Журнал № 2 - 2011(4), рубрика: "Книжный мир"

Электронные ресурсы: быть или не быть?

В апреле в Научной библиотеке Тихоокеанского государственного университета для всех сотрудников вуза и студентов состоялся обучающий семинар «Электронные ресурсы для науки, образования, культуры». Занятия проводили представители компаний – мировых лидеров в информационном обеспечении науки и образования, постоянных инициаторов и организаторов крупных форумов в сфере электронного обучения.

Электронные ресурсы: быть или не быть?

Екатерина Полникова

Упустить шанс лично пообщаться с ними и узнать, куда сегодня движется мир электронной информации, мы не могли. Екатерина Полникова, главный библиотекарь Научной библиотеки Санкт-Петербургского государственного университета, координатор подписки на ресурсы издательства Elsevier (Нидерланды) Национального Электронно-Информационного Консорциума (НЭИКОН), и Андрей Соколов, представитель компании EBSCO Publishing (США) по России, Беларуси и Молдове, с удовольствием согласились ответить на вопросы журнала «Мой университет».

– Каковы, на ваш взгляд, тенденции информационного обеспечения в нашей стране и в мире в настоящее время?

Андрей Соколов: Сейчас продолжаются те тенденции, которые начались более десяти лет назад. Это переход в сфере научных коммуникаций к электронным носителям информации. Во всем мире всё большую популярность приобретают электронные журналы и книги, постепенно отодвигая на второй план своих бумажных предшественников. Россия не стала исключением. Наши ученые, аспиранты и студенты давно уже общаются в электронной среде. Издательства также адаптируют свои издания к этим требованиям времени.

Екатерина Полникова: Если говорить об издательстве Elsevier, одном из крупнейших научных издательств в мире, то сегодня, понимая тенденции развития информационного окружения, оно поставляет свои источники преимущественно в электронном виде. Это и журналы, и книги. Конечно, Elsevier пока не отказывается от издания печатной научной информации. Но всё же закрывает выход отдельных источников на бумаге. В частности, в прошлом году Elsevier перестал издавать энциклопедии в печатном виде.

Издательство является одним из самых дорогих и диктует тенденции развития электронного мира. Задает некую моду, можно сказать. И очень приятно, что на сегодня более 50 университетов России (в их числе и ТОГУ) являются подписчиками крупнейшего ресурса (в частности электронных коллекций журналов).

А.С.: Сейчас крупные издательства, такие как Elsevier, Springer, Wiley-Blackwell, развивают свои поисковые платформы. Но есть целый ряд небольших издательств (в частности университетских), для которых создание таких сервисов очень дорого и практически невозможно. Поэтому существуют поставщики информации (агрегаторы), которые заключают с ними лицензионные договоры и представляют потребителю в электронном виде уже целые коллекции, составленные из работ разных издательств. Одной из таких компаний является EBSCO Publishing. Это первый западный агрегатор, который пришел на российский рынок научной электронной информации и предоставил доступ к полному тексту в 1999 году.

– Как выглядит российский потребитель электронных информационных ресурсов на фоне других стран мира?

Е.П.: Российские пользователи пока проигрывают западным коллегам. И я вижу здесь два основных момента. Во-первых, мы меньшее количество времени работаем с электронными источниками. Наши пользователи еще не привыкли к такому инструменту. Но не стоит забывать, что мы и позже начали – к нам эта тенденция, о которой мы только что говорили, пришла на пять-шесть лет позже, чем на Запад. И, во-вторых, языковой барьер отечественных пользователей. Зарубежные ресурсы англоязычные. Для большинства западных университетов это не проблема: либо английский – их родной язык, либо они им владеют на очень высоком уровне, чем, к сожалению, не могут похвастаться наши пользователи (и ученые, и студенты). Если мы сравним статистику ведущих университетов России и ведущих британских университетов по использованию электронных ресурсов Elsevier, то она будет неутешительна. Например, преподаватели и студенты Санкт-Петербургского университета читают примерно 10-11 тысяч полнотекстовых статей в месяц, а Кембриджа или Оксфорда – 80-90 тысяч. Годовая статистика в целом по НЭИКОН (подписка на различные базы данных российских библиотек и вузов) пока равна годовой статистике использования электронных ресурсов в двух крупных американских и британских университетах. Увы, надеюсь, что пока…

Если говорить о Дальнем Востоке, к искреннему сожалению, пока ваш регион не является лидирующим в использовании электронных ресурсов. Если смотреть статистику в рамках НЭИКОН, лидирующие позиции среди всех федеральных округов, конечно, занимают Москва и Санкт-Петербург – более 50% статистики использования по всем ресурсам, которые консорциум предоставляет.

А.С.: У людей есть такой стереотип: отдаленный регион, и поэтому всё немножко отстает. Но в сфере электронных ресурсов это не должно быть причиной. Здесь абсолютно не влияет удаленность от какого-либо центра.

– Конечно, мы же не на поезде информацию везем.

А.С.: Совершенно верно! В этой сфере причинами выступают другие факторы, на которые стоит обратить внимание. Например, на Дальнем Востоке низкая плотность населения, соответственно, меньше потенциальных пользователей, меньше образовательных центров, чем в каком-либо другом федеральном округе. Поэтому, наверное, стоит говорить об иной статистике, о том, сколько приходится прочитанных статей на одного студента, на одного жителя, чтобы более объективно сравнивать разные районы страны.

– На ваш взгляд, есть ли проблема отставания потребителей электронной информации от стремительного развития IT? Допустим, студентов. Что можно сделать для продвижения электронных ресурсов?

Е.П.: На мой взгляд, за IT-технологиями студенты прекрасно успевают! Хотелось бы защитить и более старшее поколение. Имея опыт работы в Санкт-Петербургском университете, могу сказать точно: наши подчас чрезвычайно пожилые профессора, которым и 80, и 90 лет, блестяще работают с электронными ресурсами и всё в этом хорошо понимают.

Мне кажется, основным моментом в вопросе отставания студентов остается всё-таки отсутствие мотивации к использованию научных ресурсов в таком формате, незнание функциональных возможностей той или иной базы данных. Преподаватели обязательно должны рекомендовать эти ресурсы для использования, для получения более качественного образования.

А.С.: Я полностью согласен с коллегой. Здесь еще важно наладить взаимодействие между библиотекой и преподавателями (по сути, между поставщиками и потребителями информации в рамках одного университета), с тем чтобы информированность пользователя была хорошей, чтобы они знали, какие ресурсы есть в библиотеке, как с ними работать, чем эти ресурсы отличаются друг от друга. Это взаимодействие должно быть выстроено на постоянной основе.

Очень правильно, что в последнее время в России уделяется огромное внимание внедрению электронных ресурсов в образовательный процесс. Главное, чтобы это грамотно и осознанно было выстроено. Преподаватель – тот самый человек, который должен принимать решения: какие учебники рекомендовать, какую методику в обучении применять. А библиотека в свою очередь должна прислушиваться к преподавателю.

– Вы считаете, что продвижение информации о том или ином ресурсе в основном должна взять на себя библиотека? Это ее прерогатива? Или это задача решается совместно с самим поставщиком информации?

А.С.: Мы, конечно же, работаем в тандеме. Моя задача как представителя EBSCO Publishing – проводить тренинги, обучения преподавателей, студентов, чтобы они более эффективно использовали полученные университетом базы данных и другие ресурсы. Но работа с пользователями должна вестись на постоянной основе, это не должно быть разовым занятием. У компании есть потребители в США, в Европе. Мы видим, как там работают библиотекари с преподавателями, со студентами. На основании этого опыта мы можем давать определенные методические рекомендации.

Электронные ресурсы: быть или не быть?

Андрей Соколов

Е.П.: Я согласна с Андреем. Страна наша огромна, и приезжать по нескольку раз в месяц в один и тот же университет с обучением нет никакой возможности ни у поставщиков, ни у представителей консорциума. Поэтому, конечно, мы ориентируемся на первых наших помощников – библиотекарей, которые уже плотно работают с преподавателями вуза.

– А как же IT-технологии? Неужели нельзя организовать виртуальные конференции, семинары?

Е.П.: Мы их организовываем. Но всё-таки наши соотечественники пока еще предпочитают живые семинары их веб-версиям. Приятнее, когда объясняет живой человек, тогда и информация воспринимается лучше.

– Что могут предложить ваши компании для студентов, которые обучаются с использованием дистанционных образовательных технологий?

А.С.: Электронные ресурсы как раз и хороши для дистанционного использования. Чтобы прочитать журнал или определенную статью, которую рекомендует преподаватель, заочник не должен ехать в университет, идти в библиотеку. Он может с домашнего компьютера и даже со своего мобильного телефона зайти в наши базы данных и пользоваться ресурсами, как будто бы он находится в библиотеке. Вся прелесть в том, что никаких границ при работе с электронными ресурсами не существует.

Е.П.: У нас аналогично. И мобильный телефон, и удаленный доступ, зайти на ресурс можно по логину и паролю из любой точки мира. Очень удобно.

– Информационный коридор задает библиотека: на какие ресурсы заключила договор, то и доступно пользователю?

Е.П.: Это так. Более того, есть функциональные возможности, которые встроены в различные ресурсы и помогают работать дистанционно. У Elsevier есть функция Recommend this: преподаватель может рекомендовать какую-либо статью и отправить эту информацию в Facebook, где ее увидит студент и поймет, что эта статья интересна для того или иного научного направления. Сейчас налаживается полная взаимосвязь электронных ресурсов с социальными сетями. Постоянно расширяются функциональные возможности.

– В ближайшей перспективе планируется что-то еще, о чем можно уже рассказать?

А.С.: В настоящее время насущна проблема интеграции ресурсов. Наши университеты заключают договоры доступа ко всё большему количеству ресурсов. И их накапливается такой массив, что пользователям трудно ориентироваться. Необходимо разработать такие системы, которые стали бы единой точкой доступа ко всей электронной подписке университета, сделали бы более удобным поиск. Есть несколько подходов. Например, интеграция электронных книг и журналов.

Е.П.: Андрей прав. Для наших пользователей сегодня важно иметь единую точку доступа ко всей информации, которая находится в распоряжении вуза. Список ресурсов с каждым годом расширяется. В Санкт-Петербургском университете подписка ведется более чем на 130 ресурсов. И пользователям подчас трудно по наименованию ресурса сориентироваться, а что же собственно в нем содержится. Библиотека все основные силы тратит на то, чтобы организовать систему управления этими ресурсами, в частности, создаются единые списки ресурсов, где они разбиты по тематикам, есть поиск по названию отдельного журнала.

И самое свежее: мы анализируем новое программное обеспечение, которое позволит нам вставить в единую оболочку информацию обо всех электронных книгах, подписку на которые имеет университет (их более 100 тысяч, они представлены в разных ресурсах). Это программное обеспечение VuFind, позволяющее при помощи марк-записи, предоставляемой нам поставщиками, вести поиск книги. Читатель будет вводить ключевое слово необходимого издания, и не важно, на каком ресурсе оно находится. Из Google автоматически произойдет закачка изображения обложки этой книги (как она выглядит в печати), а из Википедии – информация об авторе. К сожалению, сегодняшние электронные каталоги не отвечают потребностям читателей, они морально устарели. А VuFind как раз такой вариант современного электронного каталога, который помимо поисковых функций предоставляет и другие возможности.

– Это первые шаги к такому каталогу или он уже у кого-то есть?

Электронные ресурсы: быть или не быть?

На обучающем семинаре в НБ ТОГУ

Е.П.: Именно такой каталог есть в Российском государственном гуманитарном университете (Москва). Они уже используют его, но в более старой версии, чем у нас.

– И в завершение нашей беседы – вопросы личного характера. Почему вы решили связать свою профессиональную жизнь с библиотекой? Что вы читаете? В каком формате предпочитаете чтение?

Е.П.: Я случайно пришла в эту профессию. Хотела быть актрисой и даже поступила в театральный институт. Но пройдя все конкурсные туры, поняла, что это не такая уж спокойная профессия, как бы мне хотелось. А вот библиотекарь – другое дело. Никуда не надо ездить, не надо вставать рано утром… Но получилось всё наоборот! Я летаю по всей стране, подлаживаюсь под разницу часовых поясов, и мне это нравится. Библиотекарь в наше время – это одна из мобильных специальностей, и она чрезвычайно интересна.

Читаю в основном классику – Тургенева, Толстого. Предпочитаю традиционный формат книги. Я чрезвычайно консервативна.

А.С.: Профессию библиотекаря я выбирал осознанно. К ней как раз поднялся интерес: внедрялись компьютерные технологии в библиотечную среду, открывались заманчивые перспективы. По сути, это и вернуло мужчин в профессию – треть в моей группе составляли молодые люди. За рубежом эта тенденция наблюдается намного сильнее: среди директоров библиотек встретить женщину редкость, и вообще в западных библиотеках преобладают мужчины.

Читаю я в основном профессиональную литературу и в бумажном, и в электронном форматах: в электронном легче находить, а в бумажном легче читать.

 

Беседовала Ольга Винайкина.

Фото Михаила Бойко

и Юлии Романенко