Журнал № 5 - 2012(12), рубрика: "Иные города и страны"

ЭКСПЕДИЦИЯ В ДИВНО-МИР ДРЕВНЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Триполья1 [маленькая картинка]    Триполья2 [маленькая картинка]   Триполья3 [маленькая картинка]

Триполья [большая картинка]

 

Каждый из своих отпусков я стараюсь превращать в путешествие. Причём не только в пространстве, но, по возможности, и во времени. На минувшее лето было запланировано погружение в мир древней Трипольской цивилизации, существовавшей в Восточной Европе в период с VI по III тысячелетие до нашей эры. И вояж мой состоялся, хотя для этого пришлось пересечь всю Россию и отправиться в просторы украинской лесостепи…

Тем, для кого история и особенно археология – тёмный лес, поясню. Именно тогда, восемь – пять тысяч лет назад, наши древние предки, населявшие Европу, начали переходить от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству, впервые стали отливать металлические (вначале медные) орудия труда и другие необходимые им в хозяйстве предметы, делать керамическую посуду. Конечно, люди по-прежнему всецело зависели от милостей природы, но перед ними уже открылись возможности самим производить продукты питания и развивать ремёсла. Как результат – численность населения начала быстро расти, появились вначале небольшие, а потом всё более крупные поселения. Словом, человечество вышло на путь технологического развития, который спустя тысячелетия привёл его к космическим кораблям и компьютерной технике.

 

1. ЗОВ ТРИПОЛЬЯ

Ещё год назад, будучи в очередной раз в Киеве, я забрёл в музей Института археологии Национальной Академии наук Украины. Попадая туда, словно на машине времени устремляешься в первобытное прошлое. Жаль только, в открытой для туристов экспозиции, теснящейся в трёх залах, выставлена лишь мизерная доля из сотен тысяч раритетов, накопленных в музее. Впрочем, это беда всех древлехранилищ: несравненно большая (и интереснейшая!) часть уникальных исторических находок, с величайшим трудом добытых археологами в экспедициях, скапливается в закрытых фондах, укладывается  в ящики, до коих редко доходят даже руки специалистов.

 

Триполья4 [большая картинка]

Из «Трипольского цикла». Художник Ярослав Шаповал


 

Когда ходишь по залам музеев, словно окунаешься в седую древность, ощущаешь присутствие сотен предшествовавших нам поколений самых разных народов и культур, пытаешься представить, как они жили, чему радовались, от чего страдали и даже ведёшь с ними мысленный диалог. Помню, осматривал я витрины с расписными керамическими сосудами и предметами Трипольской цивилизации, удивлялся дотошности, с которой древний мастер изготовил глиняную модель двухэтажного дома. И вдруг, словно на чей-то зов повернулся, поднял глаза на дальнюю стену зала и замер. На ней висели живописные полотна. Современный художник в своеобразной символической манере отразил в них своё впечатление от Триполья, и, признаюсь, сделал это мастерски.

Под впечатлением от картин я поинтересовался у пожилой смотрительницы, кто их автор. Она лишь пожала плечами: ведать не ведаю. Вот так, человек вложил душу, а минуло (судя по датировке на полотнах) чуть более двух десятилетий – и имя его стёрлось даже из памяти работников музея. Как знать, пройдёт ещё немного времени, и не отправятся ли холсты, обветшав, в пыльный чулан, а потом и вовсе на свалку? Поэтому стоило лишь смотрительнице отвлечься чем-то, и я, несмотря на категорический запрет фотосъёмки, торопливо выдернул из сумки цифровик и успел сделать аж семь снимков.

 

Триполья6 [иллюстрация к статье]

Керамические идолы и фигурки предков. Фото из «Энциклопедии Трипольской цивилизации»


 

Спустя ещё несколько дней я случайно обнаружил в Интернете и скачал богато иллюстрированную книгу украинского археолога Михаила Видейко «Путешествие в Трипольский мир». А окунувшись в неё, загорелся идеей в следующем отпуске побывать не только в музеях Трипольской цивилизации, но и непосредственно там, где работали археологические экспедиции, поднимая из земли остатки всего, что некогда было живой, многокрасочной жизнью. Оставалось лишь наметить маршрут, поработав с топографическими картами и научной литературой. Благо, следующим подарком Интернета стала уникальная двухтомная «Энциклопедия Трипольской цивилизации», выпущенная на Украине группой археологов и искусствоведов.

Кстати, в печатном виде это издание сразу стало библиографической редкостью и даже не дошло до книжных прилавков. Но даже в электронной версии мне удалось обнаружить имя автора вышеупомянутых картин на трипольскую тему. Это художник Ярослав Шаповал, проработавший в Институте археологии Академии наук Украины тридцать лет (1958  – 1988 гг.), участвовавший во многих экспедициях и иллюстрировавший ряд изданий, посвящённых Трипольской цивилизации…

Триполья5 [большая картинка]

Из «Трипольского цикла». Художник Ярослав Шаповал


  • Исторический экскурс

ТРИПОЛЬЕ – ФЕНОМЕН ДРЕВНЕЙ ЕВРОПЫ

Так повелось: названия вновь открытым археологическим культурам принято давать по именам топографических объектов, где из земли были извлечены первые значимые находки. И городок Триполье на берегу Днепра, в 30 километрах южнее Киева, где в 1896 году археолог Викентий Хвойка обнаружил остатки древнего поселения со своеобразной расписной керамикой, дал имя древней этнокультурной общности. Как выяснили позже исследователи, племена трипольской общности тысячелетия назад населяли обширные пространства между Карпатскими горами, реками Прут и Днепр и Чёрным морем.

То было действительно уникальное явление в древней истории Европы. В ходе раскопок, шедших в течение ХХ века на территории Украины, Молдавии и Румынии, обнаружено свыше четырёх тысяч поселений трипольцев. Причём более половины – на Украине. Но учёных кроме количества мест обитания древних (не случайно названных прото-городами) особо поразили их размеры. Ведь в междуречье Днепра и Южного Буга примерно 6000 лет назад возникли поселения, большинство которых занимало площадь по 50 и более гектаров, а многие – по 100, 200, 300 и даже 400 гектаров. На сегодняшний день в этом регионе археологами уже обнаружено свыше 30 таких трипольских прото-городов. Но сколько поселений-гигантов, скрытых под тысячелетними наслоениями почвы, ещё ждут своего открытия! Подобной плотности расселения и особенно такой россыпи прото-городов другие регионы Европы не знали ни в то время, ни много столетий позже, фактически до эпохи Древней Греции.

 


 

2. КАК НЕМНОГО ПОРОЙ НАМ РАССКАЖУТ МУЗЕИ

Информацию о минувшем ныне можно черпать, не вставая из-за стола: из огромного количества книг и фильмов, доступ к которым даёт Интернет. А прояви мы чуть-чуть активности, отправившись в турне,  – сможем побывать в лучших музеях: Эрмитаже или Лувре. Там уже не виртуальные, а реальные осколки истории окажутся прямо перед нами. Но порой и этого недостаточно, музейные коллекции кажутся фрагментарными и недостаточно «живыми», и хочется большего – дотронуться до древности рукой…

 

Триполья7 [иллюстрация к статье]

Ритуальный сосуд-«бинокль» – загадка для историков. Археологический музей г. Триполье


 

От встречи с главным историческим музеем Украины, расположенным на месте валов древнейшей части Киева, обустроенной ещё в X веке крестителем Руси князем Владимиром Святославичем, признаюсь, ждал большего. Но если уж Киевской Руси там посвящено всего два зала и коридор, то для археологических находок эпохи Триполья и вовсе места пожалели. Трём тысячелетиям яркой истории, представленной тысячами поселений, древних мастерских, пещер-рудников и отражённой в сотнях тысяч уникальных находок, в этом музее посвящён всего один зал. Да, в путеводителе сказано, что в музейных фондах – десятки тысяч трипольских экспонатов. Но для посетителей они в огромном своём большинстве тоже недоступны. Парадокс, но в памяти моего ноутбука куда больше иллюстративной и иной информации, посвящённой этой цивилизации, чем в зале с громким названием «Дивно-Мир Триполья»!

Следующим этапом моей экспедиции стала поездка в само Триполье. Там, как сообщал Интернет, расположены два музея – государственный археологический и частный под названием «Аратта». В частный, увы, попасть не удалось. За месяц до этого музей стал жертвой рейдерского захвата: один из его владельцев тайком от прочих продал свою долю на сторону. А в государственном музее, похоже, не избалованном наездами туристов ввиду отдалённости от Киева, я оказался в гордом одиночестве. Впрочем, смог отвести душу: коллекция древностей там оказалась сравнительно небольшой, но впечатляющей. И девушка-экскурсовод подробно рассказала о каждом экспонате, среди которых оказались уникальные. Например, неповреждённый биноклевидный ритуальный сосуд – своеобразная визитная карточка Трипольской цивилизации. А ещё – медный котел с головой быка (священного животного этого древнего народа) на венчике. Там же выставлены глиняные модели саней – универсального для этой цивилизации транспортного средства, поскольку колесо трипольцы, похоже, не изобрели…

Продолжив сбор впечатлений, что называется, по крупицам, две недели спустя я оказался в Одесском археологическом музее. Но – невезение: зал Трипольской цивилизации оказался закрыт, а вход туда перегорожен стульями. Смотрительница пояснила: сломалась сигнализация, а лишнего персонала, чтобы охранять экспонаты, нет. Оставалось только издалека сфотографировать каменную стелу из поздне-трипольского поселения Усатово с выбитым на ней пять тысяч лет назад изображением воина.

 

Триполья8 [иллюстрация к статье]

Медный котел с изображением головы быка. Археологический музей в г. Триполье


 

И всё же после серии удачных и не совсем таковых экскурсий в мир древней цивилизации у меня ещё оставался шанс побывать в музее-заповеднике под городом Умань. Заповедник был создан в 2002 году в самом центре Украины, на огромной территории. Он включил в свой состав 12 уникальных памятников – остатков огромных поселений Трипольской цивилизации в районе нынешних сёл Тальянки-Легедзино (450 га), Майданецкое (270 га), Доброводы (250 га), Вильховец (200 га), Весёлый Кут (150 га), Косеновка (120 га), Аполянка (100 га), Глыбочек (100 га) и других. Впрочем, и это лишь небольшая часть из прото-городов, найденных между Южным Бугом и Днепром.



3. ВОЗРОЖДЕННАЯ ДРЕВНОСТЬ В ЛЕГЕДЗИНО

…Городок Умань расположен в самом центре Украины. Нормальные туристы (а их подавляющее большинство) сюда ездят, чтобы посетить «Софиевку» – уникальный заповедный парк XVIII века в бывшем имении графа Потоцкого. Парк я оставил на потом и стал искать способы добраться до иного, почти неизвестного публике заповедника. Примерно в 30 км от Умани, в селе Легедзино, находится «штаб-квартира» историко-культурного заповедника «Трипольская культура».
Было воскресенье, послеобеденное время. Автобусы в ту сторону ходили, судя по расписанию, нечасто. Да и где там искать музей и место археологических раскопок? Или отправиться в вояж завтра с утра? Нет, терять время, тем паче в незнакомом месте, не хотелось. Потому прикинул и решил, что сумма в 250 – 300 гривен (эквивалент наших 1000 – 1200 рублей) для провинциальных таксистов окажется вполне приемлемой платой за вояж в Легедзино и обратно, плюс два-три часа их простоя там. Так и получилось. Впрочем, водитель Рома, которого я нанял, похоже, принял меня за не совсем нормального. Ведь такую сумму он в лучшем случае зарабатывал дня за два-три.

 

Триполья9 [большая картинка]

Самое интересное всегда остаётся в музейных запасниках...
Фото из «Энциклопедии Трипольской цивилизации»


 

В Легедзино местный житель сразу указал, где музей. Впрочем, можно было и не расспрашивать. Два глинобитных дома под соломенными крышами, реконструированные и расписанные в древне-трипольском стиле, стояли рядом с автотрассой. Но вот незадача! В музее и вокруг – ни души. Только на двери – бумажный листок с надписью: «Директор музея-заповедника Владислав Чабанюк…» и два телефонных номера, возле одного из которых приписка «Моб».

Что делать? Ограничиться снимками ретро-жилищ да самостоятельно съездить в район бывшего поселения-гиганта? Там, в распаханных полях и овражках, говорят, во множестве находят обломки древней расписной керамики. Хоть какие-то впечатления…

А если всё же побеспокоить Чабанюка, объяснить, из каких далей я добирался ради нескольких страниц в журнале? Звоню, представляюсь, объясняю по-украински, кто я и почему беспокою в неподходящее время. И слышу в ответ: «Хорошо, минут через двадцать буду. Но только ненадолго. Если вы на машине, можете меня забрать от школы – так быстрее получится. Узнаете по белым штанам и остаткам кудрей…».

Триполья12 [большая картинка]

Триполья13 [большая картинка]

Директор музея-заповедника Владислав Чабанюк рассказывает о результатах раскопок еще одного трипольского жилища возле сел Тальянки и Легедзино


 

При встрече Владислав Васильевич извинился, что не может уделить много времени: занимается ремонтом, готовит дом к предстоящей свадьбе сына. И сразу дал команду поворачивать в противоположную от музея сторону: «Вначале покажу место раскопок…». Проехав километра два, мы остановились у края лесополосы, где почти 6000 лет назад и размещалось самое большое в Европе, а, возможно, одно из крупнейших в тогдашнем мире поселение. И вот он, котлован, на дне которого слой спёкшейся глины с осколками керамики – остатки раскопанного археологами большого трипольского дома.

Исследование древних поселений, посетовал Владислав Чабанюк, особенно таких огромных, – процесс весьма трудоёмкий и неторопливый. Тем паче государство на это денег не выделяет. Идея хороша – создать заповедник, но нужны и средства на её воплощение. На одном энтузиазме немногочисленных учёных, верных трипольской теме, таких, как Михаил Видейко и Наталья Бурдо, да студентов-волонтёров далеко не уедешь.

 

Триполья14 [большая картинка]

Расписная керамика, найденная при раскопках крупнейшего трипольского поселения возле Легедзино


 

А как же, спрашиваю, мода на всё трипольское средь украинских политиков? Говорят, прежний президент Украины Виктор Ющенко сам на раскопки приезжал, со всех трибун вещал про национальное историческое достояние. Мой собеседник лишь невесело улыбнулся. Как выяснилось, в последние годы раскопки украинских учёных на трипольских памятниках финансирует лишь британский меценат Джон Чепмен. Всего же в прото-городе под Тальянками за 30 лет исследований археологами раскопаны десятка четыре домов  – менее двух процентов от общего количества, если судить по данным магнитометрических исследований. Куда большую активность на трипольских памятниках проявляют многочисленные «чёрные археологи», пополняющие частные коллекции нуворишей уникальными памятниками древности, а свои карманы  – валютой.

 

Триполья15 [иллюстрация к статье]  Триполья16 [иллюстрация к статье]

На этом обломке сохранились следы пальцев древнего мастера


 

Но вот, наконец, мы в археологическом музее, который, по иронии судьбы, пока что делит место в здании с фельдшерским пунктом. Но ради того, чтобы побывать там, стоило проделать столь долгий путь! Хотя бы потому, что в отличие от столичных музеев, где всё препарировано, разложено по полочкам, а потому почти безжизненно, тут ощущается особая атмосфера поиска и живой связи с древностью. Ведь и сама экспозиция рождается и обновляется на наших глазах. Вот, к примеру, россыпь керамических черепков с раскопа, а вот и то, что получается после их скрупулёзного отбора, примерки краёв и, наконец, склейки  – восстановленная из небытия древняя посуда.

А Владислав Васильевич увлечённо рассказывает о каждом экспонате, как и где он найден, чем уникален. Даёт подержать обломки глиняных ваз и кувшинов, которые спустя тысячелетия словно хранят тепло рук своих создателей.

 

Триполья17 [иллюстрация к статье]

Древние счеты или доска для игр?


 

– Смотрите, на оборотной стороне отпечатались пальцы древнего гончара… А вот и клад, который мы нашли: набор кремневых лезвий, отщеплённых от одного большого нуклеуса. Ценнейшая находка для археологов…

Таковы по значимости и другие экспонаты музея: сложенная из керамических осколков древняя моделька трипольского дома – их всего-то известно в мире несколько десятков, а ещё – непонятного назначения предмет с тремя рядами углублений, который историки считают древней игральной доской.

Триполья18 [большая картинка]

Набор кремневых лезвий из древнего клада.
Пять с половиной тысяч лет назад это считалось сокровищем...


 

При музее, как рассказал Чабанюк, работает историко-этнографический кружок, здесь школьники приобщаются к культурному наследию, воспитываются в уважении к традициям. Они помогают Владиславу Васильевичу и его коллегам восстанавливать древние кубки и амфоры, сами лепят фигурки людей и зверей в трипольском стиле, на воссозданной модели ткацкого станка пробуют изготавливать ткань, как это делали ремесленники поселений-гигантов. Впрочем, кроме местных энтузиастов летом сюда часто съезжаются любители древностей со всей Украины, а также из России, Белоруссии, других стран. И устраивают нечто вроде древних субботников, под названием «толока», – помогают на раскопках, достраивают, оборудуют и расписывают трипольские хаты, пробуют себя в качестве ткачей, гончаров и обработчиков кремня.

Вот так и сплетается живая связь эпох, древности и современности.


  • Исторический экскурс

САМЫЕ ПЕРВЫЕ «ПОЧТИ ЧТО ГОРОДА»

Возникновению гигантских поселений в Буго-Днепровском междуречье предшествовали интенсивные миграции с запада, из регионов, освоенных трипольскими племенами ранее, но ставших для них тесными из-за быстрого роста населения. Украинская лесостепь с её тучными чернозёмами, обилием рек и речушек, рощ и перелесков в речных долинах, с богатыми залежами кремня и глины, заселённая до той поры лишь малочисленными примитивными племенами охотников и рыболовов, стала для пришлых земледельцев воистину страной обетованной.

Триполья10 [иллюстрация к статье]

Небольшие поначалу семейно-общинные поселения из 5 – 10 домов постепенно разрастались в огромные, дотоле не виданные первобытной Европой городища с двух-трёхэтажными домами весьма внушительных размеров: до 20 – 35 метров в длину и 5 – 7 в ширину. В прото-городе у села Майданецкое было около 2000 домов, а в Тальянках – около 2800! Причём строились они не хаотично, а в определённом порядке, который удалось выявить благодаря раскопкам и применению современных технических методов – аэрофотосъёмки больших территорий и сплошного магнитометрического зондирования древних поселений. Ряды домов в них размещались по нескольким концентрическим овалам, периметры которых составляли по два-четыре и более километров. В некоторых поселениях-гигантах выявлена и квартально-уличная планировка.

Триполья11 [иллюстрация к статье]

Для прото-городов, где по оценкам специалистов проживали по 12 – 15 тысяч, а в самых крупных – порядка 20 тысяч человек, характерна своеобразная фортификационная система. Дома, особенно внешнего периметра, строились плотно друг к другу, соединялись перемычками, превращаясь в подобие единой, опоясывающей городище стены, способной выполнять оборонительные задачи. Поначалу считалось, что то была защита мирных в большинстве своём земледельцев от степных кочевников, промышлявших набегами на них. Но историки резонно возражают: по плотности и численности населения степняки уступали трипольцам в десятки раз, отставали они и по уровню технологий, особенно вооружения. Поэтому более вероятны военные столкновения между самими земледельческими племенами, имевшими общих предков и говорившими на схожих языках. Что ж, уже в древности оскудение природных ресурсов неизбежно приводило к братоубийственным войнам за них и за пахотные земли.

Иллюстрации:

Вверху – компьютерная реконструкция внешней "жилой стены" поселения, состоящей из трехэтажных домов и перемычек между ними.

Внизу – схема поселения-гиганта возле села Майданецкое, полученная методом сплошного магнитометрического зондирования (чёрные пятна – остатки древних зданий).

Изображения из "Энциклопедии Трипольской цивилизации"



4. КАК ТРИПОЛЬЦЫ СТРОИЛИ И… ХОРОНИЛИ СВОИ ГОРОДА

Несмотря на более чем вековое изучение, на огромное количество найденных раритетов, тысячи изданных монографий и десятки тысяч статей учёных самого различного профиля, Трипольская цивилизация остаётся суммой множества загадок и вопросов, на которые крайне трудно найти ответы. Даже ответив порой на вопросы «что?», «когда?» и «как?», зачастую трудно понять «почему?».

Триполья19 [большая картинка]

В одном из залов музея в селе Легедзино рассказывается о трипольском домостроительстве


Взять, к примеру, то, как трипольцы строили и… хоронили свои города. Как выяснилось, каждое из поселений-гигантов использовалось жителями на протяжении всего двух-трёх поколений, то есть примерно 50  – 70 лет. А потом оставлялось – с посудой, инструментами и многими другими вещами повседневного обихода. Но перед тем как уйти на новое место и вновь воздвигнуть там тысячи двух- и трёхэтажных жилищ, старое поселение сжигалось.

Почему трипольцы так поступали? Единой точки зрения нет. Но многие учёные говорят о древнейших экологических катастрофах. Слишком велика была плотность населения, а значит, и нагрузка на природную среду. Для строительства тысяч домов подчистую вырубался лес. Огромное число первобытных охотников выбивало бегающую и летающую дичь. Тучные стада коров и быков на десятки квадратных километров вокруг вытаптывали луга. Да и чернозёмные почвы постепенно истощались, теряя прежнее плодородие. И, судя по всему, исчерпав большую часть дарованных природой ресурсов, древние обитатели тех мест полагали, что их город должен завершить свою жизнь в очищающем пламени. Можно лишь представить зарево пожаров, одновременно пожиравших сотни и тысячи сооружений. Стена пламени, поднимаясь ввысь, видна была на десятки километров.

В результате сожжения поселений на месте жилищ как раз и образовались площадки из глины, спёкшейся до состояния красно-бурого шлака. Именно благодаря этому в 60 – 70-е годы ХХ века удалось картографировать трипольские прото-города. Ведь каждое нагромождение обожжённой глины становится большим магнитом. И археологи, используя протонные и электромеханические магнитометры, составляют точные планы скрытых под землёй остатков древних строений. А уже потом выбирают наиболее интересные, перспективные места для раскопок. Кроме того, по чередованию слоев глины и отпечаткам в ней сгоревших брёвен и деревянных плах удаётся выяснить количество потолочных перекрытий, а значит, и этажей в домах…

А куда девались умершие трипольцы? Смешной, скажете, вопрос. Туда же, куда выносят всех: на погосты. Но вот незадача! По самым скромным подсчётам археологов и демографов, суммарная численность всех поколений жителей трипольских поселений, особенно с учётом городищ-гигантов, за три тысячи лет должна была составить многие сотни тысяч, а то и превысить миллион. Везде, во всё времена и эпохи непременными «спутниками» человеческих поселений, как огромных городов, так и небольших сёл, становились кладбища. Даже сравнительно малочисленные соседи Трипольской цивилизации, степные кочевые племена, оставили после себя огромное количество курганов, целые поля холмов-погребений.

Триполья22 [большая картинка]

Знаки древнего рисуночного письма трипольцев. Экспонаты Национального исторического музея (Украина, г. Киев)


Триполья24 [большая картинка]

Так древние мастера ткали. Экспонаты Национального исторического музея (Украина, г. Киев)


 

Но трипольских могил найдено, что называется, всего ничего – примерно пара десятков. Причём, как правило, относящихся к последним векам существования этой этнокультурной общности, когда уже шло интенсивное смешение её представителей с соседями, прежде всего, со степняками-кочевниками, и часть трипольцев, точнее их потомков-метисов, заимствовала чужие погребальные обряды. А вот к ранним этапам Триполья относятся лишь несколько погребений в фундаментах зданий, больше похожих на жертвенные заклания чужаков-пленников.

Над загадкой исчезновения умерших трипольцев ломают головы несколько поколений археологов. Возможно, этот феномен можно объяснить по аналогии с ритуалом очищающего последнего огня, в котором сжигались поселения? Может, божественной стихии огня отдавали и тела умерших? И пепел, вероятно, не помещали в какие-либо погребальные урны и не складывали их в персональные или семейные могилы или склепы, как другие народы древности и современности, а просто развеивали по ветру или даже удобряли им свои поля. Но и это лишь предположение…

А список загадок можно множить. На трипольских поселениях наряду с обычной керамикой находят странные сосуды – полые бинокли и тринокли. В повседневном быту им трудно найти применение. Учёные сходятся во мнении, что это какие-то ритуальные принадлежности, использовавшиеся в древних религиозных обрядах. Но какова их суть?

На керамической посуде и других предметах Трипольской цивилизации, наряду с простым орнаментом, рисунками людей, реальных животных и мифологических существ, вроде лунных псов, археологи обнаружили и повторяющиеся знаки. Они тоже вызвали жаркие споры. Что это – система ритуально-магических символов или уже начало оригинальной рисуночной письменности?

Вопросы… Вопросы…

5. НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ?

В строго-научном смысле (и в этом трудно не согласиться с маститыми исследователями) трипольские поселения-гиганты назвать прото-городами, конечно, можно лишь с натяжкой. Особенно если сравнить их с городами хотя бы античного мира. Тем более, что археологические раскопки в Легедзино, Майданецком на других подобных памятниках трипольской цивилизации, наглядно свидетельствуют: большинство населения было занято рутинным трудом в сельском хозяйстве. А значит, могут возразить многие, эти поселения – всего-навсего очень большие или даже супер-большие, но деревни. Да и цивилизацией, считают многие учёные мужи, именовать Триполье вроде как не по чину. Мол, у историков и социологов есть на сей счёт более скромные термины – «археологическая культура» или, на крайний случай, «культурно-историческая общность», а вот цивилизация – это уже более высокий уровень…

Однако при всем этом не стоит упускать из виду и внутренний потенциал, так сказать, вектор перспективного развития этого древнего общества. Да, трипольцам не повезло. И природа с её неблагоприятными климатическими изменениями, и их собственное, далекое от бережливого, отношение к доступным природных ресурсам, и, возможно, всё увеличивавшееся давление соседей оборвали их яркий и многообещающий цивилизационный взлёт.

Но всё-таки… всё-таки…

Это было уже не застойно-примитивное сельское общество.

Всё, как принято говорить, познаётся в сравнении. Так вот, по данным исследований древних обществ Европы, у соседей древних трипольцев, в том числе и проживавших в ту же эпоху даже в более комфортных природно-географических условиях, подобного размера поселений и в таком количестве, как уже отмечено, не выявлено.

Не потому ли западноевропейские археологи в качестве прото-городов, найденных в Центральной и Юго-Восточной Европе, в том числе и на Балканах, часто классифицируют относящиеся к V – IV тысячелетиям до нашей эры поселения гораздо меньших, чем трипольские, размеров. Скажем, имевшие площадь от 10 до 50 гектаров и население от одной-двух до десяти тысяч жителей. Разумеется при наличии оборонительных сооружений (стены, валы, рвы), комплексов общественных (в том числе ритуальных) сооружений, сосредоточений ремесленных мастерских, а также следов письменности. Кстати, о размерах. Всемирно известная Троя в эпоху описанной Гомером войны (около 1300 года до нашей эры, то есть на две с половиной тысячи лет позже расцвета трипольских поселений-гигантов) располагалась на площади всего в 20 гектаров и имела население от 6 до 10 тысяч человек.

Разумеется, важно не только количество, но и качество. В том число сложность общественного устройства и качество жизни составлявших его людей.

Как уже отмечено, дома в трипольских поселениях-гигантах строились с уютом и оформлялись с особым художественным шармом, которому, кстати, могли бы порой позавидовать даже украинские и русские крестьяне, особенно из захолустных сёл, не только в средневековье, но, возможно, и в XIX веке. Да и обилие качественной и разно-функциональной керамики, обнаруживаемое при раскопках, говорит о многом. В Майданецком археологи находили в домах в среднем по 30 – 70 керамических сосудов (а иногда и до 200!). То есть для поселения с двумя тысячами жилых зданий, это эквивалентно использованию одновременно до 100 тысяч единиц посуды. Сие невозможно без достаточно массового, специализированного гончарного производства, выпускавшего ежегодно по нескольку десятков тысяч посуды для нужд одного лишь своего поселения. А ведь что-то шло и на товарообмен с соседями.

Что касается общественных зданий, то уже после моего возвращения с Украины в интернете появились первые и во многом сенсационные отчеты украинско-британской экспедиции об итогах археологических раскопок лета 2012 года у села Небелёвка (в 15 км южнее Легедзино) ещё одного трипольского прото-города. В ходе раскопок экспедицией профессора Михаила Видейко поселения-гиганта (по размерам оно считается втором после Тальянок – его площадь достигает 300 гектаров) обнаружен комплекс культовых сооружений общей площадью 1200 кв. метров. Возраст древнего храма – около шести тысяч лет. Это действительно уникальное открытие, ведь за предшествующие 120 лет исследования трипольских поселений ничего подобного обнаружить не доводилось. В святилище найдены терракотовые алтари крестообразной формы, с длиной лопастей до 4 метров, один из которых был передан в местный музей.

Что же касается искусства трипольской культуры, обслуживавшего в том числе и религиозный ритуал, то оно несёт на себе печать оригинальности. Более того, по мнению многих исследователей, налицо и возникновение уже в первой половине IV тысячелетия до нашей эры собственной знаковой системы, протописьменности. Как считает один из авторитетных исследователей этой проблемы археолог Тарас Ткачук, трипольцам «для появления настоящей иероглифической письменности… оставалось сделать один шаг: изменить контекст и плоскость, на которой размещались знаки. Например, от общих схем росписи сосудов перейти на таблички, увеличить частоту использования основного массива знаков и длину записываемой информации…». Вот так, одно из наиболее ярких цивилизаций древнейшей Европы оставалось совсем немного для того, чтобы выйти на интеллектуальный уровень, соизмеримый с древнеегипетским или древнешумерским.  

О всё усложнявшейся организационной структуре древней трипольской  цивилизации свидетельствуют и выявленные археологами факты формирования иерархической системы поселений. Судя по всему, там уже складывались значительные по размерам древние племенные общности. Они группируются в локальные кластеры, включавшие по одному очень крупному (площадью 100 – 400 га) поселению, по 1 – 2 тяготевшим к нему средних (40 – 100га), 2 – 3 мелких (1 – 20 га). Более того, из 2-3-х или 4-х таких племенных общностей, если судить по картографированию поселенческих групп, складывались еще более крупные племенные союзы.

Словом, остаётся лишь сожалеть, что исторические обстоятельства сложились не в пользу трипольцев и не позволили им перейти со ступени ранней цивилизации древности на ступень более высокую…


***
Из Легедзино я уезжал с грустью: так случается всегда, когда очередная цель, к которой стремишься, наконец-то достигнута. Но было и ни с чем несравнимое удовольствие от замечательного путешествия в древность. А ещё: осознание того, что сегодня, в эпоху глобальных информационных сетей, как никогда актуальной стала необходимость создания виртуальных тематических экспозиций, объединяющих в огромное информационное поле ресурсы множества исторических, археологических и иных музеев, в том числе и фотоснимки, голограммы древностей, складированных в их запасниках. Их должны видеть не единицы, а миллионы людей, пока даже не подозревающих об удивительном мире (или, точнее, мирах) ушедших народов и цивилизаций. Об общем своём прошлом.

Александр Пасмурцев.
Фото автора



  • Взгляд в прошлое

ГОРОД, УШЕДШИЙ В ПРОЩАЛЬНЫЙ ОГОНЬ...

Триполья20 [иллюстрация к статье]  Триполья21 [иллюстрация к статье]


Иллюстрации – картины из «Трипольского цикла» художника Ярослава Шаповала


 

...Острый Кремень ещё раз с тоской оглянулся назад. И невольно прикрыл глаза ладонью. Их огромный обоз отошёл уже достаточно далеко от бывшего родного города, но поднимающаяся над ним сплошная, без разрывов, кроваво-алая стена пламени по-прежнему застилала большую часть неба и, слепя до боли, слезила глаза.

Впрочем, слёзы наворачивались не только от ослепительно-яркого, особенно на фоне предутренних сумерек, огня. Но и от щемящего чувства утраты. Знакомый до мельчайшего глиняного черепка в вымостке пола, до каждого кустика у стены дома, их обустроенный, уютный город сгорал в Большом Прощальном Костре, ускользая из человеческого, временного мира в иной  – Мир Всех Ушедших.

Хотя Острому Кремню, пережившему («Хвала Тем, В Чьих Руках Людские Судьбы!») почти всех своих сверстников и дожившему до древнего возраста (шестьдесят девять раз встретил он возвращение весеннего солнца!), было всё-таки не впервой прощаться с родным домом. В глубине памяти остались детские воспоминания о таком же гигантском пожарище, застилавшем небо. В ту пору он вступал в свою восьмую весну. И потому хорошо помнит, как его отец, которого звали Оструганная Жердь, уложив в волокушу глиняные фигурки предков, самые ценные из семейных пожитков и свои плотницкие инструменты, усадив туда же двоих младших детей, погнал упряжку быков прочь от родного дома, уже обложенного до самой крыши дровами и сухим хворостом. Он же, Острый Кремень, почти как взрослый шагал рядом с отцом, сгибаясь под тяжестью заплечной сумы и доверенного ему увесистого копья – не игрушечного, а настоящего.

А навстречу им, распевая гимны, восхвалявшие Владыку Небесного Пламени, шла вереница жрецов. Они несли факелы, обмотанные просмолённой ветошью, и глиняный горшок с тщательно сберегаемым священным огнём… За несколько дней до этого на общем сходе отцов и матерей больших семейств было решено и провозглашено в городе: «Время смены трёх поколений Детей Колоса на этом месте минуло. Земля утомилась от нас – пашня перестала одаривать достойным урожаем, пастбища устали кормить наших быков, охотничьи угодья оскудели. Город переполнен тенями душ навсегда ушедших. А значит, пришла пора и ему подняться в прощальном очищающем пламени в Горний Мир».

Место, где прошла почти вся жизнь Острого Кремня, оказалось удачным для племени и счастливым для него самого: прожить больше шести десятков годов не каждому дано. Но всему свой срок, не только людям, но и городам тоже. И племени Детей Колоса вновь приходится покидать обжитое, но оскудевшее место. Они, несколько тысяч семейств, уходят на свежие луга, которые жрецы выбрали и освятили обрядами, ограждая от посягательств Злых Сил. В новом месте, в двух переходах отсюда, на берегу реки, изобильно богатой рыбой, на окраине лесного массива, где леса в достатке для строительства, скоро поднимутся дома молодого города. Там предстоит обустраивать жизнь пятерым, дожившим до сего дня, детям Острого Кремня и двенадцати его внукам. Оттуда же, и, наверное, в скором времени он и его жена, Ветка Ивы, переселятся в Мир Всех Ушедших, обратившись в пепел и рассеявшись по полям, чтоб помочь упругим колосьям на нивах набираться силы…

 



P.S. Автор выражает искренюю благодарность директору музея-заповедника «Трипольская культура» (с. Легедзино, Черкасская область, Украина) Владиславу Чабанюку, а также сотрудникам всех, упомянутых в статье музеев за содействие и помощь.

Фотографии