Журнал № 1 - 2013(13), рубрика: "Главная тема"

«Всё, что у меня есть, дал мне Политен!»

2013 год – юбилейный для Тихоокеанского государственного университета. 29 марта мы будем отмечать 55 лет со дня основания нашего вуза. И накануне этого замечательного события решили встретиться с теми, «кто нас славит». С выпускниками, которые уже достигли профессиональных высот, но до сих пор гордо называют себя политеновцами.

Один из них – наш собеседник Геннадий Лесков, председатель Совета директоров ЗАО «Страховая компания «Колымская».

Наш собеседник – Геннадий Лесков


– Геннадий Сергеевич, расскажите, как вы поступали в университет? Как выбрали специальность?

– Он тогда был ещё не университет, а Хабаровский политехнический институт. Вы его сейчас ТОГУ называете? А для нас он был и остался Политеном. То, что именно там буду учиться, было понятно как-то само собой. А вот почему ДВС (двигатели внутреннего сгорания)? Наверное, потому, что на тот момент это была одна из самых престижных специальностей, туда был самый большой конкурс. Мы ведь тогда не знали, что в какой-то момент жизни это окажется меньше всего востребовано…

У нас были прекрасные преподаватели, которых мы до сих пор помним по именам. Каминский Александр Иванович, Горелик Геннадий Бенцианович, Басаргин Владимир Данилович, Скотто Анатолий Власович, Ри Хосен, сейчас он уже седой весь…

Был просто легендарный Ковалёв, черчение принимал. Кто Ковалёва «прошёл», тому можно было сразу «героя» давать. Он так проверял! Подходит к нему девочка, даёт чертёж, он видит, что чертёж со стеклофона, сворачивает лист трубой, смотрит в эту трубу и говорит: «Неправильно». Она: «Как неправильно?». Смотрит еще раз.

«Неправильно». Раскладывает лист, достаёт свой чёрный, как уголь, карандаш, диаметр 4 мм, и пишет по идеально чистому чертежу: «Нарушены следующие ГОСТы…». Это действительно легенда была. Если ты ему не сдашь, он даже тройку не поставит. Ему все были «по барабану» – декан, ректор, не поставит, и всё.

Клуб в п. Виданово Николаевского района, ССО «Фиат-72», 1972 г.
 


– Серьёзно вас учили!

– Нас учили очень хорошо. В то время оценку купить было невозможно. Единственное, о чём ты мог договориться с преподавателем, это пересдача. Больше ни о чём. Да и вообще в то время плохо учиться считалось неприличным, а тем более неприлично было этим кичиться. Так что учились мы нехило. У меня, кстати, даже есть именные часы за отличную учёбу. Ректор как-то решил всех отличников наградить. Нас таких получилось 51 человек.

– Студенты дружные были?

– Очень дружные. По стройотрядам ездили… Это  была своеобразная лакмусовая бумажка. Если вспомнить, кто тогда как себя проявлял, понимаешь, что так они дальше и по жизни пошли. Кто тогда был серой мышью, так он и сейчас мышь, а кто тогда был лидером, тот лидером по жизни и прошёл. Стройотряды нас сделали живучими. Это очень хорошая закалка.

– Говорят, в студенчестве появляются самые верные друзья. Вы поддерживаете с кем-то дружеские отношения?

– Тут многое зависит от человека. Я, например, по характеру такой человек, который всех «склеивает», и со многими поддерживаю хорошие отношения. У нас ребята есть, один сейчас во Владивостоке, другой – в Находке: жили в одной комнате, а между собой практически не общаются. А я встречаюсь и с тем и с другим. И с девчонками общаюсь, кто-то из них сейчас на западе живёт, в Ульяновске, в Питере, в Москве. Я бываю у них иногда. Студенческая дружба бескорыстная, так что, наверное, так и есть: самые верные друзья – со студенчества.

– Вы говорите, что кто-то из ваших однокурсников уехал на запад, много таких?

– Нет, совсем немного. Во-первых, тогда просто не было возможности туда уезжать, если у тебя не было распределения. А у нас распределение было только до Барнаула. Ну, а во-вторых, мы туда и не рвались. Не было раньше такого, чтобы рассуждали, где лучше жить, а где – хуже. Где родился, там и пригодился.