Журнал № 1 - 2011(3), рубрика: "Иные города и страны"

Древняя Эллада на широте... Приморья

Мы, жители Российского Востока, в плане историко-культурной экзотики и туристических вояжей, как известно, больше тяготеем к Востоку зарубежному. Это связано и с географической его близостью, и с неизменно притягивающей таинственностью, и, среди прочего, с неоптимальной ценовой политикой на авиаперевозки: летать в Европу с Дальнего Востока более чем накладно...

Но если у вас появится такая возможность, настоятельно рекомендую посетить... Впрочем, начну – дабы заинтриговать читателя – несколько издалека.

Древняя Эллада у нас еще по школьному курсу истории ассоциируется с вечнозелеными кипарисовыми и оливковыми рощами Средиземноморья, с теплым ласковым морем, из пены коего, если верить античным мифам, родилась богиня Афродита. Поэтому, чтобы познакомиться с эллинским классическим наследием, туристы из России отправляются в Грецию или на солнечный остров Кипр. Но есть и иная Эллада – не в Средиземноморье, а гораздо севернее. По сути дела, на географической широте дальневосточного Приморья и даже Хабаровского края...

Древняя Эллада на широте... Приморья

На юго-западе Крымского полуострова омываемый Черным морем стоит Севастополь – город российской воинской и морской славы. Двести с лишним лет назад он стал главной базой Черноморского флота неслучайно. Природа распорядилась так, что в этом месте далеко в сушу вдается просторная и глубокая Севастопольская бухта протяжен-ностью почти в 8 километров и более десятка меньших по размерам, но также весьма удобных гаваней. Ныне в них базируются два военных флота – России и Украины. На берегах морских бухт как раз и раскинулся Севастополь, общая площадь которого, кстати, всего в два раза меньше площади главного российского мегаполиса – Москвы.

А почти в центре нынешнего Севастополя, на берегу бухты, именуемой Карантинная, размещается музей под открытым небом – раскопанные археологами на площади почти в 30 гектаров руины Херсонеса Таврического, древнегреческого города, основанного более 2500 лет назад. Этот город – продукт интереснейшего исторического явления, именуемого Великой греческой колонизацией древности.

Официальной датой основания Херсонеса (в переводе на русский – «полуостров») считается 528 год до нашей эры. Хотя археологи допускают, что и ранее греческие торговцы-мореплаватели наведывались к этим благодатным берегам. И что высадке здесь колонистов из города Гераклея Понтийская (что на южном, ныне турецком берегу Черного моря), возможно, предшествовало основание торговой фактории.

Херсонес – один из очень немногих на нашей планете примеров непрерывного существования древнего города на протяжении даже не столетий, а целых двух тысячелетий, почти до современности. Он запустел (и только на время) в пятнадцатом веке нашей эры, когда Крым захватили турки, и он стал частью Османской империи. А основным языком его жителей на протяжении всего 2000-летнего периода оставался греческий – язык Гомера. Херсонес был независимым городом-государством, затем – сохраняя автономию, входил в состав Римской империи. Потом, под именем Херсон, был форпостом Византийской империи в Крыму, известным на Руси как Корсунь. Словом, на продуваемом морскими ветрами небольшом полуострове на западе Крыма сошлись несколько великих эпох. И, может, именно поэтому (сужу по своему опыту), побывав в Херсонесе хотя бы раз, стремишься вернуться туда снова и снова?

...В древний город, если ты мирный путник, принято было входить через ворота.

Древняя Эллада на широте... Приморья

Через эти ворота в Херсонес 2000 лет назад входили гости

К южным воротам Херсонеса ныне ведет длинный коридор – «перибол» меж двумя стенами. Одна из них, мощная и более древняя, укрепленная башнями и выложенная крупными плоскими плитами, в основе своей сохранилась с четвертого века до нашей эры. То есть ее выкладывали еще современники Александра Македонского. Параллельно с ней, метрах в восьми-двенадцати, тянется передовая стена – протейхизма. Ее построили спустя 400 лет, во втором веке уже нашей эры, когда в городе были расквартированы римские легионеры.

Как в большинстве грамотно построенных крепостей, подход к воротам здесь устроен так, что в случае штурма каждый из неприятельских воинов, прорываясь к ним, будет долго двигаться по периболу, повернувшись к главной стене правым плечом. И, поскольку щит держат в левой руке, окажется уязвимым для стрел и дротиков защитников Херсонеса.

Но мы входим в древний Херсонес с миром и потому можем позволить себе, удовлетворяя любопытство, поглазеть по сторонам. Пройдя в широкий проем, мы уже в городе. Сразу за воротами – живописные руины каменного здания. По мнению археологов, раскапывавших город, это была таможенная контора или казарма. Хотя, возможно, вместе со сборщиками пошлин в городскую казну здесь размещались и воины. Времена-то были неспокойные...

Древняя Эллада на широте... Приморья

Здесь была древняя таможня

Место для основания города в Крыму выходцы из Гераклеи Понтийской выбрали удачно. К концу шестого века до нашей эры греческие мореходы освоили не только каботажные плавания вдоль западного и восточного побережий Понта Эвксинского. Они проложили и прямые маршруты через открытое море. Это был кратчайший путь к появившимся на столетие раньше Херсонеса колониям в Северном Причерноморье – городам Борисфениде и Ольвии. Через эти колонии, основанные выходцами из города Милета, проходил важнейший торговый путь. По нему в балканскую и эгейскую Грецию из Причерноморья, уже тогда ставшего одной из главных житниц древнего мира, пошел хлеб. Отсюда же вывозили рыбу, а также рабов и другие ценные товары. А сами греки нашли здесь обширнейший рынок для продукции сбыта своих ремесел, для вина и оливкового масла, приобщая «варваров» ко всем этим благам античной цивилизации.

Не менее богатым показался грекам и Крым. Вот только жившие там аборигены оказались негостеприимными соседями для колонистов. Степные скифы, а главное горцы-тавры, которых еще древнегреческий историк Геродот характеризовал как народ, «живущий разбоем и войной», норовили сбросить пришельцев в море. Потому-то Херсонесу сразу же и понадобились мощные оборонительные стены.

То, что город основали в подходящем месте, обеспечило ему не только процветание в торговле, но и будущее развитие собственного сельского хозяйства, прежде всего – виноделия. И в военно-политическом смысле Херсонес вскоре стал лидером в Западном Крыму, за 200 лет подчинив две другие греческие колонии – Керкинитиду (Крабий город, ныне Евпатория) и Калос Лимен (Прекрасная Гавань) и массу мелких поселений, контролируя всю береговую полосу протяженностью в 200 – 250 километров.

Но в третьем веке до нашей эры Херсонесу пришлось туго – за двести лет предшествующего расцвета и расширения границ ему пришлось заплатить столь же продолжительными войнами со скифами. В этот раз неприятель оказался сильнее, и постепенно сфера господства Херсонеса сократилась до территории самого города и ближней сельской округи. «Варвары» угрожали самому существованию города, и ему пришлось обращаться за помощью к Понтийскому царству, и стать его данником и вассалом. А позже, на рубеже нашей эры, – идти на поклон к Римской империи, вышедшей на берега Черного моря...

Поэтому, продолжая путь по Херсонесу, стоит заглянуть в самую укрепленную его часть – бывшую римскую цитадель, прикрывавшую южные окраины, а главное – порт на берегу нынешней Карантинной бухты.

Римляне появились в Херсонесе примерно 2000 лет назад. И на протяжении более 300 лет здесь размещался немалый римский гарнизон, в состав которого поочередно входили подразделения 5-го Македонского, 1-го Италийского и 11-го Клавдиевого легионов, морские пехотинцы и моряки­ базировавшейся здесь военн­ой эскадры. Римские укрепленные посты охватывали и всю ближайшую округу Херсонеса – Гераклейский полуостров, защищая город от нападений тавров, скифов, сарматов и демонстрируя здесь военное присутствие Великого Рима. Римляне даже пробили через горы дорогу к Южному берегу Крыма, где в 70 километрах от Херсонеса, на территории нынешней Ялты, располагался самый южный пункт их базирования – древняя крепость Харакс.

В цитадели Херсонеса прошлое можно потрогать руками. Вот они, остатки традиционных римских построек... Казармы, где обитали легионеры. Бани-«термы» и храмовые алтари, где они проводили досуг. Мастерские, где легионеры изготавливали черепицу и керамику – и для себя, и на продажу.

После римлян, уже в Средние века, в цитадели, перестроив ее и укрепив ряд башен, размещались воины Византийской империи, наследницы Древнего Рима. Они контролировали проходивший через город торговый путь «из Варяг в Греки», соединявший Средиземноморье с восточной и северной Европой.

Культурным наследником Византии, как известно, была Киевская Русь и выросшее из нее Московское государство, позже ставшее Российской империей. Из цитадели хорошо виден символ принесенного к нам христианского вероучения – сверкающий золотым куполом и крестами Владимирский собор, построенный в XIX веке и отреставрированный несколько лет назад. Примерно в этом же месте более 1000 лет назад стоял другой христианский храм, где в 989 году крестился правитель Киевской Руси князь Владимир Святославич, и именно отсюда вместе с князем на Русь пришло христианство. Эпоха средневековья вообще представлена в Херсонесе большим количеством культовых зданий. Археологи обнаружили остатки фундаментов и участки стен нескольких десятков христианских храмов, среди которых преобладают так называемые базилики – здания, состоявшие из трех частей, разделенных рядами колонн.

Древняя Эллада на широте... Приморья

Владимирский собор

В средневековье здесь были как небольшие храмы, вроде часовни X – XIII века, где собирались прихожане из небольшого квартала, так и гигантские, как Уваровская базилика. Этот комплекс раннего средневековья (V – VI веков нашей эры) занимал территорию двух городских кварталов и включал два храма, резиденцию архиепископа, двор с фонтаном, здания церковной администрации. Впрочем, от прежнего величия и великолепия ныне остался лишь фундамент с несколькими рядами каменной кладки. А в нескольких шагах от нее уже плещутся волны моря, наступающего на город...

Но вернемся из средневековья в древность.

Кроме укреплений, культовых и административных зданий Херсонес интересен и тем, что, пройдя по его нешироким улочкам, можно представить, как жили и чем занимались его горожане. Вот, к примеру, руины просторного дома римской эпохи, в котором кроме внутреннего дворика с водосборным колодцем, жилых и хозяйственных помещений имелся и облицованный красноватым камнем подвал, уходящий глубоко в землю. Это – рыбозасолочная цистерна. Судя по количеству таких сооружений (их в Херсонесе обнаружено около сорока), рыболовство, засолка и переработка рыбы были весьма распространенными занятиями, приносившими жителям и городской казне хороший доход. Соленая рыба и любимые греками и римлянами всевозможные рыбные соусы не только продавались на местных рынках, но и шли на экспорт в другие греческие города, поставлялись для снабжения римских легионов.

Свидетельство еще об одном весьма распространенном среди жителей Херсонеса и прибыльном занятии обнаружим, пройдя еще несколько кварталов. Это так называемый Дом винодела. От хозяйства, также датируемого римской эпохой, I – III веками нашей эры, сохранились три площадки, на которых специальными прессами, а возможно, и по старинке – ногами, давили грозди с сочными виноградными ягодами. Сок стекал по каменным желобам и собирался в емкости. В одном из помещений усадьбы был склад, где в больших кувшинах-пифосах бродил, превращаясь в вино, виноградный сок и хранилась уже готовая, веселящая душу хмельная продукция.

Кстати, в самом городе таких хозяйств больше не обнаружено. И вот почему. Кроме городской территории археологами хорошо изучена прилегающая к Херсонесу сельская территория (как называли ее сами греки – «хора»), занимавшая значительную часть Гераклейского полуострова.

Несмотря на развитие ремесел и торговли, ни один город древности не мог существовать без производства сельскохозяйственной продукции. И выводя колонии, греки, прежде всего, удовлетворяли свои потребности в плодородной земле. Вокруг Херсо неса в первые века его истории на площади более 10000 гектаров (100 квадратных километров) располагались 360 – 400 сельских усадеб, средняя площадь каждой составляла примерно 26 гектаров. Само число усадеб дает информацию о примерном числе семейств первопоселенцев, основавших Херсонес и ставших его наиболее полноправными гражданами, в отличие от тех, кто переселился позже и, оказавшись в менее выгодном положении, брал землю в аренду, довольствовался рыболовством, торговлей, ремеслами и иными занятиями. А то и отправлялся создавать новые колонии.

Так вот, в каждой из усадеб большую часть, как правило до 70 – 75 процентов площади, в наиболее ранний период занимали виноградники. И, по подсчетам специалистов, в урожайные годы каждое такое хозяйство производило 50 – 90 тысяч литров вина. Разумеется, при таких объемах выгоднее было весь производственный процесс виноделия осуществлять на месте...

При столь большом количестве продукции виноделия, одним из наиболее востребованных ремесел в Херсонесе, конечно же, являлось гончарное производство, поскольку не только производство и хранение, но и транспортировку вина греки, в основном по морю, осуществляли в керамических сосудах.

А трудились на полях сельских усадеб и в ремесленных мастерских, разумеется, не только свободные граждане, но и бесправные рабы, которые не только поступали в Херсонес из скифских и других земель Северного Причерноморья, но и, как весьма прибыльный товар, экспортировались в другие греческие полисы и в Римскую империю.

Как любой независимый полис, Херсонес в течение всего древнего периода истории, и даже будучи под римским протекторатом, чеканил собственную монету. К четвертому веку до нашей эры археологи относят здание монетного двора, где найдены инструменты для плавки цветных металлов и десятки бронзовых заготовок для монет. На монетах Херсонеса, полиса с демократическим политическим строем, помещались изображения не царей, а древнегреческих божеств – Афины, Диониса, Геракла, Асклепия, местных богов-покровителей Херсонаса и Девы, и мифических животных.

Древнегреческий город невозможно представить без театра, располагавшегося, как правило, под открытым небом. В Херсонесе он был построен на рубеже 4 – 3 веков до нашей эры и находился недалеко от городских ворот. Театр вмещал до 2000 горожан, а после перестройки в римский период – до 3000. Кроме трагедий и комедий здесь звучали и выступления ораторов. Ведь театр выполнял и политические функции: здесь нередко проходили заседания высшего органа политической власти города-государства – Народного собрания. О политической жизни тех веков повествует найденная в ходе археологических раскопок большая плита с высеченным на ней текстом «Присяги граждан Херсонеса», другие плиты, на которых в государственных декретах увековечивались имена и деяния граждан, принесших особую пользу согражданам.

Кстати, и в наше время на 12 рядах каменных ступеней-сидений древнего театра ежегодно собирается публика – в Херсонесе проходят самодеятельные театральные фестивали и выступления артистов.

Словом, жизнь в древнегреческом городе продолжается и спустя более чем 2500 лет со времени его основания на земле Крыма...

 

Александр Пасмурцев.

Фото автора

Лев Фирсов

ХЕРСОНЕС – ХЕРСОН – КОРСУНЬ 

Отрывки из поэмы 

 

Древнейший град в развалинах, в пыли,

Но память о веках неистребима...

Клочок сухой и щебнистой земли

На тесной кромке побережья Крыма,

Где волн понтийских не смолкает шум,

Где зубья скал увиты пенным кантом,

И шквалы ветра будоражат ум,

Когда борей вступает в спор с левантом,

И где прибой столетьями долбит

Известняков сарматских вертикали,

Вот здесь в руинах на плато лежит

Все то, что греки Херсонесом звали,

Что в византийских актах и трудах

Носило имя города Херсона,

А старец Нестор, киевский монах,

Как Корсунь-град писал во время оно.

Неповторим его застывший вид,

Печален днем, а вечерами страшен.

Ряды колонн, фундаменты апсид,

Массивы стен, остатки грозных башен...

 

...О нем писали Клавдий Птолемей,

Страбон-географ и Помпоний Мела,

Десятка два ученейших мужей,

Но слишком кратко, как бы между делом.

Он был известен, плотно населен

И привлекал к себе не только грека

С поры античной, с эллинских времен,

До первых лет пятнадцатого века.

Не в силах время обратиться вспять,

Но от рожденья города до ныне

Оно века сумело спрессовать

Под чахлой почвой, под ковром полыни.

Исчезли люди, но остался след

На стертых плитах площадей и улиц:

Обломки амфор, кругляши монет,

Зола и уголь, раковины устриц...

Но тень времен в скопленьях черепиц,

В слоях из разной битой мешанины.

Слои как книга с тысячью страниц.

Читай ее, исследуя глубины...

 

Немых обломков груз... Но имена

Былых людей историей не скрыты:

Их донесли потомкам письмена,

Их сохранили мраморные плиты...

 

Полный текст поэмы

Великая Греческая колонизация: в поисках все новых земель

Дух древнегреческой цивилизации мореходов и воинов лучше всего отразился в древнейших ее эпических поэмах «Илиаде» и «Одиссее», приписываемых Гомеру, жившему 2800 лет назад. Их героям не сиделось дома – они рвались в чужие страны: воевать и грабить, пиратствовать и торговать, основывать в завоеванных краях новые города. Вот как об этой тяге к странствиям говорится в «Одиссее»:

Прежде всего корабли мы спустили в священное море,

Мачты потом с парусами вовнутрь кораблей уложили,

Люди и сами взошли на суда и к уключинам сели

Следом один за другим и ударили веслами море...

Примерно две тысячи восемьсот лет назад, в восьмом веке до нашей эры, и началось массовое расселение греков по берегам Средиземного моря и соединенных с ним других морей, омывающих юг Европы, запад Азии и север Африки.

Что влекло их от родных берегов? Историки называли массу причин: дефицит плодородных земель и скудость сельскохозяйственных ресурсов, постоянные войны между огромным числом независимых греческих племен и городов-государств (полисов), политические распри внутри самих этих мини-государств, поиски источников сырья для своих ремесел и рынков сбыта их продукции... Словом, причин, чтобы сорваться с насиженных мест, было, считают многие историки, более чем достаточно.

Отсюда – и мечты об идеальных для поселения землях за морями, о чем опять же красочно говорится в «Одиссее»:

...Много лугов там лежит вдоль берега моря седого,

Влажных и мягких: могли бы расти виноградные лозы.

Гладки для пашен поля; богатейшую жатву с посевов

Вовремя можно сбирать, ибо много под почвою жира.

Гавань удобная там, никаких в ней не нужно причалов –

Якорных камней бросать иль привязывать судно канатом.

К суше пристав с кораблем, мореплаватель там остается,

Сколько захочет, пока не подуют попутные ветры.

И о том, как преображается чужой, пустынный край после прибытия колонистов с их вождем, превращаясь в привычный уголок Эллады:

Там он город стенами обвел, построил жилища,

Храмы воздвигнул богам и поля поделил между граждан.

И что интересно: вновь образованные греческие колонии становились независимыми городами и вскоре сами выводили все новые и новые колонии. Эта «цепная реакция» колонизации докатилась до всех уголков известного грекам мира. На рубеже 8 и 7 веков до нашей эры через проливы Босфор и Дарданеллы они устремились в Черное море (Понт Эвксинский – Море Гостеприимное), основывая на его берегах свои города. Южные (нынешняя Турция), западные (теперешние Болгария и Румыния), восточные (сегодняшняя Грузия) берега Понта постепенно покрылись их густой сетью. А потом настал черед и северного побережья – территории современных Украины и России.

Самыми северными греческими городами стали Борисфенида (ныне остров Березань в месте впадения в Черное море рек Днепр – Борисфен и Южный Буг – Гипанис, конец 7 века до н.э.) и Ольвия (чуть севернее, на берегу Буго-Днепровского лимана, начало 6 века до н.э.). К ним можно добавить Танаис в устье Дона, но основан он был лет на 300 позже, чем основная масса греческих черноморских колоний.

Плотная зона греческой колонизации в 6 веке до нашей эры возникла в Восточном Крыму, а также на Таманском полуострове, отделенном от Крыма проливом Боспором Киммерийским (ныне Керченский пролив), в том числе в нижнем течении реки, которая ныне носит название Кубань. Там, на побережье Черного и Азовского морей, греческие поселенцы образовали по меньшей мере семь самостоятельных полисов. Это Пантикапей, Нимфей, Феодосия – в Крыму, и Фанагория, Горгиппия, Гермонасса, Кепы – на кавказском берегу. Вокруг них выросла густая сеть городков и сельских поселений. Постепенно главенствующую позицию занял Пантикапей (располагался на месте нынешнего города Керчь), ставший в итоге столицей Боспорского царства, которое наряду с греками объединило и «варварские» племена скифов, синдов и меотов.

Херсонес, основанный выходцами из Гераклеи Понтийской (на южном берегу Черного моря, в современной Турции), а также целый ряд более мелких городов и поселков в конце 6-го и в 5 веках до н.э. возник в юго-западном и западном Крыму.

Греческие колонии в Северном Причерноморье создавались в природно-климатической среде, которая не соответствовала привычно комфортным, с точки зрения древнего грека, условиям жизни. Вот и древний историк Страбон в 7-й книге своего сочинения «География», дающего описание всех известных грекам земель, делает особый акцент на непривычном для них зимнем холоде:

«Вся страна вплоть до приморских областей между Борисфеном (т.е. нынешней рекой Днепр – авт.) и устьем Меотиды (нынешний Керченский пролив) отличается суровыми зимами... Климат здесь холодный... медные сосуды для воды здесь лопаются [от морозов], а содержимое их замерзает. Суровость холодов лучше всего обнаруживается в связи с тем, что происходит в устье Меотиды... пойманная во льду рыба добывается путем «выкапывания»... Передают, что на Боспоре на зиму зарывают виноградные лозы, засыпая их толстым слоем земли...»

То, что удивительно для греков, для нас вполне привычно. Ведь греческие колонии в Северном Причерноморье располагались примерно на одной географической широте с нашим дальневосточным Приморьем и даже югом Хабаровского края. Хотя, конечно же, черноморские зимы значительно мягче наших, дальневосточных...

Но даже в таких условиях, вдали от земель своего исконного отечества, древние греки создавали маленькие очаги своей родины и жили там по привычным им законам и обычаям, молились древним богам... А главное: осознавали и сохраняли языковое и культурное единство со всем остальным мозаичным миром своей древней цивилизации.

Согласитесь, достойный пример для подражания и в наше время...

Александр Владимиров

Экскурс вы историю

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ХЕРСОНЕСИТОВ

«Застройка греческого города отражала образ жизни населявших его граждан. По словам Павсания, в каждом городе должны находиться здания для заседаний магистратов, гимнасий, театр, площадь-агора и крупный водоем. Все это было в Херсонесе уже в 4 – 3 веках до нашей эры...

Деловая и общественная жизнь Херсонеса, как и всякого античного города, сосредотачивалась в районе агоры. Ее окружали общественные здания и торговые ряды. Между 9 и 12 часами дня на центральную площадь стекалось почти все мужское население города. Херсонеситы приходили на агору купить необходимые товары. На площади и в окружавших ее лавках и цирюльнях обменивались последними новостями, встречались с приезжими купцами. Женщины на агоре попадались редко. В основном это были мелкие торговки из бедных семей.

Наряду с агорой граждане постоянно посещали гимнасий. Его здание в греческом городе всегда принадлежало к числу наиболее красивых и заметных общественных сооружений. Здесь юноши и молодые люди занимались атлетикой, люди же старшего возраста приходили посмотреть на тренировки и соревнования. Государство постоянно заботилось о гимнасии... Тренировки в гимнасии служили средством укрепления здоровья и поддержания должной физической формы, необходимой для защиты отечества от врагов. Известно также, что в гимнасиях греки собирались для бесед на всевозможные темы, здесь читали лекции, выступали хоры, местные поэты и риторы. При гимнасиях создавались библиотеки учебной литературы.

Под влиянием римских обычаев херсонеситы стали постоянно посещать термы – общественные бани. Они служили не только местом для мытья, но также для общения и препровождения досуга...»

 

Из книги «Херсонес Таврический

в середине I в. до н.э. – VI в. н.э.

Очерки истории и культуры»

 

Тем, кто хочет получить более подробную информацию по истории Херсонеса,

рекомендуем посетить сайт Херсонесского

Музея-заповедника - http://www.chersonesos.org/

Экскурс в историю

ПРИСЯГА ГРАЖДАН ХЕРСОНЕСА

Древняя Эллада на широте... Приморья_15 [большая картинка]

«Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями Олимпийскими и героями, кои владеют городом, областью и укреплениями херсонеситов: я буду единомыслен относительно благосостояния города и граждан и не предам Херсонеса, ни Керкинитиды, ни Прекрасной Гавани, ни прочих укреплений, ни из остальной области, которою херсонеситы владеют или владели, ничего никому, – ни эллину, ни варвару, но буду охранять для народа херсонеситов.

Не нарушу демократии и желающему предать или нарушить, не дозволю и не утаю вместе с ним, но заявлю демиургам, правящим в городе; буду врагом злоумышляющему и предающему или склоняющему к отпадению Херсонес, или Керкинитиду, или Прекрасную Гавань, или укрепления и область херсонеситов.

(Если) буду служить демиургом, и членом совета, (то) как можно лучше и справедливее для города и граждан; и (присягу) народу сохраню, и не передам на словах ни эллину, ни варвару ничего тайного, что может повредить городу. Не дам и не приму дара ко вреду города и сограждан; не замыслю никакого неправедного деяния против кого-либо из граждан не отпавших и никому злоумышляющему не дозволю и не утаю вместе с ним, но заявлю и на суде подам голос по законам; не вступлю в заговор ни против общины херсонеситов, ни против кого-либо из сограждан, кто не объявлен врагом народу.

Если же я с кем-либо вступил в заговор или связан какою-либо клятвою или обетом, то нарушившему да будет лучше и мне и моим, а пребывающему – обратное; и если я узнаю какой-либо заговор, существующий или составляющийся, то заявлю демиургам; и хлеба вывозного с равнины не буду продавать и вывозить с равнины в другое место, но только в Херсонес.

Зевс, Гея, Гелиос, Дева и боги Олимпийские, пребывающему мне в этом да будет благо и самому и роду и моим, а не пребывающему – зло и самому и роду и моим; да не приносит мне плода ни земля, ни море, женщины да не рождают (мне) прекрасных детей...»

Надпись на плите из белого мрамора,

датируется началом третьего века до нашей эры, временем наибольшего расцвета Херсонесского государства.

На картине: сцена принятия присяги

в древнем Херсонесе.

Художник В. Воскресенский

Фотографии