Журнал № 2 - 2016(27), рубрика: "Иные города и страны"

Японский маршрут дружбы и познания

Десять незнакомых и совершенно разных хабаровчан провели вместе одну из майских недель в северных префектурах Японии. Делились едой и одеждой, бродили по ночным улицам и спали в автобусах, постоянно уставшие и бесконечно счастливые.

Десять человек от 16 до 40 лет вытянули счастливый билет на международный рейс, победив в конкурсе эссе, организованном Японо-российским центром молодежных обменов и Генеральным консульством Японии в Хабаровске. Победители стали участниками проекта «Расскажи друзьям о Японии»: группа отправились на японские «севера» прокладывать новые маршруты.

Японский маршрут

ХОККАЙДО

23 мая. Саппоро 

05.30. Отель «Monterey Sapporo»

Группа спала, утомленная перелетами над аккуратным пэчворком японского ландшафта. Вышли с Леонидом Верховцевым на утреннюю фотоохоту. Густой запах сирени. Город пуст до эха. Вороний грай. Эти птицы с хриплыми голосами и гигантскими клювами водятся только на Сахалине и в Японии. Антрацитовые русско-японские красотки будут сопровождать нас повсюду – до последнего дня.

10.00. Токэй-дай («Часовая башня»)

Туробъект из списка «must see», Токэй-дай – один из символов Саппоро. Архитектура эпохи тотальной вестернизации: то ли церковь, то ли амбар с часовой башенкой. Аутентичные деревяшки XIX века и бостонское сердце часов – в музейной экспозиции. Все без особых эмоций. Но вот выясняется, что изначально это был зал для занятий боевыми искусствами, где тренировались студенты сельскохозяйственного колледжа. И я вспомнил нашу русскую деревянную церковь в деревне Наёси на Южном Сахалине: в конце 1920-х годов японцы обустроили в пустовавшем православном храме такой же будокан и бодро застучали бамбуковыми мечами… Токэй-дай в Саппоро уцелела в огне американских бомбардировок, скрипит и тикает по-прежнему. Сахалинская деревянная церквушка тоже пережила войну, но в 60-х ее раскатали на бревна жители уже советского Лесогорска.

Японский маршрут1

11.00. Мэрия Саппоро

Понедельник у вице-мэра начался исключительно приятно: со встречи с русскими девушками. Даже моя варварская борода над рубашкой без галстука не смутила господина Матида. «Дышите воздухом Саппоро, вдыхайте Хоккайдо», – улыбался чиновник. И мы дышали три дня, но так и не могли надышаться… В вестибюле мэрии бронзовый самурай Сима Ёси-такэ, отец-основатель Саппоро, смотрел поверх наших голов на север. Столица Хоккайдо всего на десять лет моложе Хабаровска. Историю мы начинали писать одинаково: задворки империи, солдаты-колонисты, отвоеванная у леса под пашню земля, ссылка… Сегодня в Саппоро живет больше людей, чем во всем Хабаровском крае.

13.30. Хоккайдо дзингу

Полное умиротворение. Времени нет. Как многие крупные синтоистские святилища страны, Хоккайдо дзингу похож на дендрарий. Памятник, установленный в прошлом году, выглядит здесь как ровесник храма. Впрочем, Хоккайдо дзингу молод: главному храму префектуры всего полтора столетия. Здесь почитают трех старых божеств – хранителей земли и природы этого края и обожествленного императора Мэйдзи. При Мэйдзи началось освоение острова, а бывшие «земли Эдзо» получили новое имя – «Хоккайдо», «путь к северным морям».

15.00. Университет Саппоро

Крупнейшая вузовская библиотека в стране: бесконечные стеллажи в лабиринте книгохранилища. Комната, где собраны редкие русские книги. В белых перчатках листал ветхие «Записки флота капитана Рикорда: о плавании его к японским берегам в 1812 и 1813 годах». Здесь же роскошный альбом «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток»: «…изобилие вещей, поднесенных населением Японии, объясняется чувствами горячей симпатии, которая всюду в нем пробудилась к Особе Дорогого Гостя после злополучного Отсу». Полицейский, раскроивший нашему цесаревичу голову саблей в «злополучном» городе Оцу, был приговорен к пожизненной каторге здесь, на Хоккайдо.

Милейший профессор Жданов познакомил нас со своими воспитанниками, изучающими русский язык. Некоторые приехали в провинцию из Токио специально за русской словесностью. «Гоняем» студентов-русофилов по очередной теме. Кажется, что русский язык на Хоккайдо – второй официальный. Университетский учебник «Теремок» издан по заказу Минобразования. В нашей молодежной команде – доцент кафедры «Русская филология» ТОГУ Елена Крапивник. Она с одинаковым энтузиазмом беседует с профессором о профессиональном и дает студентам мастер-класс по росия-но фокудансу «Каравай» и «Ручеек». Студенты с японской стойкостью выдержали все испытания дружбой. Первые обмены адресами, рабочие контакты и первые японские «френды» в фейсбуке…

Японский маршрут2

24 мая. Округ Токати

12.00. Токати Миллениум Форест

Океан зелени и моря пшеничных полей. Под их волнами – история борьбы человека с человеком и человека с природой. Сегодня здесь абсолютная красота и гармония. 400 гектаров равнины у подножья хребта Хидака отдано проекту «Тысячелетний лес Токати». Это неописуемо. Это можно видеть, осязать, обонять, пробовать на вкус (что мы и делали), но это неописуемо. Что скажет фраза «связь с природой через лес, сады, фермы и искусство», если ты не стоял босиком на шелковой траве и ветер не уносил твою душу к горным вершинам на горизонте? Я видел, как совсем не склонные к созерцанию члены нашей группы замедитировали. И козье мороженое таяло в их руках.

Здесь отметились семь японских и зарубежных художников. Бессмертная Йоко Оно собственноручно исписала стены в заброшенном домике первопроходцев. Я не читал. Видел другой арт-объект: золотые кости лошадей Инго Гюнтера в старой силосной башне.

Мне милее живые кони. Табун носится по медовым лугам. Мы уезжали отсюда чистыми. Кажется, молча.

15.00. Мэмуро, ферма Бито

Бито Коити преисполнен достоинства и крутизны. Он говорит, глядя на горные цепи на горизонте, и щурится, как Иствуд. Возможно, он один из самых крутых мужиков городка Мэмуро. Его дед приехал на Хоккайдо «поднимать целину» в самом начале прошлого столетия. Сегодня внук владеет ста гектарами пашни, на которых выращивает пшеницу, картошку и бобы. У Бито своя лаборатория. Напичканное электроникой полевое железо: лазеры, системы навигации («мне за пятьдесят – глаза устают, в сумерках часто перехожу на автопилот»). Хранилище, которое не требует спецоборудования и электроэнергии: нужную влажность и температуру обеспечивают полмиллиона тонн прошлогоднего снега. Здесь зимой набирается особой сладости картофель четырех сортов. «Зимнюю картошку» Бито сбывает в столицу: от его хоккайдоской латифундии до кухонь токийских ресторанов – два дня пути на колесах. На ферме они работают вдвоем: Коити и жена. Бито пашут, пашут и пашут – поколение за поколением. Они избавлены от заботы и внимания государства – и счастливы. Зажужжал сотовый: «Сын звонит, извините…». Бито Четвертый скоро окончит университет и вернется в провинциальную глухомань – на свою землю. Я завидую им.

17.00. Обихиро, застолье

Встречи с официальными лицами города носили сугубо неофициальный характер. Лица в тусовке были разнообразны: глава филиала Банка Хоккайдо, депутат местного парламента, адвокат, дантист, владельцы строительных фирм… Продолжили знакомство в ресторане. Все блюда шеф-повар готовил из сырых ингредиентов на глазах посетителей. Преобладали морепродукты. Уточнялись японо-русские ихтиологические словари. Общий разговор распался на диалоги. Знание языка потеряло смысл: все понимали друг друга. Кто-то из японцев кричал на русском, поднимая бокал с пивом: «За любовь!». Пора в отель…

Практически все сутки нас сопровождали несколько членов Молодежной палаты Обихиро. The coolest guys in Hokkaido*. Наши девушки со мной согласятся.

Японский маршрут3

25 мая. Саппоро и Исикари 

12.10. Генконсульство России в Саппоро

Группа выглядела непрезентабельно: сутки по горам, лугам, фермам и ресторанам Токати, затем поезд, автобус и минуя отель – на прием к Генконсулу. Нам было немного стыдно перед родиной. Безупречный Андрей Аркадьевич Фабричников тактично не заметил нашего «туристского» вида. Принес «Хоккайдо симбун»: «О вас уже пишет региональная пресса»… Мы говорили об интересном и важном. О визах и возможностях открытия бизнеса в Японии. О том, как силен «русский дух» на Хоккайдо, хотя наших резидентов здесь мало. О том, что в самой большой префектуре страны нет ни одной американской военной базы и законодательно запрещено использование пестицидов и ГМО. О том, каково это – 30 лет представлять страну, не меняясь в лице в постоянно меняющейся обстановке. Переводчик Асано посматривал на часы круглым глазом. Фабричников попрощался с каждым: идеальное рукопожатие. Лязгнули ворота. Мы снова были в Японии.

 

15.30. Исикари

Выгрузились из автобуса на окраине портового городка Исикари. Улицы были пусты. Абсолютно. За дюнами невидимое море дышало йодом. Лопухи шевелили ушами. Хрипло хохотали вороны на столбах. Это был сахалинский город моего детства. Точнее, его альтернативная «хоккайдоская» версия: ровный асфальт, неестественная чистота и безмятежность…

Долговязый Такаги, местный чиновник, уже махал нам, приглашал в «Киндайтэй» – полуресторан, полумузей. Заведение по меркам провинции недешевое, так как к основному меню прилагается 130-летняя история ресторана. Половицы поют и гнутся. Чьи-то клыки в токонома. «Сохраним вкус эпохи Мэйдзи»… Как и везде в округе, главное блюдо здесь – исикари-набэ, знаменитый «исикарский котел» с лососем. Ресторан стоит на узкой полоске земли. Справа – река Исикари, слева – Японское море. Я подошел к нашему ангелу-переводчику Асано: «Ребята просятся на берег…». Через коридоры в защитных дамбах вышли на пляж Асобити. Игрушечная техника сгребала черный песок: 18 июня начнется фестиваль песчаных скульптур. «Фишка» этого сезона – натуральные отпечатки лап Годзиллы. Наследят к премьере очередной экранизации. Молодежь, задрав штаны, полезла в волны. Потом сыпала песок по всему автобусному салону. Водитель кланялся и сиял. Заехали в «Salmon Factory» обменять иены на дары моря. Некоторые покупки годятся на сувениры: можно выдавать за гигантские части Ктулху. Семидесятилетний мэр Таока соблазнял нас рассказом о совершенно невероятной вяленой горбуше: древние айнские технологии, всего двести рыбин в год по 15 000 иен за хвост. «Приезжайте, мы русских уважаем. Вот жена ванинского мэра-побратима у нас часто бывает, дружим портами»… Архитектура пронеслась за окном автобуса. Жаль. И с местными так и не посидели, с приморскими трудягами-невидимками. Придется сюда возвращаться.

26 мая. Саппоро

08.00. Отель «Monterey Sapporo»

Нехотя грузимся в автобус. У многих в группе это первый роман с Японией. Они только что признались в любви к Хоккайдо, и вот – нужно лететь на «большую землю», на Хонсю. Я знаю, что уже через несколько часов они изменят северной провинции: под крылом самолета, как Страна Оз в окружении гор, появится в дымке префектура Ямагата.

Алексей Колесников,

лидер группы

Японский маршрут4

ХОНСЮ

26 мая. Ямагата и Дзао-онсэн

11.05. Телевизионный эскорт

Аэропорт «Сэндай» в префектуре Мияги. Через час мы уже в сердце соседней префектуры – в городе Ямагата. На выходе из автобуса нас встречает съемочная группа крупнейшего японского телеканала NHK. Вместе идем в чайный домик учиться проводить чайную церемонию – мы с чемоданами, съемочная группа – с камерами.

13.00. В чайном домике

Чайная церемония – важный для японцев ритуал, сохранивший черты медитативной практики буддийских монахов. Основные правила японской чайной церемонии: гармония, взаимоуважение, безмятежность. Убранство чайного домика, садик вокруг него, чайная утварь, традиционные сладости – все это призвано услаждать взор гостей, все это гармонично и изыскано, но скромно и без неуместной роскоши. Вход в чайный домик, устроенный в виде небольшого квадратного отверстия высотой около 80-90 см, заставляет каждого входящего согнуться в невольном поклоне, уравняться со всеми гостями, преодолеть чувство превосходства над другими. Ненадолго отрешившись от суеты и повседневных забот, насладившись насыщенным вкусом порошкового зеленого чая маття, оттененным вяжущей сладостью традиционных десертов, обсудив изысканную роспись чайных чашечек, блюдец, подносов и рассмотрев символичное убранство чайного домика, гость уходит. И уносит с собой ощущение внутренней гармонии, спокойствия и безмятежности.

14.30. Университет Тохоку

Следуя принципу гармоничного единения контрастов, принимающая сторона назначила нам в качестве следующего пункта программы посещение Tohoku University of Art And Design. После умиротворяющей чайной церемонии нас закрутил водоворот современного искусства: поп-арт, абстрактный экспрессионизм, фотореализм… Но Япония всегда остается верной себе: в Университете Тохоку обучают традиционным техникам восстановления старинных произведений искусств, свитков и древних книг. Мы с удовольствием приняли участие в мастер-классе по работе с шелковыми свитками эмакимоно и своими руками склеили кусочки такого свитка.

17.00. Вид с горы Дзао

Панорама города, открывшаяся с горы Дзао, полностью оправдала название города: «Ямагата» – буквально «форма горы». Захватывающие горные виды, свежий разреженный воздух, горячие термальные источники, горнолыжные скоростные спуски делают Дзао Онсэн популярнейшим местом внутреннего и международного туризма.

18.00. Гостиница «Ки-но сато»

Ночуем в традиционной японской гостинице-рёкане «Ки-но сато» с онсэном. Холл и номера гостиницы оформлены в традиционном стиле, украшены икебана, картинами и фигурками. В стандартный комплект постельного белья, предоставляемый постояльцам в рёкане, входят юката (халат, который носят как мужчины, так и женщины) и гэта (деревянные сандалии в форме скамеечки, обуваемые на босую ногу). В рёканах сохранилась японская традиция совместного сна на полу, на татами. Еда в рёканах предлагается также традиционная – суп мисо, морепродукты, много зелени и овощей, традиционные десерты из бобов, местное вино и фрукты. Главная достопримечательность рёкана – японская баня офуро, посещение которой регламентируется особым ритуалом. Сильный запах сероводорода в онсэне свидетельствует о природном происхождении термального источника и его целебности. Посещение рёкана довольно дорогое удовольствие (номер в нашем отеле стоит около 400 долларов), но оно того стоит: волшебный день в японском стиле, с купанием в офуро, с традиционным японским ужином и завтраком гарантирует максимально полное погружение в аутентичную японскую атмосферу и культуру.

Японский маршрут5

27 мая. Ямагата

10.00. Плантация на гидропонике

Посещаем небольшую местную компанию, специализирующуюся на выращивании салата без использования почвы. Пятью ярусами расположились полки, на которые поступают жидкие минеральные удобрения. Чистейшие листья салата, выросшего на гидропонике за 30 дней, отправляются не только в местные гостиницы и рестораны, но даже в Токио. Большая часть сотрудников компании – люди с синдромом Дауна и аутизмом. Они гостеприимно угостили нас свежим салатом и добродушно проводили, помахав на прощанье непривычно шумным российским гостям.

11.30. Визит к мэру

Визит вежливости к мэру города Ямагата, который, кстати, изучал когда-то русский язык. Вызывает глубочайшую симпатию искренняя доброжелательность высокопоставленных лиц, оказавших нам честь этим приемом.

13.30. Лестница в Небо

Один из важнейших пунктов нашего путешествия – буддийский храм Риссякудзи, о котором сложены известные строки Мацуо Басё: «Тишина кругом. Проникает в сердце скал Легкий звон цикад». Перед нами открывается впечатляющая картина: полторы тысячи ступеней «лестницы в Небо», каждый шаг по которым приближает человека к Богу, очищает душу, осветляет разум, дарит умиротворение и душевный покой.

16.30. Университет Ямагата

Важнейшая цель программы и нашего путешествия – обмен мыслями, идеями, стремлениями и чувствами с молодежью Японии. И мы опять в университете. На этот раз – Университет Ямагата. Японские студенты рассказали о проекте «Red Bull Can You Make It», участники которого за одну неделю должны пересечь Европу, используя для оплаты услуг и транспортных расходов только… банки напитка Red Bull, собственное обаяние и стратегическое мышление. Личный пример японских студентов оказался вдохновляющим: замелькали визитки, в телефоны добавились новые японские контакты, а на странички Facebook полетели приглашения в друзья.

18.00. Ужин с девушками-майко

Ужин в компании майко (учениц гейш) прошел весело и шумно. Наблюдая за танцами девушек-майко и их беседой с нашими японскими друзьями, мы обсуждали между собой причины искаженного восприятия образа гейши европейским и американским сознанием. Размышляли, в чем же секрет притягательности гейши? Восхищались: идеальная внешность, изящество движений, живость беседы! Кажется, вновь Япония явила гармонию в единстве контрастов, сотворив гейшу с ее скромным кокетством и соблазнительной невинностью.

Японский маршрут6 28 мая. Все та же Ямагата

9.30. Воплощение самурайской мечты

День, который, без преувеличения, ждали мы все! Облачившись в заранее подготовленные и подписанные нашими именами иайдоги и хакамы, подпоясавшись оби, взяв в руки мечи-катаны, мы жадно всматривались в движения наших сенсеев, нетерпеливо притоптывая им в такт. И торопились начать обещанный урок в школе иайдо** и боялись, что времени в нашем насыщенном графике просто не хватит на воплощение нашей самурайской мечты. Хватило! Спустя час у нас подрагивали ноги – уже не от нетерпения, а от непривычной физической нагрузки. Зато в памяти телефонов отныне бережно хранятся заветные видео с нашим исполнением изученных базовых ката, а в нашей памяти и на фотографиях запечатлены «Дневники русских самураев». В иайдо каждое действие несет глубокий смысл, поэтому на занятиях тренируются не только физическая мощь и мастерство владения мечом, но и интеллектуальные способности, а также сила характера и воли. Долгие годы ученики тренируют различные техники, имитирующие молниеносное нанесение удара воображаемому агрессору, стряхивание крови противника с меча и изящное возвращение меча в ножны. Цель иайдо – достижение гармонии и полного контроля над собой. Безусловно, это долгий, сложный путь, а потому мастерами иайдо становятся лишь к 60–70 годам. Сенсею, обучавшему нас иайдо в городе Мураяма, исполняется 90 лет!

13.15. Жизнерадостная японская старость

В музее Могамигава в Мураяме экскурсию по выставке картин художника Масимо Кэйдзи проводит его 75-летняя жена. Оптимистичная, бодрая, ухоженная леди представляется примером японской традиции счастливой старости. Японские пенсионеры – активные, жизнерадостные потребители и производители, занимающиеся частным бизнесом или увлеченные хобби, активно путешествующие, открывшие для себя старость как счастливое время полнейшей свободы, всеобщего уважения и отсутствия обязанностей.

 14.15. Десерты из роз

Очередное открытие мы сделали в Парке роз Мараямы – десерты из роз! Мороженое, сорбет, газировка – розовый рай! Ну, и, конечно, сами розовые кусты – яркие краски и роскошь ароматов равнодушными вряд ли кого-то оставят. Но, оказалось, это было только начало!

Японский маршрут7

15.00. Лучшее японское сакэ

Мы не могли не посетить фабрику господина Вада (Wada) по производству одного из лучших сакэ в Японии с 200-летней историей. Нужно отметить, что гурманы проснулись в нас уже в первые дни пребывания в префектуре Ямагата. На всю Японию знаменита ямагатская гречневая лапша соба, а по количеству ресторанов, в которых гостям предлагают вкуснейший рамен, Ямагата занимает первое место: здесь на 10000 человек приходится более 70 таких заведений. Но в последний день Ямагата нас удивила. Сразу после розового мороженого нас угостили сакэ-мороженым. Как оказалось, и это было еще не все!

16.40. Сбор вишни

Вишня! Черешня! Спелые яркие ягоды, залитые солнцем! Невозможно устоять! Сладким сочным аккордом заканчивается этот день – нас привезли на сбор вишни в местных теплицах. Увозим в Токио массу впечатлений, воспоминаний и крупные красные ягоды – прощальный привет префектуры Ямагата.

Елена Крапивник,

участница проекта.

Фото Леонида Верховцева

***

Участники программы «Расскажи друзьям о Японии» выражают глубокую признательность Генеральному консульству Японии в Хабаровске и Японо-российскому центру молодежных обменов, а также искренне благодарят Генерального консула Японии в Хабаровске господина Ямамото за предоставленную возможность посетить Японию и познакомиться с достопримечательностями и людьми префектур Хоккайдо и Ямагата.

Фотографии