Журнал № 2 - 2013(14), рубрика: "Книжный мир"

Век двадцатый в судьбе зарубежных писателей

(Продолжение. Начало в №№ 5/2012, 1/2013.)

В серии «Мой XX век» вышли воспоминания французов Андре Моруа, Жоржа Сименона, Жан-Поля Сартра, англичан Редьярда Киплинга, Агаты Кристи, Ивлина Во, Гилберта Кийта Честертона, немца Стефана Цвейга, американцев Эрнеста Хемингуэя, Генри Миллера, бразильца Жоржи Амаду. Большая часть из них есть в фонде абонемента художественной литературы ТОГУ. Перелистаем наиболее интересные мемуары.

Честертон Гилберт Кийт

Век двадцатый в судьбе

Человек с золотым ключом: пер. с англ. / Честертон Гилберт Кийт. – М.: [Кукушка], 2003. – 336с.: [8] л. фот. – (Мой 20 век).

Легко отдать своей стране кровь, ещё легче – деньги. Труднее всего дать ей правду.
Гилберт Кийт Честертон.

Из письма невесте Фрэнсис

***

Секрет жизни – в смехе и смирении.

Гилберт Кийт Честертон

Долгое время английский писатель Гилберт Кийт Честертон не был известен читателям России. Первые публикации появились в урезанном виде в конце 1920-х годов. Затем его не печатали вплоть до 1984 года, когда были изданы на русском языке его произведения, тоже значительно «отредактированные». Но интерес к нему всегда был большой. В 50-70-е годы его произведения расходились в самиздате. С 1999-го по 2003-й в России издано больше 12-ти работ, среди них – один пятитомник и один трёхтомник. Массовый читатель запомнил Честертона как создателя патера Брауна, священника-детектива. Однако это был не столько классик детективного жанра, а прежде всего христианский мыслитель, журналист и писатель. Всего им написано около 80 книг, включивших несколько сотен прекрасных стихотворений, 200 рассказов, 4000 эссе, ряд пьес, романы «Человек, который был Четвергом», «Шар и Крест», «Перелётный кабак» и другие, а также религиозно-философские трактаты по вопросам христианства.

Честертон родился 29 мая 1874 года в лондонском районе Кенсингтон в приличной семье жилищного агента. Детей у Честертонов было трое, но дочь умерла в детстве, а младший брат Сесил, не дожив до сорока, погиб в 1918 году на Первой мировой войне. Двенадцати с половиной лет Гилберт поступил в старинную школу Сент-Полз, основанную при соборе св. Павла четыре века назад. К тому времени проявились очень важные его черты: он был исключительно талантлив, неуклюж, рассеян, странноват и необыкновенно кроток. Исследователи рассуждают сейчас о том, чем именно он болел, и приходят к выводу, что начались неполадки эндокринной системы. Он ещё не был толстым, но стал очень высоким. Директор школы говорил обеспокоенной матери Честертона: «Шесть футов гения. Лелейте его, миссис Честертон, лелейте его». В школе он начал писать стихи. Умные учителя заметили, как он даровит; ему дали Мильтоновскую премию за поэму о св. Франциске Ксаверии.

Затем – учёба изобразительному искусству в художественной школе (писатель всю жизнь неплохо рисовал, даже иллюстрировал свои книги и статьи). В 1893 – 1895 годах Честертон посещал лекции в Лондонском университете, но не закончил обучение. Выпускник престижнейшей школы Сент-Полз пошёл в журналистику, «потому что всегда любил спорить». С 1896 года появляются его статьи и эссе в газетах и еженедельниках («Daily Telegraph», «Speaker» и др.).

В 1901-м начался новый век, который принёс перемены: после трёх лет знакомства Гилберт женится на Франсис Блогг, которая стала его первой, единственной и настоящей любовью и радостью на всю жизнь. А молодой эссеист стал по-настоящему знаменитым. Не просто громкую, но скандальную славу принесли ему статьи, осуждающие политику Англии в период англо-бурской войны. О популярности Честертона как публициста говорит тот факт, что в течение 30 лет он вёл колонку в еженедельнике «The Illustrated London News». С началом Первой мировой войны выходят один за другим сборники его статей. Названия книг характеризуют их направленность: «Аппетит тирании», «Берлинское варварство», «Преступления Англии».

Быстро толстеющего, высокого Честертона прозвали Человеком-горой, как лилипуты – Гулливера. Его рост составлял 1 метр 93 сантиметра, и весил он около 130 килограммов. Честертон часто шутил над своими размерами. Во время Первой мировой войны ему задали вопрос, почему он не на фронте. На что Честертон ответил: «Если вы обойдёте вокруг меня, то увидите, что я там». Он умел радостно и очень громко смеяться, превозмогая нездоровье. Про молодого Честертона говорили, что у него голова ангелочка и тело Фальстафа. В 1912 году выходит самый известный и самый жизнерадостный роман Честертона «Жив-человек».

Век двадцатый в судьбе 1

В 1915 году странная болезнь уложила Честертона в постель почти на полгода. С Рождества до Пасхи он лежит без сознания; врачи не могут ни помочь, ни даже объяснить его состояние. С 1916-го по 1922 год он вообще ничего не писал.

По окончании войны писатель много ездит по свету, путешествует по Ирландии, совершает паломничество в Палестину, впервые посещает Америку. Приняв в 1922 году католичество, он пишет книги о двух самых главных католических святых: «Святой Франциск Ассизский» (1923) и «Святой Фома Аквинский» (1933) и трактаты о вере: «Вечный человек» и «Ортодоксия». В конце 20-х годов – поездка в католическую Польшу, в Италию времён Муссолини, посещение Ватикана, где Честертон получает высокий папский орден. В 1930 – 1931 годах писатель предпринимает вторую поездку в Америку. Популярность Честертона за океаном огромна и удивляет его самого: «В Америке я прочитал не меньше девяноста лекций людям, не сделавшим мне ничего плохого».

Писатель скрывал своё недомогание, шутя над самим собой. Уже в 1930 году он перестает писать собственноручно и начинает диктовать, «часто засыпая при этом». Именно в этот период им и надиктована «Автобиография». Незадолго до смерти он посещает французский Лурд, место паломничества католиков.

14 июня 1936 года Франсис от него не отходила. Не приходивший несколько дней в сознание Честертон открыл глаза, поздоровался с женой и приёмной дочерью Дороти, улыбнулся им – и умер. Заупокойную мессу служили дважды: одну – дома, другую – в Вестминстере. Огромная толпа пришла проститься с ним. Папа Пий XI присылает соболезнование, назвав Честертона «защитником веры». Когда-то так называли короля. Таковы основные внешние вехи жизни великого английского писателя Г.К. Честертона.

Его внутренняя жизнь нашла отражение в его творчестве. «Автобиография» – последняя книга писателя. Написанная в 1936 году, в России книга опубликована только в 2003-м. Кроме неё в сборник «Человек с золотым ключом» вошли несколько небольших эссе на самые разные темы. Название сборнику дала редакция, у автора так называется вторая глава воспоминаний, посвящённая детству.

Чтение это непростое. Современному читателю, не знакомому с историей и литературой Англии, многое будет непонятно. Множество деталей и неизвестных нам имён затрудняет чтение. Правда, и о своих друзьях, прославивших английскую литературу, – Т. Гарди, Б. Шоу, Г. Уэллсе, Г. Джеймсе и других – им сказано в книге немало. Тем не менее большая плотность и глубина мысли по силам будет не всем. Но тот, кто прочтёт и осмыслит книгу, будет вознаграждён неподражаемым честертоновским остроумием и, может быть, найдёт верный путь в нашем непростом мире.

На первый взгляд, эта книга написана о счастливо прожитой жизни. Особенно это чувствуется в главе «Человек с золотым ключом». Честертон, сохранивший до последнего вздоха детскую способность удивляться окружающему миру, благодарит провидение за любую мелочь, которая дарит ему радость. Хотя в прожитой жизни он радовался ровно столько, сколько и страдал.

Главы «Причудливое предместье» и «Повинный в правоверии» рассказывают о времени, когда не только для богемы, но и для знати главенствующим в мировоззрении было безверие. Умы его современников тогда занимали мистицизм, теософия, толстовство (вспомним, в это же время в России жил и писал Андрей Белый, отразивший в своих мемуарах те же умонастроения российской поэтической элиты). А Честертон ищет свой путь. Он выбирает христианство. Его автобиография и посвящена поиску своего «золотого ключа» – истины. Завершает книгу глава «Бог с золотым ключом», где писатель, как бы подводя итог, пишет, что «пытался по мере слабых сил служить справедливости»: «Я не воспевал цивилизации. Я защищал свободу маленьких стран и бедных семейств».

Ныне по всему свету существуют общества почитателей его таланта. Есть такое общество и в нашей стране. «Люди вроде Честертона, с врождённой порядочностью и врождённым же здравым смыслом, – на вес золота. Они и должны предостеречь от главного соблазна свободы – соблазна относительности всех истин. Мода на порок прошла. Настала мода на добродетель... XX век был дан нам для того, чтобы пройти через максимум возможных соблазнов. XXI дан для того, чтобы вернуться к идее дома, нормы и человечности», – так оценивает значение английского классика наш современник, писатель Д. Быков.

***

Хемингуэй Эрнест


Век двадцатый в судьбе 2

Праздник, который всегда с тобой / Хемингуэй Эрнест. – М.: Вагриус, 2003. – 331c.: [8] л. фот. – (Мой 20 век).

Задача писателя неизменна. Сам он меняется, но задача остаётся та же. Она всегда в том, чтобы писать правдиво и, поняв в чём правда, выразить её так, чтобы она вошла в сознание читателя частью его собственного опыта.
Эрнест Хемингуэй

Эрнест Хемингуэй (1899 – 1964) был не просто невероятно популярен в Советском Союзе, но любим. О нём слышали даже те, кто никогда не читал его произведений. В 60-е годы прошлого века не было, наверное, читающей семьи, где бы ни висел его портрет. Притягательна и его личность. Американец до мозга костей, он большую часть жизни прожил вне родины. Покинув США, корреспондентом изъездил весь мир, потому что понял: «Америка была хорошей страной, но мы превратили её чёрт знает во что». Местом действия его произведений была чужая земля: Франция, Италия, Испания, Куба, Африка.

Будучи практически ровесником ХХ века (он родился в 1899 году), он захватил более чем полстолетия, был добровольным участником трёх войн, две из которых были мировыми. Современникам он сразу запомнился военными корреспонденциями с фронтов греко-турецкой войны, Испании, Китая, Франции. С предельной откровенностью пытаясь ответить на самые больные вопросы современности, Хемингуэй всегда был верен принципам: «Писать простую честную правду о человеке» и «Оставаться самим собой». Именно это влекло к нему сердца читателей.

Широкое признание Хемингуэй получил благодаря своим произведениям и своей жизни, полной приключений и неожиданных поворотов. Его стиль, лаконичный, ясный, насыщенный конкретными деталями, знакомый по романам «По ком звонит колокол», «Иметь и не иметь», «Прощай, оружие!» и другим, значительно повлиял на литературу XX века. За повесть «Старик и море» в 1953 году Эрнест Хемингуэй получил Пулитцеров-скую премию (присуждается в США с 1917 года), а в 1954 году – Нобелевскую премию.

Век двадцатый в судьбе 3

Биография писателя – это биография эпохи. Его жизнь и его творчество невозможно разделить. Вспомним, как складывалась жизнь Хемингуэя. Он родился в большой семье, проживавшей в уютном доме в пригороде Чикаго. Отец будущего писателя Кларенс Хемингуэй был врачом и мечтал, что сын пойдёт по его стопам, будет заниматься естествознанием. Когда Эрни было 3 года, отец подарил ему первую удочку и взял с собой на рыбалку. К 8 годам будущий писатель легко разбирался в названиях деревьев, цветов, птиц, рыб и зверей Среднего Запада. Лето родители и шестеро их детей проводили в доме деда на озере Валлун в Мичигане. Эрнест любил сидеть на берегу с удочкой, бродить по лесу, играть с детьми из индейского посёлка. Когда ему исполнилось 12 лет, дедушка подарил ему ружьё. Детский опыт общения с природой, как и рассказы деда об индейцах, стали основой многих новелл писателя. Этим опытом Хемингуэй наделяет Ника Адамса – героя его ранних рассказов. А охота на всю жизнь останется его большой страстью, наряду со спортом и освоением морских просторов.

Он рос сильным, здоровым и красивым молодым человеком, активно занимался боксом и футболом, много читал. Уже в подростковом возрасте Эрнест знал, что станет писателем. Первые его литературные опыты появились в школьном журнале.

В 1917 году США вступили в Первую мировую войну. Только что закончивший школу Хемингуэй мечтал уйти добровольцем на фронт. Но его не взяли из-за плохого зрения. В 18 лет он недолго работал репортёром местной газеты в Канзас-Сити, но весной 1918 года всё-таки уехал добровольцем на фронт, став водителем санитарной машины американского отряда Красного Креста. Не прослужив и полгода, спасая раненого итальянского снайпера, получил тяжёлое ранение. В госпитале из него вынули 26 осколков, при этом на теле Эрнеста было более двухсот ран. Вскоре его перевезли в Милан, где простреленную коленную чашечку врачи заменили алюминиевым протезом.

Вернувшись в США в форме лейтенанта, на костылях, но с итальянской медалью «За доблесть» и «Военным крестом», он почти год залечивал раны дома. С этих пор на всю жизнь возненавидел войну. Позднее он скажет: «Я был большим дураком, когда отправился на ту войну. Я думал, что мы спортивная команда, а австрийцы – другая команда, участвующая в состязании». Он писал, что человечество обезумело, когда позволило ввергнуть себя в эту «самую колоссальную, убийственную, плохо организованную бойню, какая только была на земле».

Но именно война заняла особое место в его жизни и творчестве. Хемингуэй был убеждён, что писатель не может оставаться в стороне: «Впереди пятьдесят лет необъявленных войн, и я подписал договор на весь срок. Не помню, когда именно, но я подписал». Это говорит один из героев Хемингуэя, но это повторял не раз и автор.

В 1920 году Хемингуэй женится на пианистке Хедли Ричардсон, женщине старше него на девять лет, скромной и преданной, и почти сразу же в качестве корреспондента канадской газеты «Торонто стар» отправляется в Париж. Здесь он прожил с женой до 1928 года, здесь родился его сын Бэмби, здесь он провёл самые счастливые годы жизни. Об этом периоде и написаны его мемуары «Праздник, который всегда с тобой».

Он молод, счастлив, несмотря на голод, отсутствие постоянного жилья и нехватку средств к существованию. «В те дни у меня не было денег на покупку книг. Я брал их в книжной лавке Сильвии Бич», – вспоминает писатель. Вырабатывая свой писательский стиль, он учился у классиков: Стендаля, Г. Флобера, Г. Джеймса, Ш. Бронте. Высоко отзывался о мастерстве Ф. Достоевского, Л. Толстого, И. Тургенева, А. Чехова. Он открыл, по его словам, «другой чудесный мир, который дарили тебе русские писатели. Сначала русские. А потом и все остальные. Но долгое время только русские». Исследователи подсчитали, что каждая пятая книга, взятая Хемингуэем в лавке Сильвии Бич, была тургеневской.

Писатель много работает, входит в круг литературной элиты Парижа, у него много друзей, он любит и любим. И, наконец, Париж – эта культурная столица ХХ века – входит на страницы воспоминаний полноправным героем, несущим радость, вызывающим восхищение «праздником, который всегда с тобой». Как корреспондент Хемингуэй много ездит по Европе и пишет репортажи с международных конференций в Генуе (1922), Раппало (1923), даже берёт интервью у «величайшего шарлатана» Муссолини. В последние годы парижской жизни выходят первые его произведения: сборник новелл «В наше время» и роман о «потерянном поколении» «Фиеста», который сразу сделал его знаменитым.

Так многогранна и наполнена жизнь писателя в этот период, что одно упоминание обо всех событиях займёт несколько страниц. Остаётся добавить, что помимо автобиографических заметок в книгу вошли портреты писателей-современников: Алистера Кроули, Эзры Паунда, Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, Дос Пассоса, Джеймса Джойса, Гертруды Стайн и других.

Книга Хемингуэя светится радостью и счастьем. Тем недолгим счастьем, которое второй раз ему дано было пережить только в Испании – спустя десятилетие в войне против фашизма в составе интербригад. Книга увидела свет только в 1964 году, спустя три года после смерти писателя. Подготовили её к печати сын и внук писателя.

Роман Хемингуэя об африканских впечатлениях «Зелёные холмы Африки» (1935) завершает сборник мемуарной прозы из серии «Мой ХХ век». В этом трагическом мире человеку необходимо найти опору, якорь, дающий надежду. Таким якорем для изломанного «потерянного поколения» было, по мнению Хемингуэя, человеческое достоинство, которое необходимо сохранить и «в самых страшных условиях». Помогает выстоять автору и его героям и природа. Природа, несмотря ни на что, «остаётся вечной, как герой».

Путевые заметки о сафари в Африке в компании с супругой включают не только описания дикой красоты и грации животного мира и охотничьих приключений героев. Здесь и философские рассуждения о человеке в мире природы, о противоестественности войны, о литературе, даются характеристики писателей. На охоте автор вёл записи, которые позже и стали книгой.

Хэмингуэй, пожалуй, самая крупная фигура в зарубежной литературе первой половины ХХ века. Андрей Платонов писал о высоком мастерстве писателя, о его чувстве такта «как средстве борьбы с пошлостью», с дискредитацией «высоких слов». Илья Эренбург вспоминал: «Из всех моих современников я больше всего любил Хэмингуэя». Красиво и точно сказал Юрий Олеша: «На дне творчества Хемингуэя виден свет Толстого». Хемингуэй и поныне любимый миллионами писатель. Его творчество – символ мастерства, гармонии, стиля. Высоко оценивая роль советского народа в победе над фашизмом, он написал тогда очень мудрые слова: «Теперь, когда война окончилась и мёртвые мертвы, для нас настало ещё более трудное время, когда долг человека – понять мир. В мирное время обязанность человечества заключается в том, чтобы найти возможность для всех людей жить на земле вместе».

***

Во Ивлин


Век двадцатый в судьбе 4

Насмешник: пер. с англ. / Во Ивлин. – М.: ВАГРИУС, 2005. – 384с.: [8] л. фот. – (Мой 20 век).

Ничто, в сущности, не принадлежит нам, кроме прошлого...

Ивлин Во.Из книги «Возвращение в Брайдсхед»

Во Ивлин Артур Сент Джон (1903 – 1966) родился в богатом районе Лондона Хэмпстед в респектабельной буржуазной семье известного редактора, издателя и эссеиста Артура Во. Его старший брат Алек также стал писателем. Окончив закрытую частную школу, поступил в Оксфорд, где изучал историю и откуда, не доучившись, ушёл. Имел разносторонние способности – был великолепным рисовальщиком, остроумным, наблюдательным журналистом. За несколько лет он перепробовал самые различные занятия: от преподавания в частной школе до учёбы на столяра-краснодеревщика. Первую повесть «Балкон» опубликовал в 1926 году.

В 1928 году Ивлин Во женился на Ивлин Гарднер, самой младшей дочери лорда Бургклэра и леди Винфред. Друзья называли их «Ивлин-он» и «Ивлин-она». Жена ему изменяла, а «Ивлин-он» предпочитал проводить большую часть времени отдельно. Эти столь обычные для начала ХХ века отношения были описаны в романе «Пригоршня праха». Брак, который писатель сам позднее назовет «шуткой», оказался кратким и несчастливым. Зато книгам его сопутствовал успех. Роман «Упадок и разрушение» (1928) был воспринят как сатира на 1920-е годы и получил восторженные отклики как произведение остроумное и едкое. Во становится профессиональным писателем.

В 1930 году появился второй его роман «Мерзкая плоть», тоже имевший широкий успех. В нём ярко, остроумно и зло показан мир аристократической молодёжи Лондона, нелепо и бессмысленно бунтующей против ценностей старшего поколения. Этот мир И. Во знал изнутри, потому что сам был одним из них. Беспощадную правду он напишет позже в автобиографии: «Брат Алек ввёл меня в мир богемы, где я нашёл себе приятелей. Моё имя не фигурировало в списке ни одной хозяйки приличного дома».

Одновременно с завершением романа Во перешёл в католичество. В 1936 году его предыдущий брак был аннулирован церковью, и он женился на Лауре Герберт из того же разветвлённого аристократического рода, что и «Ивлин-она». Лауре он хранил верность до конца жизни. Супруги воспитали шестерых детей. Сын Оберон пошёл по стопам отца, став писателем и журналистом.
В 1939 году, с началом Второй мировой войны, Во сам, можно сказать, напросился на службу в то время, когда его возраст ещё не призывался. Он показал себя чрезвычайно отважным человеком – постоянно рвался в самые передовые отряды – одно время был в роте «коммандос», предназначенных для вылазок на оккупированную немцами территорию Франции, служил в морской пехоте и в десантно-диверсионных частях, получил звание капитана, со специальным заданием побывал в Югославии.

Один из самых смешных его романов «Не жалейте флагов» (1942) написан им на десантном корабле. Война послужила основой его самого католического произведения – трилогии «Меч почёта», завершённой в 1962 году. Трилогия стала для Второй мировой войны таким же памятником, каким для Первой мировой был роман Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!». В 1939 году герой книги Гай Краучбек идёт в новый крестовый поход против мирового зла, как некогда хемингуэевский лейтенант Генри, и сталкивается с абсурдом военной машины и откровенным политическим предательством. Под натиском стихии новейшей истории происходит крушение его идеалов. В финале трилогии Гай понимает, что кровавая история ХХ века далека от христианского «мира всего мира». Окончательный вариант книги вышел в 1965 году, за год до смерти писателя.

После войны писатель ведёт замкнутый образ жизни, путешествует мало, живёт, почти не покидая уединённую деревню в нескольких сотнях миль от Лондона. В 1964 году Во закончил первый том автобиографии «Недоучка». Умер Во у себя дома в Тонтоне (графство Сомерсетшир) 10 апреля 1966 года. Смерть, однако, была особенная – в утро Пасхального воскресения. Все близкие Во католики восприняли это как добрый знак для его посмертного существования.

За 38 лет литературной деятельности Во создал около 30-ти книг, подавляющее большинство из них – блистательные сатирические романы. Герои произведений Ивлина Во – это карикатурные, граничащие с абсурдностью портреты «джентльменов» современной ему Англии, от позёров, бездельников, пустомель и мошенников до истинно порядочных простаков, пользующихся расположением и симпатиями автора. Основные произведения И. Во переведены на русский язык. В их числе: «Незабвенная» (1948), язвительное, кладбищенски мрачное описание жизни Голливуда; «Испытание Гилберта Пинфолда» (1957), самый автобиографичный и искренний из романов Во; «Возвращение в Брайдсхед» (1945), элегия об ушедшей Англии 20-30-х годов, лучший, по мнению критики, роман писателя; «Жизнь Рональда Нокса» (1959), дань памяти писателю и священнику. Таковы факты. А за ними – жизнь необыкновенно талантливой, противоречивой и неоднозначной личности.

Век двадцатый в судьбе 5

В книгу мемуарной прозы, вышедшей в серии «Мой ХХ век», вошли воспоминания о детстве и молодости – «Недоучка», а также путевые очерки «Турист в Африке». Единственный написанный (из трёх замышлявшихся) томов автобиографии начинается с неспешного и скучноватого изложения семейной истории. Первая глава «Наследственность» рассказывает о предках писателя с приложением рисунка автора, изображающего генеалогическое древо. Затем – подробный рассказ о влиянии семьи (главы «Домашний круг», «Отец»). Однако вскоре читателя захватывает любопытное и подробное повествование о взрослении английского юноши в начале XX века.

О друзьях и грехах молодости рассказывают последние две главы – «Ни от чего не отрекаюсь» и «Глава девятая, в которой фортуна отворачивается от нашего героя». В них Во откровенен с читателем, он вспоминает, как пытался совершить самоубийство, плавая в море, но повернул назад, будучи ужален медузой. И о том, что был уволен с преподавательского поста за попытку соблазнить экономку. Отцу он скажет, что был уволен за пьянство. К сожалению, автобиография обрывается на событиях 1925 года, нам остаётся лишь домысливать, когда и как произошло чудесное перерождение лоботряса и забубённого пьяницы в одного из лучших английских прозаиков ХХ века. Но читать мемуары интересно, так же, как его романы.

Путевые заметки «Турист в Африке» написаны Во в конце его недолгой жизни. Перед нами – своего рода венец личной эволюции Ивлина Во, которая шла параллельно деградации западной цивилизации, но только в обратном направлении. И это трагическое несовпадение большого человека и его отнюдь не великой эпохи усилило ненависть писателя к современному, так называемому цивилизованному обществу.

Ивлин Во был одним из самых популярных сатириков своего времени, продолжателем традиций Свифта и Теккерея. При жизни он получил звание «Сподвижник литературы», которое присваивается в Англии выдающимся литераторам. О популярности его сегодня и интересе к нему в мире говорит тот факт, что по его романам поставлено 9 фильмов и телесериалов, последняя экранизация осуществлена в 2008 году.

Влияние Во на многих послевоенных сатириков не подлежит сомнению. Американский литературный критик Эдмунд Уилсон объявил Во «единственным первоклассным комическим гением, который появился в английской литературе, начиная с Бернарда Шоу». Своими произведениями он вынес приговор ХХ столетию. В некрологе журнала «Time» суммировалось, что Во «развил злобно-весёлое и всё же существенно религиозное нападение на столетие, которое, по его мнению, разорвало питающий корень традиции и иссушило все ценности времени, в котором жил автор». Ивлина Во называют не только сатириком, но и юмористом. Он – признанный стилист прозы. Философ и журналист Борис Парамонов считает, что без таких людей, как Ивлин Во, жизнь делается скуднее, если не совсем скудной. И в заключение – парочка афоризмов от блистательного Ивлина Во: «Хорошо бы всюду, где был счастлив, зарывать в землю что-нибудь ценное, а потом, в старости, когда станешь безобразным и жалким, возвращаться, откапывать и вспоминать». И ещё: «Невозможно быть святым, не страдая...».

(Окончание в следующем номере.)

Людмила Кононова.
Фото Ольги Волкотрубовой.

Фотографии

Комментарии

Написать комментарий

Имя

Адрес электронной почты

Комментарий

Если что-нибудь введете в это поле, то ваш комментарий будет признан спамом