Журнал № 1 - 2013(13), рубрика: "Книжный мир"

Последний роман Ивана Шмелёва

На его долгую жизнь выпало столько горести и скорби, сколько вынесет не всякое сердце. И словно вопреки самой судьбе и назло всем смертям, именно он дал миру несколько десятков полных любви, света и смирения книг, каждая из которых на свой лад рассказывает о том, что Господь не оставляет человека даже в самые тяжёлые времена...
Юлия Кутырина

3 октября 2013 года исполняется 140 лет Ивану Сергеевичу Шмелёву,
писателю русского зарубежья, автору романа «Лето Господне».

О творчестве И.С. Шмелёва написано много статей и монографий, в том числе о переписке писателя с другими писателями, например, с Иваном Александровичем Ильиным. Иван Сергеевич переписывался со своими соотечественниками, сёстрами Зиммеринг и многими другими, но нам интересна переписка Шмелёва с Ольгой Александровной Бредиус-Субботиной, потому что именно эта переписка вдохновила писателя на создание новых произведений, и посредством её мы можем прикоснуться к личной жизни известного человека. Именно эти отношения оставили его ещё пожить на этой земле, дописать «Лето Господне», написать второй том книги «Пути небесные».

После смерти своей жены, Ольги Александровны, в 1936 году он раздал свои книги, картины, приготовился уйти за ней, потому что жизнь его уже окончательно потеряла смысл: супруги всю жизнь друг друга поддерживали, а тут он остался совсем один. В 1939 году он получил письмо от поклонницы и читательницы, Ольги Александровны Бредиус-Субботиной, которая слушала его лекции в Берлине и влюбилась в него просто как в человека и творческую личность. Иван Сергеевич придумал её для себя, переписка способствовала его творческому развитию, она помогала ему почувствовать вкус жизни, а не просто её доживать. Иван Сергеевич хотел соединить их жизни в реальности, он даже надеялся, что можно родить ещё ребёнка. Писатель не желал мириться с тем, что земная жизнь есть удел печали, и терпеливо ждать воздаяния в ином, лучшем мире. Нет, счастье ему необходимо здесь и сейчас. Оно возможно лишь в союзе с любимой женщиной, через рождение ребёнка: «Ребёнок... это высшее, что даровано смертным». Именно в этом, по мнению Шмелёва, проявляется творческое начало в человеке: «Гимн всего – Ему, Духу, вся исполняющему. Апофеоз. ... Творение славит Творящего. Это предел творческой высоты, когда произведение поёт художника». И любовь – это путь, которым только и возможно осуществление этого творческого замысла: «Но творческое начало в твари – непобедимо, и как же обставлено! Каким же пиром... Любви! Тут явная мысль – заставить. Называют это – “инстинктом”...». Если этого святого начала (любви, воплотившейся в детях) в браке нет, то Шмелёв не признаёт его настоящим.