Журнал № 4 - 2015(25), рубрика: "Иные города и страны"

Эс-Сувейра, город рыбаков, пиратов и гнауа

Из всех городов и прочих достопримечательных мест, в которых мне посчастливилось побывать во время сентябрьского путешествия в Марокко, особые впечатления, врезавшиеся в память, прежде всего синим и белым цветами, оставил небольшой городок Эс-Сувейра на берегу Атлантического океана.

Эс-Сувейра

Именно здесь, как выяснил я гораздо позже, были сняты два фильма, ставшие знаковыми в европейском кинематографе, как для 50-х годов XX века, так и для нулевых века XXI. Это – «Отелло» Орсона Уэллса (Гран-при Каннского фестиваля, 1952 г.) и «Царство Небесное» Ридли Скотта (2004 г.).

Кстати, при съемках второго из названных фильма и самой Эс-Сувейре пришлось... играть роль – града обетованного, Иерусалима эпохи Крестовых походов. Наверное, именно потому, что Эс-Сувейра при всем своем ярком, специфически-марокканском стиле во всем несет на себе также и след европейской исторической харизмы. Ведь в XVI веке ее строили португальцы для себя, а в XVIII веке – уже для марокканского султана ее перестраивали французский архитектор Теодор Корню, его коллеги по профессии из других стран Европы и несколько сотен пленных европейцев...

Но обо всем по порядку.

В Эс-Сувейру мы приехали из Марракеша, одной из средневековых столиц Марокко, ныне города-миллионника, запруженного разноязычными толпами европейских туристов и выделяющегося различными оттенками красного цвета в окраске своих зданий и целых кварталов. Такая исключительная «красность» – не просто традиционная (и законодательно установленная) архитектурно-градостроительная «изюминка» Марракеша.

Это вообще фирменный цвет страны на крайнем северо-западе Африки, он отражен на ее флаге и преобладает в цвете пейзажей – от гор Атласа (судя по всему, в своем геологическом составе богатых окислами железа) и значительной части песчано-каменистых пустынь до скал на побережье Атлантики. Без темной красности не обошлось и в облике Эс-Сувейры, прежде всего ее мрачноватых крепостных стен и утесов, избиваемых накатами волн. Но все-таки особая, «фестивальная» аура 70-тысячного по населению городка была перенасыщена тонами упомянутых колеров: синего – море, окраска рыбацких баркасов, небо над городом и портом, а также белого – лепящиеся над тесными улочками 2-3-этажные дома и мелькающие повсюду галабеи (национальное одеяние марокканцев и в целом жителей Северной Африки; длинные, до пят мужские рубахи. – Прим. автора.) их обитателей.

Эс-Сувейра1

Что же касается не цвета, а звуков, то первым, что мы, туристы, услышали, выйдя из автобуса на набережной Эс-Сувейры, был несмолкаемый клекот и гомон чаек. Лишь малая часть этих птиц спокойно-деловито расхаживала по песчаному пляжу лагуны, образованной изогнутым полукружьем берега и прикрывающим ее с океана островом Могадор. Огромное же большинство чаек серо-белыми живыми облаками неистово кружило над портом, то и дело поодиночке и группами пикируя сверху и почти сталкиваясь на лету с собратьями. Ведь порт был не привычным нам транспортно-грузовым, а прибежищем недавно вернувшихся с уловом рыбацких суденышек: кто-то еще выгружал добычу, а кто-то распутывал сети, где в ячейках порой трепыхались зацепившиеся там серебристые рыбешки. Вот эти обильные дары морских глубин, хотя бы в малой их части, и оспаривали у рыбаков крылатые гурманы. И, судя по всему, с успехом: столь крупных, откормленных чаек мне еще нигде, даже в зоопарках, видеть не доводилось.

Эс-Сувейра2

Порт Эс-Сувейры, в силу маленькой площади и сугубо рыболовной специализации, разительно отличается от своего куда как более мощного «собрата» в Агадире, специализирующегося не столько на добыче и транспортировке морепродуктов, сколько на международных контейнерных перевозках. Но именно поэтому уютная и живописная эс-сувейрская гавань обладает особым колоритом. Во многие туристические проспекты попали фотографии ее синих лодок, но совсем иное дело – видеть их на расстоянии вытянутой руки, имея возможность прикоснуться к их эвкалиптовым туловищам. А значит, хоть немного почувствовать или представить, как хозяева этих небольших, трех-пятиметровых суденышек каждодневно выходят в океан, добывая себе на пропитание и продажу живое, трепещущее в сетях серебро глубин. Наряду с лодками, хоть и в гораздо меньшем количестве, тут располагаются и рыболовные суда более солидных размеров и современного вида, оснащенные всевозможной механикой. Впрочем, как выяснилось, их корпуса также изготавливают из древесины эвкалипта, очень долговечной, прочной и стойкой к воздействию всевозможных биоорганизмов-древоточцев.

Эс-Сувейра3

Прямо в порту располагается пара ресторанчиков, завлекающих туристов обилием рыбных блюд, поблизости размещается и рынок морепродуктов, куда рыбаки продают свежий улов. Одну из витрин, демонстрирующую достижения местного рыболовного хозяйства, я постарался сфотографировать во всей ее красе и изобилии. Бьюсь об заклад, что не каждый дипломированный ихтиолог навскидку перечислит названия всех рыб и морской фауны, представленной уличным торговцем...

Эс-Сувейра4

Порт Эс-Сувейры примыкает к фортам и крепостным стенам, впервые выстроенным на этом месте в начале XVI века португальскими мореплавателями-конкистадорами. Вообще-то к захвату африканских берегов, входящих в состав современного Марокко, Португалия, соседка и конкурент Испании на Пиренейском полуострове, приступила еще в XV веке, до начала поиска путей в Индию и путешествий в Америку. Португальцы, начав захват прибрежной африканской полосы с Сеуты в Гибралтарском проливе (1415 г.), методично продвигались на юг вдоль побережья Атлантики, создавая сеть укрепленных портов и торговых факторий при них, беря под контроль транссахарскую торговлю золотом, слоновой костью, черными рабами и прочими африканскими товарами. В 1506 году, облюбовав стратегически важный и уютный участок побережья (гавань, несколько островов поблизости, впадающая в океан речушка и обильная по марокканским меркам растительность), они заложили тут форт Каштелу Реал (то есть Королевский замок) де Могадор. Правда, через два десятилетия марокканцы отбили его у незваных пришельцев...

Эс-Сувейра5

Пройдя через ворота при портовых укреплениях, Порт де ла Марин, построенные спустя два века после изгнания португальцев, мы выходим на площадь, с которой открывается впечатляющий вид на небольшой форт прямо на берегу, а главное, на скрывающуюся за другими, более мощными крепостными стенами старинную часть города – Медину. Такие районы есть во всех марокканских городах, основанных в средние века. Но Медина Эс-Сувейры (а она в числе еще восьми марокканских достопримечательностей внесена в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО) не просто колоритный городской район с весьма хаотичной застройкой, с узкими улочками-коридорчиками, разветвляющимися, пересекающими друг друга, меняющими первоначальное направление, ныряющими под дома. Кстати, дома тут уникальны по архитектурному облику и планировке, среди сотен зданий не найдешь и двух одинаковых.

Эс-Сувейра6

Медина – это и особый стиль жизни, который сохранялся на протяжении многих веков. Люди здесь и живут, причем по-восточному неторопливо, и занимаются ремеслом, и продают его результаты. Разумеется, сегодня в этот архаичный мир вторгаются со своим любопытством и страстью к приобретению сувенирных раритетов орды европейских, американских, даже японских и китайских туристов. Для них (да и для нас, россиян) путешествие по Медине и ее так называемому Еврейскому кварталу – это как бы погружение в атмосферу и исторического фильма, и одновременно нескончаемого праздника. Это и блуждание по экзотическому городу-базару с непременными лавочками, предлагающими продукцию всевозможных ремесел и искусств, коими богат и славен град Эс-Сувейра. А здесь есть все: простенькие сувениры и дорогие ювелирные украшения, изогнутые кинжалы и яркие ткани, африканские маски и живописные полотна, разукрашенная различным орнаментом посуда и косметика на основе арганового масла.

Эс-Сувейра7

Пройдя этот густо застроенный, но, в общем, не очень протяженный лабиринт (размеры Медины примерно 700 на 600 метров), в полукилометре от городских ворот мы выходим на круглый северный бастион и примыкающую к нему крепостную стену. У их подножья гремит и бурлит океанский прибой. Волны внизу разбиваются о скалы и огромные валуны, в совокупности своей напоминающие стадо лежащих на берегу и на мелководье гигантских черепах, осыпают брызгами их каменные «панцири», хаотично закручиваются в водовороты, а потом пенящимися потоками стекают обратно в океан.

Эс-Сувейра8

О том, что крепости Эс-Сувейры приходилось выдерживать осады и штурмы как с суши, так и с моря, напоминают выстроившиеся напротив амбразур старинные пушки. На них не прочь сфотографироваться, да и просто посидеть туристы. Причем как европейские, так и местные, приезжающие сюда целыми семьями, чтобы приобщиться к истории своей страны. Благодаря этому мне даже удалось сделать оригинальный фотоснимок: запечатлеть женщину-марокканку в традиционном одеянии, усевшуюся верхом на пушку и устремившую взгляд в океанские просторы. По этому поводу в памяти вдруг всплыли слова шуточной песни в исполнении незабвенной Людмилы Гурченко: «Провожала на разбой бабушка пирата...».

Эс-Сувейра9

Кстати, о пиратах. Все марокканские порты (не исключая Эс-Сувейру), после того как их отбивали у португальцев или испанцев, превращались в самые настоящие корсарские гнезда. Берберские пираты из Северной Африки, в том числе и Марокко, отличались особой удалью и держали в страхе европейских соседей. Они не только грабили на морских путях Атлантики и Западного Средиземноморья, но и организовывали дерзкие рейды на побережье Испании, Португалии, Италии, Франции и даже далеких от марокканских берегов Англии, Ирландии, Голландии и Скандинавских стран вплоть до просвещенного XIX (!) века. По приблизительным подсчетам историков, за время с XVI по XIX век североафриканские пираты захватили и продали на своих невольничьих рынках более миллиона европейцев.

Кстати, именно руками европейских пленных в 60-е годы XVIII века под руководством и по проектам архитектора-француза Теодора Корню, а также градостроителей из Англии и Генуи были не просто реконструированы остатки португальских укреплений, но и отстроен в своем нынешнем облике город Эс-Сувейра...

Эс-Сувейра10

После посещения Медины и перед тем, как «дать волю» на полтора часа, что оставались до обеда, заказанного на нашу туристическую группу, экскурсовод в качестве элемента обязательной экскурсионной программы повел нас в еще один очаг культуры. Казалось бы, обычный договорной визит в ювелирную лавку, дабы растрясти кошельки российских туристов, особенно женщин, охочих до ярких безделушек, тем паче заморских. («Договорной», поскольку экскурсоводы в подобных случаях, как правило, получают свой процент от прибыли заведения). Однако даже для меня, равнодушного к такого рода украшениям, поход к местным ювелирам оказался интересен.

Во-первых, с исторической точки зрения. Ведь мастерская была основана еще в XIX веке ювелирами-евреями (обитателями того самого Еврейского квартала в Медине), работавшими в основном по серебру. О судьбах многих из них рассказывают старинные патенты, вывешенные на стенде у входа в магазин. Разумеется, после отъезда большинства еврейских ювелиров на протяжении ХХ века вначале в принадлежавшую англичанам Палестину, а потом в Государство Израиль, здесь работают уже местные мастера. Во-вторых, в интерьере торгового зала, наряду с огромным количеством перстней, сережек, колье и прочих дамских радостей, присутствовали и интереснейшие художественные произведения – картины и фотоработы, запечатлевшие местных женщин и мужчин в традиционных одеяниях и, конечно же, с изделиями мастеров (с украшениями – у первых и оружием – у вторых). Кроме того, в-третьих, удивила доступность товара – все, что в огромном количестве было разложено на витринах и развешано на стендах, можно было потрогать и примерить. Естественно, контроль имелся  – в виде висящих под потолком современных камер видеонаблюдения. Но насколько они эффективны при таких туристических столпотворениях? Или, как ни парадоксально, расчет сделан на человеческую честность?

Эс-Сувейра11

После посещения ювелирной лавки российские туристы рассеялись по прилежащим к Медине улицам, площадям и магазинам. Меня же вновь потянуло на набережную с ее наглыми, ухоженными чайками и ни с чем не сравнимыми пейзажами: старинный город за крепостной стеной в обрамлении волн океана...

От нескольких часов турпоездки в Эс-Сувейру, конечно же, может остаться лишь калейдоскоп пестрых и, увы, поверхностных впечатлений, обрывки исторических фактов и имен. Хорошо еще, что нам повезло с экскурсоводом: марокканец Мухаммед не только почти в совершенстве знает русский язык (он профессиональный переводчик, учился в Москве) и хорошо ориентируется в прошлом и настоящем своей страны. В ходе нашей прогулки по городу он делал акцент на главном. Так что потом с помощью Интернета можно было уточнить факты, фамилии, даты, найти немало познавательной информации.

Например, об истории оборонительных сооружений. Так, близкий к первоначальному вид крепости Кастелло Реаль де Могадор в 1641 году запечатлел художник Адриан Матхэм, который посетил Марокко в составе голландского посольства.

А чуть раньше, в том самом году, когда, если верить Александру Дюма, д’Артаньян после взятия Ла-Рошели примерил мундир лейтенанта королевских мушкетеров (1629 год), к берегам Марокко по приказу кардинала Ришелье была направлена французская военная эскадра в составе семи кораблей. Командовавший ею адмирал Исак де Рацилли атаковал остров Могадор и побережье, где базировались пираты. Однако та экспедиция окончилась лишь частичным успехом: территорию французы надолго не захватили, но добились дипломатических успехов в виде льготных торговых тарифов, размещения своего консульства и признания свободы вероисповедания для французских подданных.

Впрочем, об истории этого уголка на марокканском побережье можно рассказывать очень долго, начав с событий более чем двух с половиной тысячелетней давности. Уже тогда здесь бросал якорь выдающийся карфагенский мореплаватель Ганнон, предпринявший с эскадрой из 60 кораблей первое плавание из Средиземного моря вдоль западных берегов Африки.

Эс-Сувейра12

Что же касается современности, то, как выяснилось, Эс-Сувейра, во-первых, благодаря высоким океанским приливам, мощным ветрам и волнам считается раем для серфингистов. Во-вторых, в 60-70-е годы ХХ века она превратилась в место паломничества для европейских и американских хиппи, в том числе и потому, что здесь надолго поселился их кумир, рок-музыкант Джимми Хенндрикс. Ну а, в-третьих, уже почти два десятилетия здесь ежегодно проводятся музыкальные фестивали гнауа. Что это такое? Это выросшая из языческих культов берберов и черных африканцев музыкальная культура, что-то вроде местной разновидности джаза. Это шоу, включающее в себя в единстве музыку, пение и танцы в сопровождении специфических берберских и афро-негритянских музыкальных инструментов. Очень колоритное и увлекательное зрелище! Правда, увидеть и услышать его мне довелось не в Эс-Сувейре, а в Агадире.

Но это, как принято говорить, уже немного иная история...

Александр Пасмурцев.

Фото автора

http://aleksandrpasmurcev.wix.com/world-info

Фотографии