруа. Из воспоминаний

Эмиль Эрзог (Моруа) родился 26 июля 1885 года в Эльбёфе (Нормандия) в состоятельной семье обратившихся в католицизм евреев. «Считается, что люди, у которых было счастливое детство, остаются оптимистами на протяжении всей жизни, несмотря на всевозможные испытания и преграды», – расскажет Андре Моруа в последней написанной им книге «Мемуары». Для отца, совладельца суконной фабрики, человека совестливого, бескорыстного и скромного, существовали только четыре вещи: Франция, Эльзас (его родина), фабрика и семья. Эти ценности стали главными и для сына. Получив домашнее воспитание (немного немецкого, немного английского языков, навыки верховой езды) и много читая, он легко окончил местный лицей, продолжил образование в Руане, а затем в Каннском университете.

В 18-летнем возрасте Эмиль настоял на призыве его в армию, считая это своим непременным патриотическим долгом. Отслужив, пришёл на фабрику изучать семейное дело и набираться жизненного опыта. Он мечтал стать писателем, вечерами читая и перечитывая любимые книги. Попытка издать сборник рассказов закончилась провалом, и Эмиль решает окунуться в светскую жизнь. В Женеве, разъезжая по делам фабрики, он знакомится с необыкновенно красивой девушкой, дочерью русского аристократа Жаниной Шимкевич. В 1912 году они поженились, а через два года у них родилась дочь Мишель, которая, став взрослой, напишет о родителях книгу.

Но ещё через два года в жизнь молодого отца семейства ворвётся война. В первый же день мобилизации он окажется в руанской казарме. Военную судьбу сержанта Эрзога определит знание английского языка. Он станет переводчиком в британском экспедиционном корпусе. На фронте Эмиль приобрёл реальный опыт жизни, без которого в то время не могло родиться настоящего писателя. Первый роман «Молчаливый полковник Брембл» появился в 1918 году, но так как офицер не имел права указывать свою настоящую фамилию, книга вышла под псевдонимом. Автор взял имя своего погибшего двоюродного брата, а звучную фамилию Моруа подарила ему прифронтовая деревня, где стояла часть Эмиля. Содержание романа составили военные впечатления автора, окрашенные иронией и добрым юмором по отношению к сослуживцам-англичанам. Роман имел успех во Франции, в Великобритании и США. Так родился известный писатель Андре Моруа, будущий классик биографического жанра.

По окончании войны рано поседевший А. Моруа вернулся к жене и прежней работе на фабрике. Но жизнь преуспевающего промышленника и традиционный уклад Эльбёфа всё более тяготит его. И в 1924 году после внезапной смерти жены, оставившей его вдовцом с тремя детьми, он переезжает в Париж. А. Моруа входит в круг философов, мыслителей, писателей, критиков, ведь этот круг давно для него был ближе прежнего буржуазного окружения. К этому времени уже выходит первая его романизированная биография «Ариэль, или Жизнь Шелли» (1923). Моруа окончательно определяет свой путь в литературе, став основателем жанра литературной биографии.

Современный читатель знает и любит его психологические романы «Превратности любви» (1928), «Семейный круг» (1932), биографии (Шелли, Дизраэли, Байрона, Бальзака, Тургенева, Жорж Санд, Дюма-отца и Дюма-сына, Гюго и т.д.). Он – мастер короткого психологического рассказа, эссе (например, «Письма к незнакомке», воплотившие всю прелесть тонкого, ироничного таланта Моруа), автор сборников путевых очерков и афоризмов.

Век двадцатый в судьбе зарубежных писателей_4


В эти же годы он знакомится с необыкновенной женщиной Симоной де Кайаве, умом и талантами которой восхищались Анатоль Франс и Марсель Пруст. В 1926 году она становится мадам Моруа, неизменной спутницей и помощницей романиста (машинисткой, стенографисткой, секретарём).

В 1920-30-е годы писатель много путешествует по Северной Африке, Италии, несколько раз посещает США. Выступая с лекциями о классиках литературы и даже по истории кино, он одновременно знакомится с политиками разных стран, берёт у них интервью, пишет очерки для журнала «Круа-де-фё». 23 июня 1938 года его избирают во Французскую Академию. А через два года он станет свидетелем национальной катастрофы. Франция была захвачена фашистской Германией. А. Моруа оказался вдали от родины на долгие шесть лет. Изгнание он назовёт самым большим несчастием в своей жизни. В США А. Моруа издаст об этом книгу «Трагедия Франции». Страшные вести приходили с оккупированной родины: старший сын писателя вынужден скрываться, арестована 83-летняя мать, участница Сопротивления племянница Франс казнена, писатель потерял почти всех родственников – кто погиб в Освенциме, кто был расстрелян, как заложник. На книги писателя наложен запрет.

Спасала работа. Он преподаёт в Университете Канзаса. И публикует биографии: Фредерика Шопена (1942), генерала Эйзенхауэра (1945), Франклина (1945) и Вашингтона (1946). А. Моруа много делает в эти годы, чтобы поддержать дух французов, пишет статьи и выступает в университетах, рассказывая об ужасах оккупации, разоблачая фашизм. И мечтает встать в строй (в почти 70-летнем возрасте!). В 1943 году союзные войска высаживаются в Северной Африке, и Андре Моруа вместе с другом Антуаном де Сент-Экзюпери как офицеры запаса были призваны во французскую армию.

Об этом самом тяжелом периоде своей жизни, как, очевидно, и в жизни каждого современника XX века, писатель напишет в «Мемуарах», в части, озаглавленной «Годы бедствий». Своё собственное жизнеописание автор назвал незатейливо, но в ряду мастерски написанных им художественных биографий оно выделяется, как одно из самых интереснейших.

«Прошу читать эти мемуары как личные воспоминания и как историю человека, а не эпохи. Я был естественно связан с великими событиями своего времени, но старался воспроизвести их такими, какими видел и чувствовал, а не такими, какими они рисуются мне теперь, в свете прошедших лет. Этим правилом я руководствовался, когда писал биографии; я не мог поступить иначе в автобиографии». Так заявлена позиция автора во вступлении к книге.

Но эпоха, конечно же, явственно проступает через множество мелких деталей и в рассуждениях автора, казалось бы, не имеющих отношения к глобальным проблемам современности. Стоит назвать хотя бы тех людей, с которыми дружил писатель: Томас Манн, Стефан Цвейг, Фернан Леже, Антуан де Сент-Экзюпери, Франсуа Мориак, Роже Мартен дю Гар, Поль Валери, Андре Жид. И о десятках других современников, что вошли в историю французской литературы и составили её славу, вспоминает автор. Много тёплых слов на протяжении всей книги посвятил Моруа своему мудрому учителю из Руанского лицея Эмилю Шартье, высокообразованному и независимо мыслящему, к советам которого прислушивался всю жизнь. Делясь с читателем богатейшим жизненным опытом, автор знакомит нас с выдающимися людьми эпохи. На страницах воспоминаний – де Голль и Клемансо, Рузвельт и Черчилль, Киплинг и Пуанкаре.

Сдержанно, но очень нежно и уважительно рассказывает он о своих жёнах. С любовью и благодарностью пишет о Симоне, с которой прожил сорок лет. («Счастливый брак – это непрекращающийся диалог, который всегда кажется слишком коротким»). А свою первую, рано ушедшую жену Жанину он сравнивает с Наташей Ростовой и с героинями И. С. Тургенева.

К русской литературе у него было особое отношение. Об этом тоже можно найти в книге: «У меня есть два брата, два литературных персонажа, которые помогают мне лучше разобраться в себе. Это князь Андрей у Толстого и доктор Антуан Тибо у Мартен дю Гара. Оба – люди безупречно нравственные, и не из принципа, а просто в силу цельности своей натуры». Он даже мечтал написать книгу о Льве Толстом, но не успел. Выступал с лекциями о творчестве Л. Толстого, написал о нём несколько статей, среди которых – «Самый великий». Восхищался А. Чеховым как художником и человеком.

Воспоминания писались на протяжении 20 лет, последнюю же точку Моруа поставил за две недели до смерти. Участник французского Сопротивления, кавалер ордена Почётного Легиона, создатель самых увлекательных и достоверных биографий Андре Моруа умер 9 октября 1967 года в Париже. «Народы, как и люди, весь свой век взбираются на крутой хребет, по обеим сторонам тропы зияют пропасти, и отдохнуть на краю обрыва невозможно. Каждая минута – восхождение, каждый день – борьба. Жизнь – это игра, из которой нельзя выйти, забрав свою ставку», – писал он, оценивая свой век.

В «Мемуарах» раскрываются все стороны дарования писателя: ироничный ум, лёгкое перо, энциклопедические знания и острая наблюдательность. «Как говорил Монтень, это честная книга; да прочитают её с доверием».

АГАТА КРИСТИ

Кристи Агата. Автобиография: Пер. с англ. / Агата Кристи. – М.: ВАГРИУС, 2002. – 638 с.: ил. – (Мой ХХ век).

 «Я люблю жизнь. И никакое отчаяние, адские муки и несчастья никогда
 не заставят меня забыть, что просто жить – это великое благо».

Агата Кристи. Из «Автобиографии»

Агата Миллер (15.09.1890 – 12.01.1976) родилась в семействе состоятельных переселенцев из Соединённых Штатов, в городе Торки, графство Девон, на юго-западе Англии. Наделённая большой фантазией, но очень скрытная, Агата научилась читать в четыре года, без какого-либо участия родителей и неожиданно для них. Агата получила неплохое домашнее воспитание, мечтала о карьере оперной певицы, но этому помешала её болезненная застенчивость. «Самое большое счастье, которое может выпасть в жизни, – это счастливое детство», – так начнёт она свои «Воспоминания» шестьдесят лет спустя. Родительское поместье Эшфилд навсегда осталось для нее символом любви и защищённости, где все любили друг друга, любое обещание родителей сыну и двум дочерям неизменно выполнялось.

Жизнь Агаты Миллер (ставшей после замужества в 1914 году Кристи) совпала с одним из самых сложных и бурных периодов английской истории. Начинающая писательница принимала самое деятельное участие во всех событиях противоречивой эпохи. Женитьба почти совпала с началом Первой мировой войны, и муж отправился на фронт. Агата же, освоив профессию медсестры, ухаживала за ранеными в госпитале, а затем окончила курсы по фармацевтике, став ещё и провизором (вот откуда в её романах такие достоверные описания отравлений). После войны у пары рождается дочь Розалинда (1919 год), а в 1920 году выходит и первый детектив «Таинственное происшествие в Стайлз», прославивший фамилию Кристи. Роман, по её словам, был написан, чтобы скрасить скуку во время болезни, поскорее дождаться окончания войны и заработать денег. Книга привлекла к себе внимание, и А. Кристи далее уже не переставала писать.

Не столь удачно сложилась её личная жизнь: смерть матери, неожиданная измена мужа, разрыв с ним и последовавший в 1928 году развод. Чтобы пережить тяжёлую депрессию достойно, Агата вместе с дочкой отправляется в путешествие на Канарские острова. Затем по совету друзей совершает путешествие на «Восточном экспрессе» в страны древнейших цивилизаций Ближнего Востока. Ведь её так давно привлекают эти места, давно интересует археология.

К концу 1920-х годов она становится уже известной писательницей. И это помогает ей познакомиться с выдающимся учёным Леонардом Вули, принявшим Агату в археологическую экспедицию. Годы кропотливого труда делают её профессиональным археологом. Помимо всех прочих своих талантов, Агата Кристи была ещё и первоклассным фотографом. Знание археологии, использующей методы скрупулёзного изучения материала, позволяющей по черепкам и фрагментам керамики разгадывать тайны ушедших времён, очень пригодились писательнице. Ведь именно так распутывал хитросплетения разных преступлений её главный герой – Эркюль Пуаро. Она называла археологов «детективами прошлого» и продолжала писать в любых самых неподходящих условиях.

В 1930 году, путешествуя по Ираку, на раскопках в Уре она познакомилась со своим будущим супругом – археологом Максом Маллоуэном. Второй муж был моложе её на 15 лет. Агата Кристи со свойственной ей иронией говорила, что для археолога женщина должна быть как можно старше, ведь тогда её ценность значительно возрастает. С тех пор они подолгу вместе проводили в экспедициях в Сирии и Ираке. И действие многих её романов происходит на Ближнем Востоке, который она хорошо знала и любила. Второй брак был на редкость счастливым и длился до самой смерти Агаты Кристи в 1976 году. Она дожила до 85 лет. Муж пережил её лишь на два года.

Поражает жадное стремление писательницы узнать всё, что только может узнать человек за свою короткую жизнь, испытать всё, что успеет, неиссякаемый интерес её ко всему необычному, даже авантюрному. В первой половине ХХ века она летает на аэроплане, с удовольствием водит машину, с упоением плавает в шторм, увлекается верховой ездой и сёрфингом – всё это было для женщин того времени почти недостижимым. Совершает кругосветные путешествия. И ещё одно необычное увлечение имела писательница – покупать дома, обустраивать их, обживать, а затем продавать. «Это очень дорогое хобби, но чрезвычайно увлекательное». Она сама была дизайнером своих домов, порой весьма экстравагантным. И действие многих её романов происходит в придуманных ею интерьерах имения в Девоне, усадьбы Гринвей, домов в родном Эшфилде и др.

Главные её герои – интеллектуал-сыщик бельгиец Эркюль Пуаро, по правилам классического английского детектива работающий в паре со старательным, но не очень умным капитаном Гастингсом и проницательная старая дева мисс Марпл. Её прообразом стала бабушка Агаты Кристи, которая, по словам писательницы, «была беззлобным человеком, но всегда ожидала самого худшего от всех и вся, и с пугающей регулярностью её ожидания оправдывались».

Век двадцатый в судьбе зарубежных писателей_3


В жизни и творчестве Агата Кристи придерживалась традиционных консервативных взглядов, однако не боялась критиковать в своих произведениях недостатки современной ей Великобритании. Так, как минимум в двух её романах («Пять поросят» и «Испытание невиновностью») описывались случаи судебных ошибок, приведших к смертной казни. В её книгах нет преступлений сексуального характера, нет сцен насилия, луж крови и грубости. «Детектив был рассказом с моралью. Как и все, кто писал и читал эти книги, я была против преступника и за невинную жертву. Никому в голову прийти не могло, что наступит время, когда детективы будут читаться из-за описываемых в них сцен насилия, ради получения садистского удовольствия от жестокости ради жестокости…», – так писала она в автобиографии. И как актуально это звучит сегодня!

Кроме мастерского умения завоёвывать и удерживать внимание читателя напряжённой интригой, нас, читателей XXI века, привлекают в её произведениях яркие картины патриархального быта английской провинции с её веками устоявшимся укладом, галерея разнообразных характеров. Насыщенность действия вроде бы незначительными мелкими деталями позволяет почувствовать вкус и аромат эпохи.

Более 60 детективов, 6 психологических романов и 19 сборников рассказов Агаты Кристи изданы тиражом свыше 4 миллиардов экземпляров и переведены на 100 языков мира. Это самые высокие тиражи в мире после Библии и Шекспира. Ей также принадлежит рекорд по максимальному числу театральных постановок произведений. Из 16-ти её пьес самая популярная «Мышеловка» идёт в Лондоне с неизменными аншлагами уже более 60 лет.

Не счесть экранизаций произведений А. Кристи. Снимаются фильмы и о личности писательницы (британский сериал «Доктор Кто», игровой фильм «Агата», документальный фильм из серии ВВС «Выдающиеся женщины ХХ века» и пр.) По мотивам книг Агаты Кристи была выпущена трилогия компьютерных игр в жанре квеста, а также казуальные игры.

Ещё при жизни Агата Кристи была именована Королевой детектива. Она несравненна, до сих пор с ней некого поставить рядом. В 1956 году Агата Кристи была награждена орденом Британской Империи, а в 1971 году за достижения в области литературы удостоилась звания Кавалер-дама. Она стала именоваться «Леди Агата», как о том мечтала в детстве.

Библиотека ТОГУ предлагает читателям 74 тома различных изданий писательницы. Среди них неизменным успехом пользуется её «Автобиография», работа над которой продолжалась около пятнадцати лет и была закончена в 1965 году. Это не мемуары, а скорее роман-воспоминание. «Воспоминания – одна из наград, которые приносит возраст, и при этом награда сладостная», – пишет Агата Кристи во вступлении к книге.

Казалось бы, безоблачной жизнь её никак не назовешь: личные трагедии, две войны, в которых она принимала активное участие (напомним, что в начале Второй мировой ей уже 49 лет), гибель зятя во Франции, жестокие бомбёжки Лондона, неустроенность. Муж отправляется на фронт в Северную Африку. Все её дома или разрушены бомбардировками, или заняты эвакуированными или расквартированными американскими войсками. Агата много работает в госпиталях и много пишет («Труп в библиотеке», «Икс или Игрек?», «Смерть приходит в конце», «Вдали весной», «Занавес», «Спящее убийство»). Война становится привычной. С юмором она вспоминает, как посреди комнаты «уютно устроилась огромная бомба», пробившая потолок, но не разорвавшаяся. Или о том, что никогда не спускалась в укрытие при налётах, а просто закрывала голову подушкой от осколков выбитых стекол.

С полным правом эта удивительная женщина могла написать: «Я счастлива сказать, что могу радоваться почти всему». В книге мы не найдем ни слова отчаяния, жалобы, упрёка, ни одного плохого слова о ком-либо. И потому книга несёт огромный заряд оптимизма, добра и света.

Отрадно, что эту книгу с удовольствием читает молодёжь. Вот один из отзывов в Интернете: «…такой горький и противоречивый XX век, но при этом книга меня просто покорила! …После прочтения такой автобиографии хочется и свою жизнь сделать увлекательней и интересней».

Неплохим напутствием молодым могут стать слова леди Агаты: «Единственная добродетель, которая во мне никогда не угаснет, – это надежда… Сдаваться нельзя до самой смерти!».

Мы закончили с вами перелистывать страницы интереснейших книг серии «Мой ХХ век». О том, как много он вместил, мы узнали из воспоминаний таких непохожих друг на друга авторов, отечественных и зарубежных. В них много горя, век-то был чрезвычайный, но есть и надежда. «Люди смогут преодолеть все невзгоды, что посылает нам судьба», – говорят нам из другого столетия лучшие его представители, – «сумейте только понять ошибки прошлого и сохранить в себе чувство благодарности к мужественным и оптимистичным людям, которые несмотря ни на что верили, что жизнь прекрасна!».

 

Людмила Кононова, ведущий библиотекарь научной библиотеки ТОГУ.

Фото Дины Непомнящей и Дмитрия Саморядова

Фотографии