Журнал № 3 - 2014(20), рубрика: "Иные города и страны" рубрика: "Наш сосед – Китай"

HOMO COMMUNICANS на юге Китая. Сямэньские каникулы преподавателей китайского языка

10 - 23 августа 2014 года в Сямэньском университете (провинция Фуцзянь, юго-восток КНР) проходили курсы повышения квалификации преподавателей китайского языка как иностранного. Они были организованы головным офисом института Конфуция на базе Сямэньского университета.
В предлагаемой китайской стороной программе довелось принять участие представителю ТОГУ – доценту Татьяне Лобановой. Впечатлениями о своей поездке она поделилась на страницах журнала «Мой университет».

«Высшая цель путешествия не в том,
чтобы увидеть чужую страну,
а в том, чтобы увидеть свою страну как чужую».

Гилберт Честертон

 на юге Китая

Пройти стажировку получилось благодаря поддержке института Конфуция в г. Комсомольск-на-Амуре и Генерального Консульства КНР в Хабаровске, а также собственному опыту работы с китайскими Интернет-ресурсами. В этом году несколько изменилась процедура оформления и подачи документов, и связано это с десятилетним юбилеем сети институтов Конфуция в мире. «Конфуцианской» образовательной империей управляет штаб-квартира институтов Конфуция в Пекине. В 2014 году сменился директор и был произведен ребрендинг сайта. Институты Конфуция (ИК) – часть дипломатии «мягкой силы» Китая или элемент дипломатии общественной, направленной на улучшение имиджа КНР. Сегодня в глобализированном мире люди выбирают продукцию той или иной страны не только из-за ее низкой цены, но потому, что считают престижным или важным покупать товар именно у этого государства. Китай улучшает свой имидж на международной арене, укрепляет свою «мягкую силу», демонстрируя, что государство в полной мере отвечает за свои решения как перед своим обществом, так и перед международным сообществом.

 Сегодня китайскому обществу, почти достигшему уровня «средней зажиточности», не хочется больше войн, социальных революций и переворотов. Обращение к личности Конфуция как никогда актуально для китайцев сегодня, т.к. философ жил и творил в эпоху кровавых междоусобиц и поэтому особый упор делал на достижение мира и гармонии.

В моем понимании ИК в большей степени ориентирован на преподавание китайского языка и популяризацию национальной культуры.

Вспоминая прошлогоднюю пекинскую стажировку, захотелось еще раз окунуться в атмосферу неповторимой и ни с чем несравнимой межкультурной коммуникации, которая царит в престижных китайских университетах, организующих международные группы повышения квалификации. В этом году, просматривая программы, остановила свой выбор на городе Сямэнь. Много слышала о том, что это родина эмигрантов-хуацяо, проживающих за границей, об «острове фортепиано» Гуланъюй, в прошлом в аэропортах Харбина и Даляня видела европейцев и американцев, регистрирующихся на рейсы до Сямэня. Однако в июле, перед поездкой, в период разгоревшейся войны санкций несколько испугалась: как я, гражданка России, буду чувствовать себя в такой группе, в городе, куда российские туристы просто не доезжают, да еще и в ситуации, когда политики сплошь и рядом заняты вопросами изоляции и наказанием России. Оказалось, не так страшен черт, как его малюют.

 на юге Китая1

Буддийский храм Наньпуто в Сямэне


Китай, как известно, предельно прагматичен в своей внешней политике и выстраивает отношения со ВСЕМИ странами, которые заинтересованы во взаимовыгодном товарообмене, вне зависимости от их политического курса. К тому же институты Конфуция, южная база одного из которых расположена в Сямэньском университете, позиционируют себя как институты общественной дипломатии. И нет ничего удивительного в том, что представители США, Новой Зеландии, Японии, Южной Кореи, Нигерии, Италии и России, а также хуацяо мирно сосуществовали и даже сотрудничали друг с другом. Хотя, честно говоря, я почувствовала некоторое напряжение организаторов по поводу расселения участников программы и рассадки за столом. Конечно, китайская сторона переживала довольно сильно, объединив такую «пеструю группу» в условиях геополитических событий 2014 года. Это означает, что Китай сделал ставку на сохранение позитивных и благоприятных международных отношений, прежде всего со странами, которые способны оказать влияние на его внутреннюю стабильность и национальное развитие.

Надо же, из 27 человек за три недели работы никто не заболел, не отравился и не потерялся! Группа оказалась сильной. Всем помогло желание приобрести новый опыт, друзей и коллег и, конечно, любовь к профессии.

Судя по всему, языково-культурная экспансия КНР в ближайшие годы будет только усиливаться: Китай активно использует систему международных научных и культурных контактов для развития своей науки, образования, для эффективного позиционирования себя как великой державы.

Сямэньский университет – местная достопримечательность и культурное наследие?

Сямэнь – один из немногих городов Китая, построенных на островах. Из достопримечательностей этого города выделяют: храм Наньпуто, Сямэньский университет, парк Аоюань, набережную Хуандао лу, пушечный форт Хулишань. И, конечно же, незабываемый остров Гуланъюй.

Храм Наньпуто, известная буддийская святыня в Китае, имеет самую длинную и удивительную историю. Несмотря на то, что конфуцианство и даосизм всегда имели в Китае несколько больший авторитет, чем буддизм, последний оставался распространенной, привлекательной и доступной для широких слоев населения религией. Этому немало способствовало и то обстоятельство, что буддисты с особой тщательностью и изобретательностью оформляли проведение религиозных праздников. Вход в храм – свободный, и здесь всегда много как верующих, так и туристов. Недалеко от храма – входные ворота основного кампуса Сямэньского университета. Между кампусами курсируют автобусы. Бывший военный форт Хулишань находится рядом с пляжем. Здесь представлены самые большие в Азии древние пушки. В форте, который построили в самом конце XIX века, на закате династии Цин, сегодня можно увидеть десятки самых разных пушек. Самая впечатляющая пушка – немецкая, фирмы Круппа, длиной больше 13 метров. В 1894 году китайцы заказали в Германии две такие пушки, заплатив за них 1,3 тонны серебра. Пушки выстрелили всего дважды, но вторым выстрелом даже потопили японский корабль. Когда японцы захватили Китай, одна из пушек была немедленно демонтирована. Вторая сейчас находится в форте.

 на юге Китая6

Архитектура колониальной эпохи


Сямэньский университет в туристических буклетах и на картах обозначается как достопримечательность. Первое, что поразило при въезде в его кампус – архитектура, ландшафтный дизайн и красота. Я в Пекине и Гонконге не видела таких красивых университетов! Стало понятно, почему Чэнь Цзягэн – местный национальный герой, в честь которого открыт музей в парке Аоюань. Достопримечательностью университета является и его живописный кампус, расположенный на склоне поросших растительностью гор на берегу Тайваньского пролива, с оригинальной архитектурой, сочетающей исторические и современные элементы, окруженный парками. Архитектурный стиль строений университета получил название в честь его основателя Чэнь Цзягэна – «цзягэн».

Помимо главного кампуса Сымин в состав университета входят кампусы в городском районе Цзимэй и в городе Чжанчжоу. Кампусы – огромные, просторные, прохладные. Взгляд российского преподавателя поражает отсутствие административных офисов, этажей и снующих туда-сюда с бумагами менеджеров в учебных корпусах: все для обучающихся! Я еще в Пекине на это обратила внимание: они либо прячутся, либо их нет! Наша группа проживала и проходила обучение в кампусе Сянань, который находится вне черты города, к нему ведет подземный туннель под морем. Китайцы очень гордятся этим подводным туннелем: в деле строительства такого рода туннелей они, конечно, мастера! Вспомнился канал и метро под бухтой Виктория в Гонконге и подводный туннель в Шанхае. Да что там Шанхай, Гонконг и Сямэнь: китайцы собираются межокеанский канал сооружать на территории Никарагуа!

Немного об истории университета. В 1919 году видный бизнесмен-эмигрант Чэнь Цзягэн (Тань Каки) (陈嘉庚), развернувший бизнес в Сингапуре, пожертвовал несколько миллионов долларов на создание университета. Университет был официально открыт в 1921 году. Уже с того времени вуз стал одним из наиболее престижных в Китае. В 1937 году, в связи с нехваткой средств для финансирования, Чэнь передал университет китайскому правительству, после чего тот стал государственным.

 Сямэньский университет (латинское название Universitas Amoiensis) – первый в Китае, основанный представителями китайской диаспоры «хуацяо». До 1949 года он носил название Амойский университет. Входит в первую двадцатку ведущих университетов Китая, а также в международную университетскую ассоциацию GU8.

Стажировка предполагала полный рабочий день с перерывом на обед. Участникам была выплачена стипендия и выданы учебно-методические материалы. Кандидаты должны свободно владеть китайским языком. Знание английского языка является плюсом, но необязательно. Необходимо было наличие планшета и собственного ноутбука для выполнения самостоятельной работы, поиска ответов на многие вопросы и ознакомления с новыми китайскими образовательными ресурсами. Багаж после такой стажировки получился с перевесом в прямом и переносном смыслах.

Как и в Пекине наладить контакт со всеми членами группы в первые дни оказалось непросто. Проще было понимать речь китайцев, носителей языка, чем преподавателей-иностранцев. Обучение в группе проходило в соответствии с предложенной программой. В программу входили: презентация учебных материалов китайских издательств, лекции-презентации новых китайских образовательных ресурсов он-лайн, занятия по традиционной китайской медицине и акупунктуре, занятия по подготовке и новым требованиям сдачи HSK, а также занятия по фонологии и фонетике, грамматике, методике преподавания. Особо стоит выделить занятия-презентации, посвященные китайской культуре, литературе, медицине, боевым искусствам, китайской письменности и традиционной живописи гохуа. Все преподаватели получили возможность попробовать себя как в стиле «гунби», так и стиле «сеи». Программа оказалась очень насыщенной: отдохнуть можно было лишь в дни запланированных культурных мероприятий, предполагающих экскурсии.

Гуланъюй – европеизированный «музыкальный остров» в море китайской культуры

Остров Гуланъюй расположен в Южно-Китайском море по соседству с городом-островом Сямэнем. Гуланъюй находится в его административном подчинении. История этих двух островов тесно переплелась, но по характеру и настроению они все-таки немного разные. Нужно отстоять огромную очередь на паром, чтобы из города-острова Сямэня приплыть за 10 минут на остров Гуланъюй. В китайском названии острова слышится рокот океанских волн. “Gǔ lаng” в переводе с китайского означает «удары волн», “yǔ” переводится как «островок». Остров Гуланъюй и в самом деле невелик по размерам, его площадь меньше двух квадратных километров. Число постоянных жителей там составляет порядка 20 тысяч человек. То есть плотность населения на острове немаленькая. Но удивительно не это. По разным источникам, на 20 тысяч жителей острова приходится от 200 до 600... фортепиано! Именно поэтому остров Гуланъюй часто называют «островом фортепиано». Здесь же находится музыкальная школа и, судя по вывескам, проходят международные музыкальные конкурсы. Как жители столь маленького китайского острова узнали о европейском музыкальном инструменте?

Обратимся к истории. В середине XIX века на острове Гуланъюй появилось интернациональное поселение многочисленных европейских торговцев. Это был период Опиумных войн (1840 – 1842 гг.), и остров Гуланъюй стал первым местом, где высадились европейские купцы – испанцы, португальцы. Приехавшие в Китай из Америки и Европы торговцы открывали на острове магазины, строили жилые дома, церкви и больницы. Им же принадлежали и первые роскошные дачи и виллы, великолепие которых возбуждало у местного населения довольно сильное чувство зависти.

До Второй мировой войны остров был иностранной концессией. По Нанкинскому договору в 1842 году Сямэнь стал открытым портом для иностранной торговли. А остров стал центром поселения иностранцев, большую часть которых составляли британские поданные. До сих пор сохранились усадьбы, церкви и административные здания, построенные в западном стиле. Среди узких тенистых улочек находятся роскошные усадьбы в колониальном стиле. Легкий прохладный бриз обдувает остров. Над островом высится 93-метровая гора Солнечная. На ее вершине установлена статуя Чжэн Чэнгуна, национального героя, возвратившего Тайвань во владения Китая из рук датских колонистов в 1661 году.

 на юге Китая5

Во время экскурсий можно увидеть постройки и консульства различных государств, построенные в XIX веке. Почти все сохранилось до наших дней, как и много лет назад, в них живут люди, давно привыкшие к туристам с фотоаппаратами. Во время прогулки обратно к парому мы воспользовались электромобилем. Экскурсия по периметру острова на электробусе занимает всего полчаса и стоит 30 юаней. Правда, куда бы вы ни пошли на острове, везде нужно отстоять очередь. Кстати, вальяжные итальянцы-южане не выдержали очередь на паром и отказались от поездки.

Во время Второй мировой войны остров был оккупирован японскими войсками. Это тоже отразилось на внешнем облике города. Так что в целом архитектура острова сейчас представляет собой интересное сочетание западного колониального и восточного стилей. Есть дома, построенные в итальянском, испанском, французском и даже японском стиле! Прогуливаясь по старинным улочкам острова, словно читаешь книгу о разнообразии культур, сосуществующих здесь на протяжении полутора веков.

Способов передвижения по городу Сямэнь довольно много. Можно без труда поймать такси и быстро доехать куда нужно. Но такси стоит недешево. Хорошо развит общественный транспорт: автобусы ходят по расписанию, довольно часто, в них кондиционеры! Проезд стоит всего 1 юань. Каких только велосипедов я ни увидела! На двоих, на троих, на четверых, с навесом или без! В общем, без велосипеда вы не почувствуете себя полноценным в Сямэне. Многие иностранцы восстанавливают здесь свои навыки езды и пересаживаются на велосипеды, удивляясь тому, как китаянки управляют двухколесным велосипедом, держа в одной руке зонтик от солнца или дождя.

Экономия и бережливость. Особенности китайской психологии

Провинция Фуцзянь, которой принадлежит Сямэнь, считается одной из богатейших провинций благодаря инвестициям из Тайваня, приезжающим сюда хуацяо и иностранным туристам. Кстати о еде и чае. Фуцзянь славится морепродуктами и своим знаменитым чаем Улун, который производится в провинции. Поэтому если есть возможность посетить эти места, необходимо обязательно попробовать этот восхитительный чай. У европейцев сложилось превратное представление о китайской кухне. Как правило, стол китайцев представляется как очень вкусный и разнообразный набор изощренно приготовленных блюд. Практически же свыше 90% современных китайцев питаются скудно и однообразно. Большинство жителей могут позволить себе есть мясные блюда и готовить кушанья, которые мы считаем китайскими народными, только по праздникам. На ежедневном столе подавляющего числа китайцев преобладает пища растительного происхождения. Возможность есть досыта ту пищу, которую можно выбирать, ассоциируется у большинства жителей Поднебесной с благополучием, а нездоровый с нашей точки зрения вид человека, страдающего ожирением, с богатством.

 на юге Китая3

Парковый архитектурный ансамбль 


Ограниченность в ресурсах  – еде, полезных ископаемых, земле – выработала у китайцев гипертрофированную бережливость расчетливость. Прагматичный китаец рассчитывает до малейших деталей наиболее экономный путь для достижения своей цели. В условиях постоянного недоедания выросли поколения, которым было важно не тратить лишнюю энергию. Прагматизм и расчетливость китайца проявляются и в частной жизни. Примечателен способ потребления китайцами спиртных напитков. В отличие от русских, привыкших пить водку охлажденной, китайцы нагревают алкоголь и пьют его маленькими рюмочками, чтобы алкоголь сразу же впитывался в кровь и быстрее наступило состояние опьянения. При этом китайская водка покрепче русской! Китайцы, конечно, веселые, душевные и сообразительные люди, но их представления о правилах хорошего тона не совпадают с правилами человека из другого государства. Поэтому иностранных гостей они могут запросто спросить о возрасте, семейном положении, детях. У китайцев много специфических норм и правил поведения. Они их чтут, и от иностранцев в Китае требуют того же, то есть «игры по их правилам».

Прагматизм китайцев проявляется и в политике. Какое душевное спокойствие испытываешь, когда не смотришь и не читаешь российские СМИ в условиях информационных войн! Россиянин, находящийся в Китае, прочувствует санкции, пытаясь расплатиться банковскими картами международных платежных систем Visa или Master в торговых центрах или кафе: эти карты в Китае больше не «работают» и произвести безналичный расчет не получится. Однако их держатели могут снять нужную сумму наличности в юанях в банкоматах китайских банков, уплатив при этом процент. Возмущает, конечно, агрессивная политика наших банков, не предупреждающих сограждан о подобных ограничениях в зарубежных поездках.

Union Pay, карта, некогда являвшаяся просто атрибутом национальной платежной системы КНР, – «единственный платежный инструмент в Китае и во всем мире», – гордо заявят вам китайцы. Так наращивается мощь китайских банков и ТНК, все увереннее чувствующих себя на международной арене.

При этом китайцы провоцируют зарубежных гостей на то, чтобы те щедро тратили деньги. Они не поощряют гостей пользоваться дешевыми гостиницами или покупать недорогие товары. Только для вас «останется» номер «люкс» или «премьер-класс» в гостинице. При размене денег в банке служащий полюбопытствует, почему вы так хорошо говорите по-китайски, и предложит разменять оставшуюся у вас валюту. Во всем этом чувствуется единая политическая линия, проводимая КПК и нацеленная на укрепление юаня и национальной экономики. К сожалению, Китай для нас, россиян, уже не столь дешев и не так доступен как раньше.

 на юге Китая4

Музейный комплекс, посвященный Чэнь Цзягэну


Важно понимать, что в век Интернета Китай выходит на лидирующие позиции в мире информационных технологий. Поэтому то, что мы подразумеваем под понятием «китайская специфика», необходимо понимать как всепроникающее влияние этих технологий и правил рыночной экономики. Китай научился продавать своим гражданам «бесплатный» WiFi в общественных местах и вышел в лидеры мировой торговли в Интернете еще в 2013 году. Китайские интернет-пользователи, число которых превысило 600 млн, все чаще совершают онлайн-покупки, в том числе через мобильные приложения. Инвесторы, изучая перспективы интернет-торговли в Китае, наверняка не оставят без внимания успехи компании Джека Ма. Онлайн-продажи – это новый тренд для поколения потребителей, родившихся в 1980-х и 1990-х  .

У Пекина XXI века вызывает обеспокоенность влияние США на страны, находящиеся в непосредственной близости от Китая, в частности, потенциальная возможность создания антикитайских блоков во главе с США. Формирование таких блоков расценивается Китаем как превентивная мера против грядущей китайской гегемонии.

Все-таки оптимистичен прогноз, согласно которому у России с Китаем сегодня больше точек соприкосновения и совместных интересов, несмотря на «санкционную войну». Преподавателям же, работающим в сфере межкультурной коммуникации, необходимо помнить о том, что в условиях расширения китайского влияния «нужно быстро бежать, чтобы хотя бы стоять на месте». Налицо прогресс и успехи в этой области у представителей латиноамериканского мира, у корейцев и даже у японцев! Что же касается нас, то «коэффициент запаздывания» в материально-техническом оснащении образовательного процесса и применении IT-технологий при обучении китайскому языку в России уже очень высок, и ситуация очевидно будет только усугубляться.

В ближайшем будущем преподавателям-россиянам стоит задуматься о возможностях работы в китайских университетах. Движение именно в этом направлении представляется вкладом в развитие отечественных методик, технологий и дальнейшее совершенствование языковых компетенций.

Татьяна Лобанова.
Фото автора

Фотографии